Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 4. Кто такие русы?


Ни один русский, если его схватить за пуговку, вдумчиво глянуть в глаза и дерзко спросить:

- Вот ты, говоришь, славянин… А какого племени ты славянин? –

- замнётся и не ответит ничего.
Он – потомок полян?
Нет в истории такого племени – только в явно пристрастной летописи. Или в Польше. Вы - поляк?
Потомок древлян?
Так древлян русские же и ликвидировали.
Радимичей?
Те тоже от русского воеводы Волчьего Хвоста бегали.
Вятичей?
Но русские и с ними воевали и покорили.
И не в том дело, что воевали и покорили. В том, что русские, получается, рядом с вятичами и вне вятичей существовали.
И вне радимичей. И вне кривичей. И вне северян.
И вообще – кого ни назови из известных восточнославянских племён – русские стоят вне их. Русские – другие.
Тогда кто они?
Самый информированный в истории начнёт говорить что-нибудь о некоем славянском союзе племён. Который собрали - кто? Правильно: русские князья. Какого славянского племени русские князья? Правильно: опять молчок.
И уж совсем продвинутые скажут по неких Рюриков из некого Рарега, которые пришли на Русь (ку-уда? спросим мы; - ладно, на будущую Русь, поправятся они) из неких западнославянских областей, которые были невероятно продвинуты государственно и экономически. Отчего, видно, и вымерли все. Но в ответ на просьбу показать соответствующую археологическую или источниковую массу и эти энтузиасты мрачнеют. Да, они могут оспаривать принадлежность отдельных находок или связывать логотип на печатях киевских князей с изображением сокола, а тот, как известно, рарог и есть! Правда, что это за слово и на каком языке, не говорят, ссылаясь лишь на чешский и польский. Где сокол опять-таки будет без выкрутас – sokol. Тогда рарог – это тотемное слово, отвечают нам и на том дискуссию обычно сворачивают. Ибо дальше не зря ожидают всего одного-двух дополнительных вопросов, ответы на которые их снова заводят в тупик.
И, наконец, это не даёт ответа на главный вопрос: пусть даже подобные славянофильские изыски переводят парадигму идентификации русов со скандинавов на поляков (и откуда эта любовь к полякам?) – кто же всё-таки такие русы? Ведь и среди западнославянских племён их нет! И даже если соотнести их с упоминанием ruzzi в «Баварском географе» - то кто они такие, чтобы собрать под собою все необозримые пространства и племена Восточно-Европейской равнины?
Словом, нет в истории славянского племени русов. Хорваты есть. Сербы есть. Чехи. Поляки. Словаки. Даже в Германии живут жалкие остатки славян, воплощённые в лужицких сорбах. И все идут от известных из истории славянских племён. Прямая линия.
А русы?
А нет их среди славян. Они всё время вне.
И в то же время – внутри.
Так откуда они взялись?
Надо их найти.

4.1. Описания и деяния русов

Найти русов сложно. Как это ни странно для народа – основателя такого государства.
Мы только что убедились, например, что вполне в состоянии определить, откуда взялись хазары. Или болгары. Даже происхождение злосчастных аваров, растративших себя на игрища со славянскими женщинами, нам достаточно понятно. Про поляков и прочих славян мы уже говорили. Со скандинавами тоже всё ясно.
А вот русов мы таким же образом в истории не находим.
Возникновение Руси как государства подобно молнии. Только что на обширных восточноевропейских равнинах не было ничего, кроме бескрайних лесов. И смутных легенд о народах, их населяющих. Идут какие-то перемещения, заселения, разделения. Но знают об этом лишь нынешние археологи. Весь гигантский корпус европейских, византийских и арабских грамотных людей практически не замечает этого пространства. Словно на нём ничего не происходит.
А ничего и не происходит. Короли не режутся с королями. Императоры не ставят своих пап, чтобы те утвердили их императорами. Папы не ставят на колени императоров. Никто не гибнет за веру.
Молчок. Сообщать не о чем. Кажется, со времён, когда Римская империя переварила, наконец, натиск славян, все совершенно забыли про гигантские северо-восточные пространства.
И вдруг! Сверкают мечи людей, названных русами, - и на месте этой этнически-географической бесформицы появляется громадное государство. Площадью с хорошую Францию. Второй посверк мечей – и к первой Франции от Ладоги до Мурома присоединяется вторая. От Смоленска до Чёрного моря.
За двадцать лет некие русы – никому в Западной Европе не известные – не только захватили такую же Европу по площади. Но и создали здесь могущественное государство, едва не захватившее сам Константинополь! То есть едва не сделали то, что объединённые силы всего Запада лишь предательством союзнического доверия смогли сотворить только через 350 лет. Когда уж и от самой Византии осталась лишь бледная тень.
Разве так бывает?
Нет, не бывает. Нечто подобное произошло, правда, с Римом, взятым на щит Аларихом. Но – лишь подобное. Ибо к 410 году можно лишь с большой натяжкой говорить о Риме как о чём-то, представляющем собой империю. Он и рядом не лежал с Византией IX-X веков. А во-вторых, на столицу фактически развалившегося к тому времени государства обрушилась не армия, а – целый вооружённый народ. К тому же жестоко обученный военному делу теми же римлянами - на протяжении по меньшей мере пятисот лет постоянных столкновений германцев с Империей.
А тут – какие-то русы! О которых никто и не слышал-то практически ничего до первого нападения на Константинополь в 860 году!
Никто?
Давайте всё же посмотрим, прежде чем идти дальше в нашем расследовании, - что всё же знали о наших героях аутентичные источники. Письменные, археологические и прочие.

4.1.1. Древнерусские источники

И что же нам говорит русская летопись о происхождении русов?
Много чего она говорит. Перефразируя слова легендарного дона Рэбы из «Трудно быть богом», летописные версии этой история могут рассказать что угодно. Что русские ходят на руках и что русские ходят на боках. Э-э… То есть происходят. Да. Происходят от…
Впрочем, почитаем.
Начинается опять же с уже разбиравшейся иафетовой доли в народах. Только обратим на сей раз внимание не на славян, а на русов:

По потопѣ бо 3-е сынове Ноеви роздѣлиша земьлю: Симъ, Хамъ, Афетъ…
А Афетови же яся полунощная страна и западная… и рѣку Тигру, текущюю межи Миды и Вавилономъ; до Понетьского моря, на полунощныя страны, Дунай, Днепръ и Кавькасийскыя горы, рекше Угорьскыя, и оттуда, рекше, доже и до Днепра, и прочаая рѣкы: Десна, Припеть, Двина, Волховъ, Волга, иже идеть на въстокъ, въ часть Симову.


Отметим: Волга летописцу известна только до тех мест, где она поворачивает на юг. То есть это регион между Костромой и Нижним Новгородом. При самом большом великодушии – Казань, то есть территория тогдашней Волжской Булгарии.

Въ Афетови же части сѣдить русь, чюдь и вси языцѣ: меря, мурома, всь, мордва, заволочьская чюдь, пермь, печера, ямь, югра, литва, зимигола, корсь, лѣтьгола, либь. Ляховѣ же, и пруси и чюдь присѣдять к морю Вяряскому. По сему же морю сѣдять варязи сѣмо къ вьстоку до предѣла Симова, по тому же морю сѣдять къ западу до земли Агаряньски и до Волошьскые.

Загадочно построена фраза: «русь, чудь и все языки». Странное то ли противопоставление, то ли перечисление. Тянет к лексическому блуду - объявить «языцѣ» язычниками и тем вернуть логику этому куску. Но, к сожалению, для язычников в ПВЛ есть вполне нормативное употребление – «погани». Так что придётся ограничиться переводом: «русь, чудь и все народы» - хотя это тоже приводит к непростым вопросам. Как то: а кто такая «чудь», чтобы её равнять с «русью»?
Ответов на эти вопросы, собственно, нет. Можно было бы предположить, что под «русью» имеются в виду все подчинённые вошедшие в состав Древней Руси славянские племена, а под «чудью» - не вошедшие в её состав финские народы. Но список «всих языцев» заставляет отказаться и от этого здравого предположения: если меря, мурома и весь в состав Руси входили, то мордва, печера, зимигола и прочая «либь» - никак.
В общем, загадка. Или путаница. Или загадка из-за путаницы.
Но дальше – больше:

Афетово же колѣно и то: варязи, свеи, урмане, готѣ, русь, аглянѣ, галичанѣ, волохове, римлянѣ, нѣмци, корлязи, венедици, фряговѣ и прочии, присѣдять от запада къ полуденью и съсѣдятся съ племенем Хамовомъ.

Передадим это чуть точнее – в древнерусском написании по Лаврентьевскому списку:

…сѣдѧть Русь Чюдь и вси ӕзъıци…
…к морю Варѧжьскому по сему же морю сѣдѧть Варѧзи сѣмо ко въстоку до предѣла Симова по т[о]муже морю сѣдѧть къ западу до землѣ Агнѧнски и до Волошьски. Афетово бо и то колѣно Варѧзи Свеи Оурмане [Готе] Русь Агнѧне Галичане…


Нет, ничего не проясняется и в таком написании. Снова появляется «русь» - вторая, будто одной мало. Врезка. Зачем, для чего?
Да ясное дело: хоть куда-нибудь всунуть русов, которые - вот они, но в то же время явились словно ниоткуда. Летописец наш не был дешёвым выдумщиком из современных искателей русских предков. Он искренне пытался – и не раз! – привязать загадочных для него русов хоть к кому-то. То к варягам, то к славянам, то – для надёжности – к сынам Иафетовым…
Ясно одно: что бы ни делали с летописью руки переписчика, в одном месте у него собраны территории, обозначенные вполне светски, по названиям древних стран, а в другом эти внятные географические термины разбавляются названиями просто народов. Зато неведомо где сидящих – то ли вдоль моря, то ли до пределов Симовых…
Любопытно, что народы эти вставлены только в Иафетову часть. То есть ту, куда наш автор относит себя и славян с русами.
Любопытно и другое: если в этой самой Иафетовой части отделить географическую номенклатуру от этнической, то мы снова увидим деление на неравные доли. В одном месте – страны, в основном входящие в состав Византии (за исключением невесть как прилепленной Британии), а в другом – народы, практически составляющие Западную Европу.
Ларчик, думаю, открывается просто. В основе нашего летописного географического обзора лежит какой-то список явно византийского происхождения. Где разъясняется порядок подчинённых и сопредельных территорий. Кстати, для дипломатии той поры – документ необходимый и неизбежный, являющийся камнем в фундаменте тех или иных территориальных разборок. А уж обоснование претензий до времён Ноя – не дураки же сидели!
И в составе одной из византийских хроник – точнее говоря, учёные убеждены, что это были «Хроники» Георгия Амартола - список этот попал на Русь. А дальше словно собственными глазами видишь, как пыхтели сменяющие друг друга соавторы ПВЛ, пытаясь привести свои сведения в соответствие с уже заданным каноном. Всё здорово, говорит себе отечественный дополнитель, - но где же мы? Мы что, в состав цивилизованного человечества вовсе не входим? Приходи любой и забирай всё? Непорядок! И он вносит в демаркационную карту ноевых сыновей знакомые ему страны… а стран-то нету! Живёт себе чудь или там корсь, а как это место звать – в каноне не обозначено.
И начинается дорисовывание пространства. Тигр-то, конечно, течёт меж Мидией и Вавилоном, но старина Иафет забыл, что в его владениях ещё и Днепр имеется! И Дунай. С горами чуток подзапутались, то ли Кавказские, то ли Карпатские, но даже и неплохо получилось – ещё разок Днепр упомянем. А также, чтобы два раза не ходить, Десна, Припять, Двина и так далее, включая Волгу, которая течёт на восток, к народам Симовым. Не наша уже территория. Да и ладно, не очень-то хотелось. Всё равно там, судя по дальнейшей летописной традиции, народишки подобрались, по мнению русских, неладные. Оторви и выбрось. Когда монголы в первый раз обнаружились около Руси и излупцевали русских и половцев на Калке, их тут же, выяснив, что они с Востока, немедля записали в полные орки:

Того же лѣта явишася языци, их же никто же добрѣ ясно не вѣсть, кто суть, и отколѣ изидоша, и что языкъ ихъ, и которого племени суть, и что вѣра ихъ. И зовуть я татары, а инии глаголють таумены, а друзии печенѣзи. Ини глаголють, яко се суть, о них же Мефодий, Патомьскый епископъ, свѣдѣтельствует, яко си суть ишли ис пустыня Етриевьскы, суще межю встоком и сѣвером. Тако бо Мефодий рече: «Яко къ скончанью временъ явитися тѣм, яже загна Гедеонъ, и поплѣнять вся землю от встока до Ефранта, и от Тигръ до Понетьскаго моря, кромѣ Ефиопья». Богъ же единъ вѣсть ихъ, кто суть и отколѣ изидоша, премудрии мужи вѣдять я добрѣ, кто книгы разумно умѣеть. Мы же их не вѣмы, кто суть, но сдѣ вписахом о них памати ради русскых князий, бѣды, яже бысть от них.

Так что за Волгой для нас земли нет. Пускай Бог разбирается.
Так, географию подрисовали, теперь этногеографию впишем:

сѣдѧть Русь Чюдь и вси ӕзъıци

Теперь следующий переписчик недоволен: а ляхи и прочие пруссы откуда? «Не знаю никаких пруссов с ляхами», - мог бы ответить ему первый соавтор. Но беда – умер! А потом они появились – в кругозоре переписчика. Нет, сидят они вдоль Варяжского моря, старательно вписывает анахорет-преемник. Заодно и чудь вписывает. Сидит ведь? Сидит. Вот и ладушки. А славяне? Какие славяне? Те – вона, в Иллирии. А у нас – русь. И никаких славян.
А время идёт. Контактов всё больше, народов тоже. Надо бы и их как-то расставить в имеющейся системе координат. А её-то и не хватает. Когда Ной между сыновьями землю делил, про Варяжское море не знал ничего! Не беда, поправим. Море-то есть! А около него есть варяги. На восток – до Волги, на запад – до Англии.
Подозрительно широко живут варяги. Кто бы это мог быть, чтобы осел так широко, сохранив при этом достаточно этнической самости, дабы и монах в полутёмной келье через столетие-два не перепутал?
А легко находится такой народ. Кто у нас от Англии до Волги жил в те времена? В Англии – даны. Своя область даже – Дэнло. Ещё часть – в Нормандии. Это, кажется, норманны норвежские у франков отняли. Значит, франки у нас – волохи. А дальше – само Варяжское море – опять же даны, свеи, урмане, готе. А дальше? Там же русские земли!
Вот именно.
Красиво, многозначительно так уронил…
Поясню. Как раз на русских землях – тех, что мы знаем под таким именем, - народы скандинавского корня явно сидели в Ладоге, под Новгородом, под Смоленском. А также – внимание! – между Ростовом и Ярославлем! У той самой Волги-матушки. А уж за ними начинались земли волжских булгар и прочих «народов Симовых».
Так что как хотите, а получаются у нас варяги – скандинавами. А русы тогда…
Подождём. У нас ведь ещё одно перо гусиное к пергаменту летописному рвётся. Тоже поправить желает. Там, где варягов предыдущий брат-монах записал, много других народов живёт. Исправлять не будем – кто мы такие, чтобы историю переписывать?! – но поясним: варяги там сидят, а также шведы, норманны, готы, русь, немцы… И прочие с запада люди…
И что же получается в итоге разбора одного только этого начального отрывка русской летописи?
А в итоге получается следующее.
1. Славяне и русь – народы разные. Разделяются географически: одни в регионе Иллирики, Лихнитии, Адриатики, другие – где-то ещё в иафетовой части. Точнее – там, где «всякие народы»: меря, мурома, чудь, мордва…
2. Славяне и русь различаются статусно: славяне указаны среди стран – то есть среди внятных географических субъектов, а русь – в числе просто «языцев».
3. Славяне и русь различаются, если тут подходит такое слово, «цивилизационно»: славяне указаны среди древних известных территорий, а вот русь – среди тех «колен», то есть потомков Иафетовых, что обозначены лишь названиями народов.
4. Славяне и русь различаются исторически: славян разок записали на Дунае, и то в виде заметной заплаты, и забыли – а русь продолжает своё победоносное шествие по страницам и временам.
Как пояснил эти парадоксы один из умнейших моих критиков в интернете, valdemarus, -

- Нестор на самом деле ничегошеньки не знает про прошлое руси, всё, что ему известно, это компиляция известных и нам источников, даже меньше. Византийцы ничего о происхождении руси не знали. Есть только договора с варяжскими именами. Сопоставить ему было не сложно, плюс к этому рассказы о том, как призывались варяги, но датировать эти рассказы он не умел, да и мы не умеем…


Впрочем, кто, что, кого и когда добавлял в эти списки или исключал из них, для нас пока не очень важно. Тайна сия покрыта мраком, но мы попытаемся его рассеять, проанализировав другие источники.
Но об этом позже. А пока у нас несколько описаний дальнейших деяний русов.

В лѣто 6352 [854]. В си же времена бысть въ Грѣчько земли цесарь, именемъ Михаилъ (856–867 гг.)... При семъ приидоша Русь на Царьград в кораблех, бещислено корабль; а въ двусту вшедше въ Суд, много зло створиша Грекомъ и убииство велико крестияномъ. Цесарь же съ патриархомъ Фотѣемъ молбу створи въ церкви святыя Богородица Влахернѣ всю нощь; тацѣ святѣи богородици ризу изънесъше, въ море скудь омочиша; а во время то яко тишинѣ сущи, и абие буря въста, и потапляше корабля рускыя, и изверже я на брегь…

Это – вариант Новгородской первой летописи младшего извода, созданной около конца XI в. Ипатьевская летопись, конца XII века даёт некоторые подробности:

«лѣт̑ . ҂s҃ . т҃ . о҃д . [6374(866)] Иде Асколдъ и Дирд̑ъ на Грѣкы . и приде въ . д҃ı. лѣт̑ (14-й год). Михаила цс̑рѧ (856–867 гг.). црс̑ю же ѿшедъшю . на Агарѧны . и дошедшю єму Черноє рѣкы . вѣсть єпархъ посла єму . ӕко Русь идеть на Црс̑ьград̑ . и воротисѧ црс̑ь . си же внутрь Суда вшедъше . много оубииство хрс̑тиӕномъ створиша . и въ двою сту кораблии . Цс̑рьград̑ ѡступиша . цс̑рь же ѡдва в городъ вниде . и с патриарьхом̑ Фотиємъ . къ сущии цр҃кви ст҃ии Бц҃и въ Лахернѣхъ . всю нощь молитву створиша . тако же бж҃ественую ризу ст҃ыӕ Бц҃а . с пѣсьнѣми изнесъше . в рѣку ѡмочиша . тишинѣ сущи . и морю оукротившюсѧ . абьє бурѧ с вѣтром̑ въста . и волнамъ великымъ въставшим̑ засобь . и безъбожныхъ Руси кораблѧ смѧте . и къ берегу при вѣрже . и изби ӕ . ӕко малу ихъ ѿ таковыӕ бѣды избыти . и въ своӕси възвратишасѧ


Об этом событии, которое, по сути, означало первый выход русов на международную арену, речь ещё пойдёт в разделе о византийских источниках. Пока же напомним, что знает о нём история. И отметим для себя ряд фактов, касающихся обстоятельств вокруг этого нападения.
Нам известно о нём не толко из древнерусских, но и из византийских и европейских источников. Впрочем, древнерусские описания сами заимствованы из византийской хроники некоего «Продолжателя Амартола», так что их можно к делу не подшивать.
Что же мы узнаём из тех документов?
Во-первых, само событие произошло не в 866, а в 860 году. Дата известная с точностью до дня и даже времени суток: около 200 русских судов причалили к берегам Босфора на закате 18 июня.
Время для Империи было крайне неудачным: как раз тогда Византия вела ожесточённую войну с арабами на собственной территории – в Малой Азии. После ряда неудач византийских войск император Михаил III решил бросить на весы победы свой авторитет – и всю армию, что находилась в районе Константинополя. Он вышел из столицы как раз в начале июня, оставив для охраны города эпарха Ориху.
Кстати, и флота не было. Он в это время сражался с арабами в Эгейском и Средиземном морях.
А русы как будто знали о том, что в городе нет ни императора, ни армии, ни флота!
Или – знали?
Во всяком случае, византийская разведка проморгала подготовку к нападению такого масштаба. То ли его готовили в местах, для шпионов недоступных (что вряд ли, не те были тогда контрразведывательные технологии – одного только пива на такую банду надо было заготовить море, а значит, купцы узнали бы и обо всём остальном). То ли нападение случилось неожиданно… для самих русов. Это может быть. Прибегает гонец, приносит весточку важную… Звучит команда «По коням!» - и армия в походе. Только, естественно, она должна была уже быть отмобилизованной и боеготовой. Разве что нацеленной на другое операционное направление, но внезапно переброшенной на более перспективное.
Нет, ни на что не намекаю. Все совпадения могут быть случайными. Но вот только большая волна серебра, затопившая шведскую Бирку как раз в 860 году, состояла из восточных монет. Не византийских, подчеркну, как логично было бы ожидать после столь великого разграбления, что учинили в империи русы. А восточных. Коими кто-то аккуратно расплатился за поход… ну, и добычу купил…
В общем, нападение для жителей Константинополя оказалось полной неожиданностью. Правда, ниже мы поговорим о стенах города, которые преодолеть было крайне непросто. Но это со стороны суши. А вот со стороны бухты Золотой рог стена была невысокая. И охраняли её подразделения, так сказать, второго разбора, милиционные. Прорвись через ограждающую вход в бухту цепь – или переволоки суда по суше через Галату, как якобы сделал князь Олег – и судьба города в твоих руках!
Отчего лично мне и кажется, что в знаменитом отрывке о судах на колёсах князя Олега –

В лѣто 6415. Иде Олегъ на Грѣкы… на конѣхъ и в кораблѣх, и бѣ числомъ кораблий 2000. И приде къ Цесарюграду, и грѣци замкоша Судъ, а городъ затвориша. И вылѣзе Олегъ на берегъ, и повелѣ воемъ изъволочити корабля на берегъ, и повоева около города, и много убийство створи грѣком, и полаты многы разбиша, а церькви пожьгоша. А ихъже имяху полоняникы, овѣхъ посѣкаху, другыя же мучаху, иныя же растрѣляху, а другыя въ море вметаша, и ина многа зла творяху русь грѣком, елико же ратнии творять.
И повелѣ Олегъ воемъ своим колеса изъдѣлати и въставити корабля на колеса. И бывшю покосну вѣтру, успяша парусы с поля, и идяше къ городу.


- описаны события именно 860 года. Во-первых, похоже очень. А во-вторых, не знают византийские хроники подобного нападения в 907 году. И вообще не знают нападения со стороны некоего Олега. Наконец, результат, каким он предстаёт со страниц ПВЛ –

- Видѣвше же грѣцѣ, убояшася, и ркоша; выславше ко Ольгови: «Не погубляй город, имемься по дань, якоже хощеши»… И заповѣда Олегъ дань даяти на 2000 кораблий, по 12 гривнѣ на человѣка, а в корабли по 40 мужь, -


- непременно нашёл бы отражение в источниках: не каждый день Константинополь подвергался такой угрозе, что вынужден был откупаться такой ценою от варваров, дабы те не взяли уже готовый пасть город. А дальше смотрим пункт первый: нет об этом ничего у греков.
Нет, что-то такое было: некоторые подробности, что упомянуты в летописи, просто так не выдумаешь. И договор между Олегом и византийскими кесарями Львом и Александром имеется. Но, повторюсь, о чём-то фатальном для Константинополя источники знали бы. Хотя б в ретроспективе. Знали же они, например, о дальнейшем нападении Игоря – хотя уж оно-то столь опасным для города не было…
В 860 году события развивались так.
Высадившиеся вечером русы немедленно начали грабить пригороды Константинополя и захватывать людей:

Можно было видеть младенцев, отторгаемых ими от сосцов и молока, а заодно и от жизни, и их бесхитростный гроб — о горе! — скалы, о которые они разбивались; матерей, рыдающих от горя и закалываемых рядом с новорожденными, судорожно испускающими последний вздох… не только человеческую природу настигло их зверство, но и всех бессловесных животных, быков, лошадей, птиц и прочих, попавшихся на пути, пронзала свирепость их; бык лежал рядом с человеком, и дитя и лошадь имели могилу под одной крышей, и женщины и птицы обагрялись кровью друг друга.


Красавцы, в общем…
Далее, свидетельствует Никита Пафлогонянин в сочинении начала X века «Житие патриарха Игнатия», -

- В это время запятнанный убийством более, чем кто-либо из скифов, народ, называемый Рос, по Эвксинскому Понту придя к Стенону и разорив все селения, все монастыри, теперь уж совершал набеги на находящиеся вблизи Византия [Константинополя] острова, грабя все [драгоценные] сосуды и сокровища, а захватив людей, всех их убивал. Кроме того, в варварском порыве учинив набеги на патриаршие монастыри, они в гневе захватывали все, что ни находили, и схватив там двадцать два благороднейших жителя, на одной корме корабля всех перерубили секирами.

Обращу внимание в скобочках: русы подошли со стороны Чёрного моря. Это опровергает построения некоторых скандинаволюбов, которые утверждают, будто нападение сие совершили викинги, обогнувшие Европу и прошедшие через Средиземное море.
Итог набега был для русов положительным. Константинопольский патриарх Фотий сообщает, что нападающие ушли с огромной добычей. При этом отступление врагов он считает Божьим чудом, что вновь заставляет перенести доблести Олега в 860 год:

…Как только облачение Девы обошло стены, варвары, отказавшись от осады, снялись с лагеря, и мы были искуплены от предстоящего плена и удостоились нежданного спасения… Неожиданным оказалось нашествие врагов — нечаянным явилось и отступление их…
Когда легко было взять его –


- Константинополь, -

- а жителям невозможно защищаться, то очевидно, от воли неприятеля зависело — пострадать ему или не пострадать … Спасение города находилось в руках врагов и сохранение его зависело от их великодушия … город не взят по их милости…

Отчего в таких обстоятельствах и не прибить щита своего на ворота?..
Аналогичные результаты похода указывают и другие источники. Так, упоминание о разграблении окрестностей Константинополя язычниками, которые ушли, избежав всякой мести, есть в письме римского папы Николая I императору Михаилу III от 28 сентября 865 года. Венецианский посол Иоанн Диакон, свидетельствует:

В это время народ норманнов [Normannorum gentes] на 360 шестидесяти кораблях осмелился приблизиться к Константинополю. Но так как они никоим образом не могли нанести ущерб неприступному городу, они дерзко опустошили окрестности, перебив там большое количество народу, и так с триумфом возвратились восвояси.

А вот тут я бы предложил на минутку остановиться.
И примерно представить себе, что надо знать и уметь для того, чтобы напасть на Константинополь. Иными словами, какими боевыми искусствами должны были владеть русы, чтобы взять на себя такую задачу. И что потребовалось бы, чтобы этому обучиться.
Начнём со стратегического положения столицы Византии.
Это город, стоящий на полуострове, практически с трёх сторон прикрытом водными преградами. Окружённый фортификационными сооружениями:

Стена протянулась от Пропонтиды до залива Золотой Рог, имея на своем правом (северном) фланге непроходимое прибрежное болото лиманного типа.
По берегу залива Золотой Рог прибрежная стена также была продлена приблизительно от Платейских ворот до болота, достигнув общей длины 5600 метров. Стала иметь 110 башен (17 - проездных). Высота стен достигает до 10 метров. Высота башен - около 10-14 метров. Морские стены имеют две боевые площадки: верхнюю и нижнюю.
На побережье Пропонтиды новый участок морских стен прикрыл южную часть района Эксакионий ( от проездной башни Эмилия), ставшим городским. Общая длина Пропонтидского участка стен достигла 8460 метров. Количество башен увеличилось до 188 (13 - проездных), высота стен колеблется от 12 до 15 метров. Чуть позже были возведены стены на пристанях Пропонтиды общей длиной 1080 метров.
Протяженность сухопутных стен составила около 5630 метров. Имеет 96 башен закрытого типа, являющихся в плане квадратными, шестиугольными, либо восьмиугольными. Высота их колеблется от 17,37 метра до 18,29 метров. Растояние между башнями, по краям кладки, составляет от 53,34 до 55,17 метров. Высота стен между башнями - до 18 метров, а ее толщина достигает 5 метров.


Одним словом, «колоссаль»! И это только так называемые «Стены Феодосия», сооружённые ещё в 423 году!
А если посмотреть на фортификацию в разрезе, это – ров, широкий и глубокий. Около 20 метров шириной. По внутренней стороне рва был зубчатый бруствер. Затем предполье, шириной 13-15 метров. Это называлось Периволос. Затем малая стена. Высота 7 метров и башни на расстоянии 16-30 метров друг от друга. Затем ты, если преодолеешь, оказываешься в предполье перед второй, основной стеной. Это Паратихион, шириной 15-20 метров. То есть ты оказываешься в жалком промежутке, где войскам развернуться невозможно, но зато тебя бьют, как куропатку на верёвочке. А затем следуют основные стены. Высотой в те самые 18 метров. Шестиэтажный дом. И башни располагаются так, чтобы прикрыть промежутки между башнями первой стены.
Через вход в залив Золотой Рог была протянута большая цепь. Поскольку здесь базировался греческий флот, то стены с этого направления можно было лишь прикрывать небольшими наблюдательными отрядами. Стены со стороны Мраморного моря тоже могли не внушать опасений – сильное течение и мели препятствовали тому, чтобы вражеский флот мог высадить здесь на берег сколько-нибудь значимую штурмовую силу.
Так что не удивительно, что за всю полуторатысячелетнюю историю Константинополя лишь двум армиям удалось взять город штурмом. Западным крестоносцам и туркам. Причём первым помогли подлость и предательство, а также политические разногласия (да что говорить – резня на верхушке власти!) среди византийцев. А вторым артиллерия и невероятное численное превосходство – сто тысяч против максимум десяти.
Но и в том, и в другом случае это были серьёзные профессиональные армии своего времени. С серьёзными профессиональными бойцами.
Вот, собственно, мы и подошли к первому выводу. Чтобы пойти на такое дело, армия должна была состоять не из крестьянского ополчения с топорами и косами, а из обученных военному делу воинов. Обученных с детства. Вооружённых по последнему слову своего времени.
Что такое – подобный боец?
Сравнить по нынешнему времени – наш профессиональный боксёр. Или мастер боевых искусств. Тоже профессиональный. Соответственно, требования по физической подготовке весьма высоки – нужно продержаться как минимум три минуты боя подряд. Высоки требования и по технике – «пробой» в защите тут будет означать нокаут с немедленным выбытием к богам. Высоки требования к организации – тренироваться необходимо минимум раз в день и минимум часа три.
И – отличие от нынешних времён – необходимо быть весьма обеспеченным человеком. Ибо для боя тебе понадобятся не трусы и перчатки. А щит, меч или секира, шлем, какое-то подобие панциря. Хотя бы кожаная куртка с нашитыми металлическими бляхами.
При этом достаточно лишь привести уже упоминавшийся ранее масштаб цены на меч: одна марка серебра = одна рабыня = четыре копья = 2 коровы.
Я детство своё провёл в деревне. Две коровы – это более чем крепкое хозяйство. Это даже сегодня. Ибо корова, естественно, не сама по себе. Её же не зарежешь с частотою раз в полгода-год, чтобы поесть мяса. Значит, рядом с нею должны быть ещё свиньи – штуки три минимум. Относительная стоимость именно такова: 1 к 3.
Для тех же целей козу желательно иметь. Корма почти не просит, а для оперативного обслуживания семьи – самое то: и молочко, и шерсть, и мясо.
А к этому необходимо требуется – лошадка. Как без неё прокормить хозяйство, которое в состоянии содержать две коровы со всем полагающимся им сеном, выгулами и выпасами? Возить как?
А к такому хозяйству уже и люди нужны. Или своя семья, или холопы. Мужика по меньшей мере три – иначе на две коровы и лошадь не накосить. А с каждым – о бабе. А бабы имеют способность рожать. Каждый год. Значит, мелочи голопузой целый двор – а всех кормить надо. Но хоть за птицей эта мелочь ходит. А куда ж без птицы!
Собака – само собой. Пара кошек. Они, хорошо, хоть заботы не требуют. А собаку – корми.
Под это всё хозяйство нам необходим дом. Оставим в стороне славян, которые жили в землянках 4 на 4. Представим, что этот дом необходим нам. Значит, комнатка папе-маме нужна? Спальня? А как же! Гостиная-зала? А то! Мальчишкам хоть комнатка? Да. Девчонкам? Тоже. Печка, чтобы грела все четыре комнаты и кухню? – и где без неё! – но она сама размером с хорошую клеть. Да! Кухня! Хочешь не хочешь, но зимой ты на веранде не наготовишься. Надо тепло. Кстати, веранда. Или сени, неважно. В общем, что-то, где снимаются валенки и малахаи. И отсекается лютость мороза.
Что у нас получается в итоге?
Получается у нас крепкий русский пятистенок. С необходимою инфраструктурой. Огородом, садом, хлевом, полем под картошку, правдами и неправдами выбитым из колхоза. Полузахваченные – плюс! – территории вокруг. Вроде и не твои, но и никто на них не заходит, ибо там у тебя что-то лежит. Или посеяно. А ещё бы прудик прикопать, потому как не одни куры у тебя в птице ходят. Да и внукам побрызгаться – как не порадеть!
Повторюсь. Это ж я не просто так деревню описываю. Это я говорю про то, как выглядела бы цена тогдашнего меча, переложи её на наши реальности!
А ведь тогда народ жил, как мы уже видели, в землянках и полуземлянках. Деления на комнаты не было, ибо площадь 4 на 4 или 5 на 6 при одной печке-каменке на комнаты не делится. И скот тут же зимовал. В суровую зиму. Да и скота того было не так. Если сам в землянке 4 на 4 живёшь, хлев 6 на 6 не построишь.
И что это значит? А значит это очень простую вещь. Если даже в приложении к нашим временам тогдашний меч возможен как результат труда крепкого деревенского хозяйства, то в те времена он как бы и целого хутора не стоил. А то и деревеньки…
В общем, по нашим российским меркам, обладателя меча можно смело приравнять к дворянину.
Разумеется, таких среди воинов было меньшинство. Основная масса была вооружена секирами. И тем не менее сами находки мечей в определённых местах могут многое сказать о том, где концентрировались те богатые воинские люди, которые в силу своего воспитания и подготовки и могли помыслить о штурме царьградской твердыни.
Подсказать, где обнаружена большая часть мечей на территории Руси?
Подскажу. Попозже, в одном из следующих разделов.
К ним и перейдём, поскольку древнерусских источников по русам интересующей нас эпохи больше нет.



  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments