Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 3.6. Соседи. Глава 3.6.1. Другие славяне

Полочане

Кто они такие и почему названы в числе славянских «языков» - неясно. Большинство исследователей полагает их теми самыми полоцкими кривичами, о которых шла речь:

Длинные курганы Полоцкой земли идентичны таким же памятникам Смоленщины. Тождественны и круглые курганы с трупосожжениями на этих территориях. Погребальный обряд полоцких кривичей 11-13 вв. не отличается от ритуала смоленских кривичей. Как на Смоленщине, так и в Полоцкой земле распространены одинаковые браслетообразные завязанные височные кольца. Тождественны и другие украшения в курганах этих территорий. Таким образом, археологический материал не даёт возможности считать полочан отдельной этнографической (племенной) группой кривичей... Назывались они «полочанами» исключительно по политико-географическим мотивам


Но тогда непонятно, отчего эти удостоились «ордена славянства», а те – нет. Возможно, случайность. Возможно, тот же случай, что и с вятичами –

- вятичи и до сего дне, еже есть Рязанци, -

- в то время как первоначальные вятичи с Рязанью разделены и географически, и по времени.
Территорией полочан считается местность вокруг притока Западной Двины – реки Полоты. На юге - до верховий реки Свислочь, на юго-востоке – до границы со смоленскими кривичами. На западе граничили с литовскими племенами.

Северяне

Происхождение их имени не очень ясно. Большинство авторов подводят его к названию племени савиров, входившего в гуннскую орду. Возможно, в этом есть смысл – определённые кочевнические влияния в культуре северян прослеживаются. В то же время В.В.Седов указывает на связь названия «севера» со скифо-сарматским миром, возводя этноним к иранскому слову «чёрный». И подтверждает это примером Чернигова, главного города северян, который был будто бы основан князем Чёрным и княжной Чёрной.
Трудно судить. Конечно, обращение к сказкам не говорит о большой фундаментальности этого построения. С другой стороны, в легендах как раз подлинная – живая - история живёт подчас дольше, нежели в летописях.
К тому же указывается ещё и на то, что в этом регионе известно несколько географических названий от того же аппелятива (реки Сев, Сава), иранское происхождение которых бесспорно.
В одном согласны филологи и историки – не могут «севера» происходить от славянского слова «север», указывающего направление части света.
Северяне жили в районе Десны, Сейма и Сулы. То есть это – тоже часть первоначального ареала арийских земледельческих культур лесостепного Поднепровья.
В целом - похожий на полочан случай. При всей несоизмеримости имеющихся данных. Ибо тоже непонятно, отчего они записаны в славяне. Потому что согласно современным археологическим воззрениям, к славянскому ядру в облике пражско-корчакской культуры северяне вроде бы не должны иметь никакого отношения.
А с другой стороны – имеют. Височные кольца у них, как у славян. Со своей этнографической особенностью – спиральные. Захоронения – тоже славянские. Пражско-корчакские и лука-райковецкие курганы, содержащие остатки трупосожжений. В XI веке они сменились трупоположениями с ориентацией на запад. Но уже в рамках древнерусской культуры.
И в то же время северяне считаются представителями волынцевской культуры. А та, в свою очередь, нередко рассматривается как вариант роменско-боршевских древностей. С третьей же стороны,

- в XI-XII вв. древности северян разделялись не менее чем на три локальные группы, на что уже давно обращал внимание Б.А. Рыбаков.

Интересна предыстория этой культуры и, следовательно, этого племени.
В левобережной части среднего и верхнего Поднепровья до последних десятилетий VII века существовали две крупные культурные группы, о которых уже говорилось в первой книжке. Лесостепные земли принадлежали носителям пеньковской культуры, а более северные области (поречье Сейма и Подесенье) заселяли племена колочинской. Точная принадлежность их какому-либо этносу не доказана (с «пеньковцами»-антами - всё же пока тоже только лишь гипотеза, хотя лично я – её сторонник). Но обе носят несомненные славянские черты.
Мы уже знаем, почему – это наследники киевской культуры.
У «пеньковцев» некоторые специалисты убедительно доказывают наличие кочевнических (тюркско-болгарских) элементов.
И тут снова сделаем маленькую паузу. Ибо опять сталкиваемся с уже знакомым нам феноменом: культура славянская, а народ… ну, не совсем. Или иначе: есть достоверно славянские элементы, но на базе каких-то иных этнических компонентов. Словно какое-то племя/племена попросту прихватило и подхватило отдельные части славянской бытовой культуры. Или ему их вложили.
То есть мы видим, собственно, что этот вот «умляут» - общекультурный навесок над различными этническими «буквами», превращающий их в новый звук, а слову с этим новым звуком придающий совершенно иное значение, - вот этот феномен снова проявляется в условиях славянской экспансии куда бы то ни было.
Снова мы видим: славяне – не этнос. Славяне – это культура. Всего лишь. Но и не меньше.
Но вернёмся к нашим баранам. То есть к северянам-«волынцевцам»-«роменцам».
Появились они так.
В конце VII века развитие «пеньковцев» и «колочинцев» в Среднем Поднепровье было прервано вторжением крупной массы нового населения. Как пишет В.В.Седов, -

- пришлое население оказалось более активным как в хозяйственном, так и в иных отношениях.

В каких иных, кроме хозяйственного, когда в те века все отношения-то и сводились либо к хозяйственным, либо к военным, уточнять, видимо, не надо.
В результате в Днепровском левобережье формируется новая культура – волынцевская. Из роменской. Но носит она на себе родовые признаки ещё одной археологической общности - именьковской.
А та, в свою очередь, сформировалась либо в рамках черняховской, либо в тесном контакте с нею. Возможно, это и была та зона контакта иранцев с протославянами, от которой позднее и иранизмы в языке появились, и боги иранские в пантеоне киевском. Гораздо позднее - когда северяне стали частью древнерусского народа.
Мешает, повторюсь, одно: мы не находим археологических следов такого протославяно-иранского симбиоза.
Как бы то ни было, затем «именьковцы» оказались довольно далеко от черняховского ареала – аж на средней Волге, в районе нынешней Казани. Куда принесли провинциально-римские пашенные орудия и культурные растения. Поэтому многие разделяют логичное предположение, что эти эмигранты подались так далеко (кстати, вполне по-славянски ликвидировав местную финно-угорскую культуру) в результате гуннского разгрома черняховской державы и киевской культуры. То есть одни «киевцы» драпанули в будущие Брянские леса, где стали «колочинцами», а другие - аж в Прикамье. И стали «именьковцами».
Но и там им вскоре пришлось невесело.
Беда в том, что Великая Степь постоянно выталкивала какие-то новые и новые ужасные орды. Вот только было сформировались на ошмётках расквашенных гуннов протоболгары – как появились авары. Авар болгары ещё пережили и даже создали государство - Великую Болгарию. Не ту, что сегодня, а в регионе северного Кавказа. Но тут пришли тюрки. Затем хазары. Вряд ли они были так уж плохи к болгарам – что с них взять, с кочевников, кроме скота, женщин и воинов? Но, видно, и сами болгары разошлись во мнениях, что выгоднее – грабить в составе другой орды или самостоятельно.
Не достигнув согласия в рамках демократических процедур, эти ребята разделились, в общем, на три части. Похоже, разорвались по несросшимся ещё окончательно родовым швам между оногурами, кутригурами и утигурами. Одни остались в Предкавказье данниками хазар, и ныне их потомки балкарцы там и сидят. Другие отправились на Дунай – часть к аварам, в Паннонию, часть – к славянам в нынешнюю Болгарию и Румынию. Их потомки носят имя болгар.
А вот третьи подались сначала на левобережье Дона, а затем, видимо, под давлением тех же хазар, откочевали на Волгу. Ага, туда, к «именьковцам». Эти болгары стали волжскими булгарами, и ныне те, кто считает (или хочет считать) себя их потомками и умеренно борются за то, чтобы их перестали приписывать к татарам, пытаются восстановить себя в качестве потомков гуннов…
Вот от этих-то, тоже по-своему несчастных, но ещё не лесных жителей, подвергнутые агрессии и оккуации «именьковцы» и двинулись назад, на земли предков. Где встретили родственных потомков, уничтожили их, как водится, и стали жить-поживать и добра наживать.
Кстати, не смутные поляне, а именно северяне могут иметь отношение к созданию Киева. Во всяком случае, историки видят на его территории не лука-райковецкую, а волынцевскую и роменскую культуру в качестве непосредственных предшественников древнерусской. И именно на этом этапе какая-то часть бывших «именьковцев» - теперь «волынцевцев» - затронула и небольшой регион лука-райковецкой культуры в Киевском Поднепровье. И столица будущей Руси оказывается буквально форпостом этой культуры.
Впрочем, оппоненты этой точки зрения считают, что ничего подобного не было, а земли будущих «полян» были форпостом пражско-корчакской культуры, развитием которой была лука-райковецкая. То есть частью той однозначно славянской археологической культуры, с которой, собственно, славян надёжно и атрибутируют.
Спор этот обещает быть вечным. Ибо обе культуры поначалу были по-славянски убогонькими и археологически имели много схожих черт. Разве что жилищный вопрос северяне решали поосновательнее – их землянки были относительно крупными, 6х6 метров. Но опять же – не все. По конструкции дома делились на два типа: одни строились из горизонтально расположенных брёвен, другие из вертикально расположенных столбов, которые поддерживали стены, изготовленные из прутьев, обмазанных глиной.
Покойников хоронили уже знакомым нам традиционным образом: сжигали на стороне, затем пепел после сожжения помещали в урны. А те опускали в плоские (вот тут большое отличие) могилы.
Самым надёжным этнографическим признаком северян считаются спиральные височные кольца, -

- находимые по всему северянскому ареалу и почти нигде кроме него.

В целом и роменская культура полностью связывается с северянами. Она нигде не выходит за их ареал и –

- не отмечена у их соседей.

Не любили за что-то соседи северян.
Население волынцевских и роменских деревень выращивало скот, лошадей, коз, овец и свиней, ловило рыбу в близлежащих реках. От диких пчёл получали мёд и воск.
Северяне, похоже, были неплохими ремесленниками. В их кладах обнаружены разнообразные ювелирные украшения, искусно сделанные. Некоторые предметы являются имитацией известных прототипов, причем в них заметны черты, внесённые местными мастерами.
Возможно, такое свойство объясняется как результат –

- сильного влияния салтовской культуры, в которой соединились хазарские, булгарские и аланские черты. В районе распространения данной культуры – Причерноморье от низовий Дона и Донца, до Северного Кавказа, была развитая торговля, большие города и установившаяся система феодальных отношений.

В «Повести временных лет» говорится, что восточно-славянские племена платили дань хазарам. Следовательно, не удивительно, что салтовская культура, в целом находившаяся в рамках хазарского государственного и культурного ареала, оказывала влияние на северскую территорию.
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments