Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Натолкнул тут тов. Вепдюй своими вопросами на создание некой притчи

Которая аккурат в ходе маленькой дискуссии по поводу интересного текста у тов.Казака Засланного -
http://zaslany-kazak.livejournal.com/232665.html -
родилась.
Сохраню для памяти.

Итак, тема:

Украина как появилась в 1991 году волею России, так может и вновь влиться в её состав. Ибо Россия это и есть не нынешняя Российская Федерация и нынешняя Украина, а есть то самое единое государство, которое и образовалось как Киевская Русь. Оно развивалось, видоизменялось, росло и сокращалось, но оно продолжало государственную традицию, начатую в Киевской Руси.
А как началась эта традиция? А началась она с того, что русы объединили народы в Русское государство. Ныне оно распалось на несколько - такое уже бывало. Возможно, оно уже не воссоединится - такое тоже бывало. Но уж то, что никакой Украины до 1991 года не было - и тем более не было её во времена Киевской Руси и составления начальных русских летописей - это уж факт клинический.
А что такое «русы объединили»? Кем бы они ни были, но русы объединяли местные племена и народы покоряя. Устанавливая над ними свою государственную власть и делая из них своих подданных. Русских подданных. И в итоге вышло так, что никаких этих народов не осталось. Как и самих русов. А все стали равномерно русскими. И теперь бессмысленно вспоминать о каких-то славянских или других племенах, в ходе такого государственного строительства исчезнувших, растворившихся, склеившихся, сплавленных в новый этнос – русских. Предположим, что летописи, из которых мы единственно и знаем имена этих племён, утрачены. И кто теперь с уверенностью скажет, принадлежит ли он к древлянам или вятичам? А и скажет - слукавит: ведь культурную традицию продолжает он не от тех племён, а обратно - от русских. Не узнай он о радимичах из курса истории – не мозолил бы он себе душу своею славянскою принадлежностью. А узнай лишь одно название – финское, скажем, чудь, - и с тою же лихорадочною гордостью выводил свои корни из чуди и трепетно причислял бы себя к великому финскому суперэтносу. Правда, говорил бы при этом по-славянски – но это было бы понятно: церковь привнесла его вместе с христианской традицией, как привнесла его, скажем, мордве или коми. И казнил бы себя наш патриот, что не сохранили отцы чудского языка, и восстанавливал бы его из, скажем, эрзя, и поднимал бы двуязычие хотя бы, как есть оно у сохранивших свой язык финских народов.
Но так или иначе, летописи уцелели, а вот многие племена – нет. А стали все равномерно русскими. Только затем южная часть Руси свою государственность утратила, а северная - сохранила. Разделённый народ это сегодня называется.
Так ведь как ни называй. Чуть выше я только что сказал: о древних разделённых и разных племенах можно забыть, ибо не осталось от них ни политической, ни культурной традиции. Всех переплавило в единый русский этнос. По языку он, конечно, славянский, но именно в собирательном смысле слова, ибо и это не язык некоего племени, а общесплавившийся диалект на базе церковно-славянского. И по верованиям никто никакого племени не продолжает и не представляет - все православные. Кстати, именно православие больше всего те племена и убило - несколько веков русские самоидентифицировались как христиане (откуда крестьяне). Так что можете тех людей называть христианами, раз уж так не хочется называть их по государственной принадлежности - русскими. Только ведь и в этом случае не получается двух народов. А выходит всё то же: один разделённый народ.
Северная и Южная Корея. Или Вьетнам.

И начинается притча.

И были в Южном Вьетнаме войны и разборки, завелось там из истинных патриотов казаческое движение вьетконг. И стали вьетконговцы воевать с польскими оккупантами и писать хамские письма турецкому султану. А потом однажды пришли суровые воины с севера и вместе с местным вьетконгом снова Русь объединили.
Не все довольны этим были, понятно: много своих людей расставили оккупанты по разным структурам Южного Вьетнама, много своих пособников вырастили. А главное – важную для своих оккупационных целей идеологию насадили. Что, дескать, не было никогда единого вьетнамского государства и народа, а были-де всегда они разными, и товарищ Хо Ши Мин, если и приплыл на лодке с братьями своими Синеусом и Трувором, то где-то на севере, где и злодействовал.
Но не популярны были эти идеи в снова объединившемся народе. Видел он: нет принципиальной разницы между северянами и южанами, а что столица в Ханое – так зато в ней люди из Сайгона всей страною правят. И растёт себе Империя от Варшавы до Сан-Франциско, и нет в ней деления и дискриминации по признаку географии.
Одним лишь недоучившимся и переучившимся интеллигентам не по нраву то единение было. Ибо никто не принимал их в Ханое. Умных, доучившихся, хватких и растущих – брали, а этих – нет. Ибо неконкурентоспособны были они в масштабе Империи. Ум – местечковый, знания – слабенькие, гонору – не по разуму. И сверлила таких мысль: вот если бы не единый Вьетнам, появился бы для нас на Юге шанс. Меньше стало бы конкурентов, меньше бы и требования были: это ж не Империей управлять, тут, на местечке, и простого дерьмеца вместо ума хватит. Не Империей же управлять, повторюсь, а всего лишь на коммунальной кухне соседям тайно гадить, и хитрость эту потайную великим интеллектуальным достижением полагать.
И пришёл их шанс! В 1991 году некие ушлёпки придумали в качестве выхода из тяжёлой экономико-политической ситуации снова разделить страну. И разделили. И тут же обратились новые власти Южного Вьетнама к прежним оккупантам. Ибо для кого те – оккупанты, а для них – гаранты от конкурентов-северян. И началось их «независимое» существование. От части своего же народа независимое. Что на севере осталась. А от оккупантов – очень даже зависимое. Ибо и стол, и дом дают им теперь новые «гаранты». Ведь жизнь быстро показала: не Империя с её высокими требованиями мешала этим людям в конкуренции побеждать. А недостаток ума, который, как выяснилось, не от козней северян образовался, а от природы. И как ни величайся теперь в закутке своём независимом, а от жизни не спрячешься, ибо тоже она ума требует. Жить чтобы хорошо. И что остаётся делать бедному неконкурентоспособному? Паки и паки за хозяев цепляться да «козни с севера» изобретать и отражать.
И, конечно же, теперь, марионетки и пособники прежних оккупантов вовсю стали вгонять в мозг народу тезис, что так было всегда, и Южный Вьетнам изначально не был частью общего Вьетнама, а являлся оккупированной северянами колонией. Ибо так этим людям выгоднее - они ж блага и гранты получают из Вашингтона, а не из Ханоя. Ну, а дальше, как обычно, на этих территориях образуются новые вьетконговцы, которых борьба за себя, за свою, а не оккупационной администрации хорошую жизнь объективно толкает на союз с Севером.
И - по новой фаза войн, изгнания оккупантов, вырезания их пособников.
И объединения.
С Севером.
И снова неконкурентоспособные будут гадить и мечтать, мечтать и гадить...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments