Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - повелители славян. Часть 3. Действующие лица и исполнители

Глава 3.1. Народы будущей Руси до пресловутого призвания

 

Чтобы увидеть роль и положение разных народов, что приняли участие в дальнейших событиях и, в конечном итоге, в образовании Русского государства, необходимо обозреть пространства, на которых они жили.

На юге – степи. В них живут разные народы. По большей части они или подчинены Хазарскому каганату или связаны с ним в той или иной мере.

Каганат – пока что единственное достоверно имеющееся в то время государство на территории будущей Руси. А пока что к северу от хазар лежит что-то вроде большой ничьей земли. Индейские территории.

Живут тут «индейцы» финно-угорского происхождения. Хорошие лесовики, хорошие охотники. Некоторые – земледельцы. Наверняка хитрые партизаны, если им слишком сильно на хвост наступить.

Тянутся сюда караваны переселенцев-славян. Теснят при этом балтов, но в основном стараются просачиваться между ними – балты упрямы, зло помнят долго, даже если подселился ты к ним. Смотрят, как на пустое место, и много мелких пакостей делают…

А земли много, хватит на всех и без того, чтобы с этими чудиками связываться.

Занимают славяне пустующие земли – или с их точки зрения пустующие. Если кто-то имеет на этот вопрос альтернативную точку зрения, то диспут принимает подчас весьма острые формы, в результате чего земли всё равно становятся пустующими. И садятся там славяне, выстраивают родовые веси-деревеньки, начинают леса корчевать да жечь, чтобы поля под просо очистить.

Прибывают сюда и скандинавы. Оторвавшиеся от родов с их родовой дисциплиной, оторвавшиеся от земли с налагаемыми ею необходимо обязанностями, оторвавшиеся от племени своего. Разные у них на то причины. Кто за длинным рублём на Север подался. Кто от правосудия родового бежал. Кто от конунга, накладывающего лапу на родовое гнездо под воздействием шепотков зложелателей. А кто – по решению сородичей:

 

От этих трех людей впоследствии... население Готланда настолько размножилось, что страна не могла всех прокормить. Тогда они выслали из страны по жребию каждого третьего мужчину, так что те могли сохранить и увезти с собой все, что имели на поверхности земли.

 

Садятся и они на землю, ставят свои хозяйства – бю. Традиционным для себя промыслом занимаются – скот разводят, по озёрам-рекам ходят, рыбу добывают, корабельничают, мастерят, ремесленничают. Заодно и соплеменников своих бывших обслуживают, что по миру рыщут, новые пути-возможности обогатиться ищут.

А те заходят на сии сакральные для себя восточные пути всё чаще. Европа занята, там много ухарей монастыри да города на зуб пробуют, богатства алчущи. Бурлит всё побережье, стоном, кровью да серебром, от несчастных хозяев насильственно отторгнутым, исходит. А Восток, этот сказочный, богатый Восток лежит себе там, за лесами, за сетпями, неги и золота полный. Целая страна шёлка – Сёркланд! Целая страна золота – Грикланд! Целая страна мехов – Бьярмаланд!

И тянутся к этим магнитам скандинавы, уже с конца 700-х годов осваивают транзиты на Юг и Восток. Снаряжают суда, запасаются оружием и продовольствием.

Почему - скандинавы? Может, ещё кто-то? Например, западные славяне…

А это мы легко определяем по принадлежности привозимых богатств. Ведь не все сгинули в дальних палестинах. Большинство возвращалось, добыв чаемого богатства. А богатства эти, как и следует ожидать, обычно рядом с хозяевами остаются. Или идут в дальнейшую продажу, всё равно благостсояние добытчика увеличивая. И рост этого благосостояния можно проследить археологически.

Так вот: поток восточного серебра прибивался в конце концов к скандинавским торгово-ремесленным поселениям-викам. Часть, конечно, рассеивалась по транзитному пространству, где обнаружены клады арабских дирхемов. Но основной поток выплёскивался на родину тех, кто уходил на «Восточный Путь». И ничего сравнимого в землях западных славян мы не наблюдаем. А потому можем заключить уверенно: то место, где локализуется конечный пункт этого потока, логическим образом и является пунктом старта для тех, кто за ним, серебром этим, в дальний путь отправился.

А теперь давайте подробнее рассмотрим действующих лиц на этой гигантской географической и исторической арене. Чтобы постараться самим определить кто из них больше всего похож на пресловутых русов и от кого есть пошла Земля Русская…

 

Глава 3.2. Славяне

 

Что интересно: и никаких племён славянских летописцы наши на русской территории не знают. Вспомнили ляхов в связи с Варяжским морем – и всё. Нет славян на Руси!

Что? Кажется, мы зарапортовались? А как же славянские племена, что названы в той же летописи?

Начнём с того, что они не на Руси названы:

 

А Афетови же яся полунощная страна и западная: Мидия, Олъвания, Армения Малая и Великая, Каподокия, Фефлагони, Галатия, Кольхысъ, Воспорий, меоти, дереви, сармати, тавриани, Скуфия, фраци, Македония, Далматия, молоси, Фесалия, Локрия, Пеления, яже и Полопонисъ наречется, Аркадия, Ипириноя, Илурикъ, словене, Лухития, Аньдриакия, Аньдриатиньска пучина.

 

Чтобы уточнить мысль, что автор летописи никаких славян на Руси не видит, приведу его слова буквально через несколько строк:

 

Въ Афетови же части сѣдить русь, чюдь и вси языцѣ: меря, мурома, всь, мордва, заволочьская чюдь, пермь, печера, ямь, югра, литва, зимигола, корсь, лѣтьгола, либь. Ляховѣ же, и пруси и чюдь присѣдять к морю Вяряскому. По сему же морю сѣдять варязи сѣмо къ вьстоку до предѣла Симова, по тому же морю сѣдять къ западу до земли Агаряньски и до Волошьскые.

 

Все есть! Даже югра и зимигола! Славян нет. Более того, летописец, словно издеваясь над адептами славянского величия, не указывает их и среди т.н. «Афетова колена»:

 

Иафету же достались северные страны и западные: Мидия, Албания, Армения Малая и Великая, Каппадокия, Пафлагония, Галатия, Колхида, Боспор, меоты, дереви, сарматы, тавриане, Скифия, фракийцы, Македония, Далмация, молоссы, Фессалия, Локрида, Пеления, именуемая также Пелопоннес, Аркадия, Эпир, Иллирия, славяне, Лухития, Адриакия, Адриатическое море. Достались и острова: Британия, Сицилия, Эвбея, Родос, Хиос, Лесбос, Кифера, Закинф, Кефалония, Итака, Корфу, часть Азии, называемая Иония, и река Тигр, текущая между Мидией и Вавилоном; до Понтийского моря, на север, Дунай, Днестр, и Кавкасийские горы, то есть Венгерские, и оттуда, скажем, до самого Днепра, и прочие реки: Десна, Припять, Двина, Волхов, Волга, которая течет на восток в часть Симову. В Иафетовой же части обитает русь, чудь и всякие народы: меря, мурома, весь, мордва, заволочьская чудь, пермь, печера, ямь, угра, литва, зимигола, корсь, летгола, ливы. Поляки же и пруссы, и чудь сидят близ моря Варяжского. По этому же морю сидят варяги: отсюда к востоку — до пределов Симовых, сидят по тому же морю и к западу — до земли Английской и Волошской.

Афетово же колѣно и то: варязи, свеи, урмане, готѣ, русь, аглянѣ, галичанѣ, волохове, римлянѣ, нѣмци, корлязи, венедици, фряговѣ и прочии, присѣдять от запада къ полуденью и съсѣдятся съ племенем Хамовомъ.

 

Но как же так? А всякие поляне-древляне? Кривичи-дреговичи? Они же тоже упоминаются в летописи. И даже прямо говорится…

А что, собственно, говорится?

Проследим-ка снова за информемами автора:

 

По раздрушении же столпа и по раздѣлении языкъ прияша сынове Симовы въсточныя страны, а Хамовы же сынове полуденныа страны. Афетови же сынове западъ прияша и полунощьныя страны. От сихъ же 70 и дву языку бысть языкъ словенескъ, от племени же Афетова, нарѣцаемѣи норци, иже суть словенѣ.

 

Дотоле общий язык, говорит автор сего исторического обзора, был разделён на 72 языка. Один из них стал славянским. На нём говорили некие норики, которые вместе с сыновьями Афета дошли до северных стран.

 

По разрушении же столпа и по разделении народов приняли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама — южные страны. Иафетовы же сыновья приняли запад и северные страны. От этих же семидесяти и двух народов произошел и народ славянский, от племени Иафета — так называемые норики, которые и есть славяне.

По мнозѣхъ же временѣхъ сѣлѣ суть словени по Дунаеви, кде есть нынѣ Угорьская земля и Болгарьская. От тѣхъ словенъ разидошася по земьли и прозвашася имены своими, кде сѣдше на которомъ мѣстѣ. Яко пришедше сѣдоша на рѣцѣ именемъ Моравѣ, и прозвашася морава, а друзии чесѣ нарекошася. А се ти же словѣне: хорвати бѣлии, серпь и хорутане Волохомъ бо нашедшим на словены на дунайскые, и сѣдшимъ в нихъ и насиляющимъ имъ. Словѣне же ови пришедше и сѣдоша на Вислѣ, и прозвашася ляховѣ, а от тѣхъ ляховъ прозвашася поляне, ляховѣ друзии — лютицѣ, инии мазовшане, а инии поморяне.

 

Спустя долгие времена расселились говорящие по-славянски – те же, надо полагать, норики – вдоль Дуная, отчего назвались по-разному. То же было и с теми, кто дошёл до будущих русских пределов:

 

Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. И те славяне разошлись по земле и назвались именами своими от мест, на которых сели. Как придя, сели на реке именем Морава, так назвались морава, а другие назвались чехи. А вот те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских, то поселились среди них, и стали притеснять их. Славяне же другие пришли и сели на Висле и прозвались поляками, а от тех поляков пошли поляне, другие поляки — лютичи, иные — мазовшане, а иные — поморяне.

 Такоже и тѣ же словѣне, пришедше, сѣдоша по Днепру и наркошася поляне, а друзии деревляне, зане сѣдоша в лѣсѣхъ, а друзии сѣдоша межи Припѣтью и Двиною и наркошася дреговичи, и инии сѣдоша на Двинѣ и нарекошася полочане, рѣчькы ради, яже втечеть въ Двину, именемь Полота, от сея прозвашася полочанѣ. Словѣне же сѣдоша около озера Илмера, и прозвашася своимъ именемъ, и сдѣлаша городъ и нарекоша и́ Новъгородъ. А друзии же сѣдоша на Деснѣ, и по Семи, и по Сулѣ и наркошася сѣверо. И тако разидеся словенескъ языкъ, тѣмьже и прозвася словеньская грамота.

 

Так и разошлись люди славянского языка по земле, говорит автор. И грамоту назвали славянской по языку своему. А так-то славянами себя назвали только словене новгородские. И именно они для него – собственно славяне и есть:

 

И приде въ словены, идеже нынѣ Новъгород, и видѣвъ люди ту сущая, какъ ихъ обычай и како ся мыють и хвощются, и удивися имъ. И иде въ Варягы, и приде в Римъ, исповѣда, елико научи и елико видѣ, и рече имъ: «Дивно видѣхъ землю словеньску, идущю ми сѣмо…»

 

А другие – нет, не славяне:

 

Как говорят, когда Андрей учил в Синопе и прибыл в Корсунь, узнал он, что недалеко от Корсуня устье Днепра, и захотел пойти в Рим, и проплыл в устье днепровское, и оттуда отправился вверх по Днепру. И случилось так, что он пришел и стал под горами на берегу. И утром, встав, сказал бывшим с ним ученикам: «Видите ли горы эти? Так на этих горах воссияет благодать Божия, будет город великий, и воздвигнет Бог много церквей». И взойдя на горы эти, благословил их и поставил крест, и помолился Богу, и сошел с горы этой, где впоследствии будет Киев, и пошел вверх по Днепру. И пришел к славянам, где нынче стоит Новгород, и увидел живущих там людей — каков их обычай и как моются и хлещутся, и подивился на них. И пошел к варягам, и пришел в Рим, и поведал о том, скольких научил и кого видел, и рассказал им: «Диво видел я в Славянской земле, когда шел сюда. Видел бани деревянные, и натопят их сильно, и разденутся и будут наги, и обольются мытелью, и возьмут веники, и начнут хлестаться, и до того себя добьют, что едва вылезут, чуть живые, и обольются водою студеною, и только так оживут. И творят это постоянно, никем же не мучимые, но сами себя мучат, и то творят не мытье себе, а <...> мученье». Те же, слышав, удивлялись; Андрей же, побыв в Риме, пришел в Синоп.

 Поляномъ же живущиим о собѣ и владѣющимъ роды своими…

 

Ибо древний автор, в отличие от нынешних энтузиастов, склонностью к переводу обощённых лингвистических понятий в конкретные этнические не страдал. И прекрасно знал: не все, кто говорит на одном языке, принадлежат к одному народу. Как, урмане не принадлежат к свеям и наоборот. Народ – это одно. Как он говорит – другое. Иначе он и думать не мог, наш автор. Между словенами новгородскими и, скажем, вятичами для него не существовало ничего общего. Огромные расстояния, разный образ жизни, разные обычаи, разные погребения. А что язык похож – так ясно же: когда разделили человечество, получили и те, и другие один из 72 языков через предков-нориков…  

А что знает о тех же племенах, что «пришедше», история?

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments