Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 4. Кто такие русы? 4.1.7. Западные источники. 2

Но тут нам в лучшем случае предъявляют салтово-маяцкую культуру. Которая, конечно, хороша по-своему. Но отчего-то так и остаётся не более чем археологической культурой. А каганат, напомню, - империя. А от империй обычно остаются документальные следы. Ибо они обычно начинаются со зверств – а это не та тема, которую подвергаемые зверствованию склонны обходить молчанием. Вон русы, даром что ещё в 839 году их никто не знал – а уже двумя десятилетиями спустя какого шороху на главную столицу тогдашнего мира навели?! Жаль, что не взяли – вот была бы эпика!
Но забавно не это. Забавно то, что салтово-маяцкая культура археологами признаётся за вполне… хазарскую! В смысле – культуру населения каганата. Со всем многообразием укладов, но явными взаимовлияниями в силу общего пространства под единой политико-силовой крышей. Или «крышей», как угодно. Вот как, по мнению известного хазароведа Плетнёвой, эту культура возникла и что она означает:

Длительная война с арабами тяжелее всего отразилась на экономике молодого Хазарского государства. Арабы неоднократно… вторгались на его территорию, разоряли и грабили города, жгли поселения, вытаптывали нивы и виноградники, угоняли скот с зимовищ, а население, как правило, забирали в плен и обращали в рабство. Поэтому уже в период войн началось постепенное, но настойчивое переселение алан, болгар и самих хазар на север — на широкие и обильные пастбища волжских, донских и донецких степей…
Появление в донских и приазовских степях населения, занимавшегося на Северном Кавказе земледелием, причем развитым, орошаемым земледелием, привело к тому, что донские и приазовские болгары стали активно оседать на землю.
Вот это массовое оседание на землю, переход к новому способу ведения хозяйства — земледелию, а вместе с тем и к ремесленному производству положили начало сложению культуры, названной салтово-маяцкой.


Единство культуры на всей указанной территории свидетельствует, по нашему мнению, о том, что это была культура не столько этническая, сколько государственная. Границы её распространения совпадают с границами Хазарского каганата, о которых писал каган Иосиф, перечисляя пограничные с каганатом племена, страны и народы.


Так что получается, что в поисках неведомого, нов великого славянского русского каганата приходят энтузиасты к каганату Хазарскому!
Правда, одно время выдающийся русский археолог В.В.Седов высказал мысль, что русы с их неведомым каганатом – это волынцевская культура.
В самом деле: в 830-840-х годах на северо-западной границе Хазарского государства было воздвигнуто семь крепостей - городища Алексеевское, Верхнеольшанское, Верхнесалтовское, Колтуновское, Красное, Маяцкое и Мухоудеровское. Все – серьёзные сооружения:

Они имели отчётливую геометрическую планировку, а по периметру - стены, сложенные из обработанного камня или кирпича. Природные факторы в их обороне играли второстепенную роль, естественную защиту имела лишь одна, выходившая к реке сторона крепости. … К этому же типу укреплений принадлежит и Саркел. … Названные крепости не имеют генетической связи с местным фортификационным строительством. Их планировка и использованные строительные приемы, несомненно, восходят к традициям византийской крепостной архитектуры.

Интересно, не так ли? Построить тогда крепость, да ещё руками византийских мастеров, - это не фунт изюму. Это как сегодня подводный ракетоносец заложить или, на худой конец, автозавод поставить.
Что же за опасность могла грозить хазарам из-за Тихой Сосны и Северского Донца, чтобы идти на такие траты?
По мнению В.В.Седова, этой опасностью были представители так называемой волынцевской культуры. Её этногенез исследователь расшифровывает так:

Ареал этой культуры распространялся на всё Днепровское левобережье. В регионе Киева волынцевские памятники известны и в правобережье (между нижними течениями рек Роси и Тетерева). На северо-востоке племена волынцевской культуры постепенно расселялись также в бассейне Среднего Дона и на Верхней Оке. Корни волынцевской культуры обнаруживаются в Среднем Поволжье, где в IV-VII вв. существовала именьковская культура, формирование которой было обусловлено миграцией большой группы населения из черняховского ареала в связи с гуннским нашествием. В конце VII в. в результате расселения в Среднем Поволжье кочевых орд болгар основная масса славян именьковской культуры вынуждена была оставить эти земли и возвратиться в Поднепровье, где и сложилась волынцевская культура.


При этом интересно, что в этой своей работе учёный никак не пытается идентифицировать волынцев с каким-либо известным племенем. Указывается лишь на его славянскую принадлежность.
Таким образом, кажется, русский каганат нашёлся. Причём достаточно сильный, чтобы хазары против него воздвигали крепости. В силу такой силы (ага!) данное государственное образование вполне могло принять на себя конкурирующее с хазарским звание империи.
Однако слабость такой идентификации всё в том же общем обстоятельстве, которое мешает зримо представить себе прошлое. Она состоит в том, что мы… не позволяем себе зримо представить прошлое.
Что мешает связать наших русских то ли посланников, то ли шпионов в Ингельгейме с волынцевскими координатами их каганата? Не только то, что в другой своей работе тот же В.В.Седов идентифицировал носителей волынцевской культуры как северян, о чём у нас ещё пойдёт речь. А северяне, согласно нашей летописи, были такой мощной «империей», что платили хазарам дань. От которой их освободил только Олег Вещий, возложив, впрочем, на них дань свою.
Мешает связать русов с волынцевцами-северянами даже не весь корпус сведений о русах, что содержится в других источниках, а несколько крайне объективных и очевидных обстоятельств.
Например, упоминание о нападении русов на Амастриду.
Случилось оно, как то следует из документа под названием «Житие Св.Георгия из Амастриды», в период между 820 и 842 годом. Мы этот документ уже разбирали, поэтому сейчас не будем далее дискутировать о датах и обстоятельствах. Тем более, что некоторые исследователи приводят доводы, что данный кусок – позднейшая вставка в источник, в целом аутентичный и современный описываемым событиям, а я склонен разделить это мнение. Дело не в этом.
Дело в том, что, по сути, речь в данном отрывке идёт не о локальном набеге, а о серьёзной войне. Пропондита – это Мраморное море. Амастрида – это провинция Пафлагония, она располагалась на южном берегу Чёрного моря примерно напротив Крыма, там, где сейчас стоит Синоп. Следовательно, описанное нападение с точки зрения стратегической представляет собой театр военных действий глубиной 200-300 км. Что автоматически означает 10-15 дневные боевые действия, даже если бы русы, или кто там понимается под этим именем, просто делали пешие марши, не вступая в соприкосновение с противником. Если то были морские переходы, принципиально это картины тоже не меняет – когда на собранном точно по параметрам корабля викингов судне в 1893 году прошли от Норвегии до Ньюфаундленда, средняя скорость составляла 8,5 км/час, то есть 4,7 узла. Это под парусом и без остановок.
Таким образом, это настоящий поход, а не набег.
С точки зрения оперативной описанная картина предусматривает прохождение флота русов мимо Константинополя и по Босфору – иначе как попасть из Мраморного моря в Чёрное? Что, в свою очередь, означает, что каким-то образом из состава противодействующих сил должен был быть исключён византийский флот. Кроме того, и византийская армия должна находиться где-то достаточно далеко, чтобы в течение двух недель не успеть к району боевых действий. А вот русская армия, со своей стороны, должна была насчитывать достаточно бойцов, чтобы безусловно нейтрализовать фемное ополчение. Если считать по средним показателям в три турмы от фемы, в три банда в турме и три гекатонтархии в банде, то в той же Вифинии противостоять русам могло до 3000 воинов, не считая милиции. Что опять же нас приводит к выводу, что на Амастриду если и напала какая-то отдельная банда русов, то была она уж во всяком случае частью большой армии большого похода.
Таким образом, после такой интервенции и таких жертв о русах не могли вспоминать как о «народе незаметном, народе, не бравшимся в расчёт». Ничего себе незаметность – две недели безнаказанно разорять Римскую империю! И уж, конечно, случись такая война до 860 года, Фотий никак не мог бы назвать народ, её устроивший «безвестным — но получившим имя от похода на нас».
А теперь вернёмся к волынцевским русам В.В.Седова. Живут они, условно, в районе Сум - Харькова – Курска – Белгорода - Липецка. Лесостепь, дубравы, хмельные полыни по холмам, овраги, болота и крутящие хула-хуп задорные речки. Живут «русы» хорошо: согласно тому же В.Седову и другой известной исследовательницы М.Гимбутас, -

землянки, некоторые квадратной формы, 6 х 6 метров. В северо-восточном углу находился открытый очаг, построенный из пористой местной глины. У дома была плоская крыша, труба отсутствовала. …В деревнях обнаружены железные ножи для плугов, серпы и точильные камни. …В могилах встречаются стеклянные и пастовые бусины, браслеты с утолщёнными концами, железные ножи и кольца.
…Население волынцевских и роменских поселений выращивало скот, лошадей, коз, овец и свиней, ловило рыбу в близлежащих реках. От диких пчёл получали мёд и воск. В доме, раскопанном в городище Вишнёвая гора, обнаружен сосуд, внутри которого находится деревянная чаша, наполненная желтоватым веществом. Химический анализ показал, что это мёд и воск.
Хорошо развивались ремёсла. Изделия из железа не отличаются от периода Киевской Руси, но кроме них встречаются медные, серебряные и золотые вещи. В кладах обнаружены разнообразные ювелирные изделия, часто искусно сделанные.


Надо думать, эти вот добрые любители мёда собрались в дружину массою не менее 3 тысяч копий, сплавились к Чёрному морю, переплыли его и обрушились на крайне мирную, белую и пушистую Римскую Империю, поставили её на уши, побили народа немеренно и вернулись обратно?
А уж послы – дивно как хороши! К императору! От кагана!
У которого, правда, дворец… в виде землянки шесть на шесть метров…
Любопытно также, как должны были быть вооружены те русы, что оставили столь неизгладимое впечатление на наследников великой Римской империи.
Так вот, судя по результатам раскопок, у волынцевских «русов» внятного вооружения… вообще не находится!
Как пишет в своей профессиональной археологической работе по холодному оружию Днепровского Левобережья X-XI вв. А.В.Зорин, -

- Клинковое оружие на северянской территории представлено редкими образцами мечей, сабель и палашей.


Кстати, его вообще крайне мало – оружия, которое можно было бы отнести к славянскому. По словам исследователя и реконструктора старинного холодного оружия С.Рыжкова, из многих десятков мечей, что найдены за весь период Древней Руси и ранее на нашей территории, всего два носят клейма, которые можно с известной степенью достоверности отнести к славянским. Остальное – сплошь так называемые «франкские» клинки – произведённые всего лишь в нескольких мастерских в Германии, на Рейне.
Кстати, и эти два славянских клинка – тоже всего лишь реплики «франкских».
Или такое имеется наблюдение –

- Крайне редкие находки мечей на Днепровском Левобережье …


Любопытно окончание этой фразы:

…объясняются, помимо иных причин, ещё и тем влиянием, что оказывали хазары на своих данников в том числе и в области вооружения.

Исследователю оружия достаточно этого, а нам интересно как раз другое:

…на своих данников…

Собственно, материал А.В.Зорина «Русы и северяне: из истории военного противостояния» неопровержимо доказывает: оружие северян – в основном хазарского типа и «заточено» под задачи конницы:

Довольно полно представить комплекс вооружения славян мы можем только на примере северян Битицы, где найдена сабля салтовского типа с наплывом вместо перекрестья, кистень, булава, небольшой железный щит, боевые топоры, наконечники стрел, копий и особенно много дротиков. Судя по находкам снаряжения коня, только часть северянских воинов были пешими, другую, очевидно, небольшую, часть, как и в аланском войске составляла легкая конница, -


- пишут в статье «Вооружение и военное дело Хазарского каганата» А.В Комар и О.В.Сухобоков. Казалось бы, неплохо. Есть что вбить в голову хитрому греку! Но!
Беда в том, что Битицкое городище погибло в результате военного разгрома в первой половине IX века. И после этого на северянской территории более нигде не прослеживается столь крупных центров, которые могли бы выступать как средоточие дружины и княжеской власти. Об этом же печально говорит и В.В.Седов:

Определить, где была столица Русского каганата, пока не представляется возможным. Не исключено, что таковая в этом зарождающемся государстве еще не сформировалась…

Да нет, сформировалась. Только была, оказывается, настолько плотно под властью хазар, что даже погибла в ходе знаменитой гражданской войны в каганате после принятия там иудаизма ханом Обадией. И с тех пор у волынцевцев-северян столицы не было…
А значит, не было её «заказчиков» - князя, дружины, государственной и торговой элиты. Что, в общем, свидетельствует об одном: после 830-х годов волынцевско-северская цивилизация входила в состав стороннего государства. Которому элита и служила – и естественно, поближе к тем местам, где эту службу заметят и оценят. То есть к столице.
Ну и, совершенно очевидно, – и археология это подтверждает – что таким сторонним государством могла быть только Хазария. И мы можем констатировать, что «Русский каганат» в годы нападения русов на Византию не был не только каганатом, но и не имел даже призрачной автономии, которую даёт собственный племенной центр.
Но между прочим, именно в таком варианте логично объясняется всё, что происходило с послами, будь они от волынцевцев-северян.
Да, народ отдельный. Незнаменитый – это уж точно. Но зато служим кагану Хазарскому. Который, кстати, вам вот изъявление дружбы прислал. Типа, рекомендует. Только разрешите нам домой отправиться с вашей делегацией. Через Европу. А то по степям венгры дикие бродят, не добраться к нам на Тихую Сосну…
Да… Было бы здорово. Если бы не одно «но». Точнее, два.
Если бы русы не оказались шведами.
И если бы русы не нападали на Константинополь.
С первой бедою – ладно. Можно представить себе, что некие европейски образованные – ну да, Гамбург брали, Дуурстеде жгли, с монахинями английскими очень даже душеспасительно общались… И телощипательно… В общем, европейски образованные шведы были посланы с верительными грамотами от бездомных северян сначала к кагану за агреманом, а затем к императору византийскому с предложениями дружбы.
Но пункт второй портит всё.
Ибо русы приходили под Константинополь на кораблях. Пусть с 839 года по 860 двадцать лет прошло – за это время ни один сухопутный народ в мореходов не превратится. Когда в 626 году аварский хан тоже на Константинополь замахнулся, он даже не пытался своих джигитов на корабли посадить. А ждал славян с однодеревками, которые помогли бы обеспечить подход к городу с моря.
А ведь флот, даже из однодеревок – это не шутка. Даже если допустить, что однодеревка – это действительно всег лишь долбёнка из распиленного вдоль ствола дерева. 360 долбёнок – а греки утверждают, что именно столько кораблей руссов штурмовали их столицу – это, как ни крути, флот. А флот в перерывах между молотьбой ячменя и просеиванием проса не построишь. И в землянку шесть на шесть не спрячешь. Строительство флота необходимо означает необходимость лесопильни + деревосушилки, от осадков укрытой, + обрабатывающего производства + логистики + рабочей силы + питания + обслуги + жилья + охраны + финансов + порта. И самое главное – власти, чтобы всё это организовать, контролировать, направлять и держать в кулаке. И где это всё у «Русского каганата» северян? Даже у Англии в это время флота нет! У франков флота нет! Всего 150 кораблей штурмуют Париж и берут его - так Рагнар Мохнатые Штаны до сих пор в героях фильмов ходит. А тут такая мощь - откуда? Где её выковали? В речке, которую запросто перелетит яблочный огрызок, брошенный мальчишкой в приятеля на другом берегу? Ну, и где следы соответствующей военно-морской базы на берегах северских рек?
Да о чём говорить, если полвека спустя эти грозные славянские пенители морей настолько забудут своё шкиперское умение, что русы – опять русы! – впарят им паруса из кисейного шёлка, которые немедленно разорвёт ветер!
Так что не будем искать кошку в клетке тигра. Или её там не было, или он её всё равно съел. Масштабная флотская инфраструктура существовала тогда только в Византии и в Скандинавии. Ну, если брать Средиземное море – то ещё у арабов. В остальной Европе флоты были так себе, даже у англичан. И отличали инфраструктуры одна от другой только тем, что византийская была централизованной, а скандинавская - разбитая по всяким фюльками и бю. Отсюда – и разный способ комплектования флота. У византийцев он стоит по портам и военно-морским базам, а у скандинавов корабль – личная принадлежность хёвдинга или сильного бонда. Потому один подчиняется приказам другнгария флота, а второй собирается в каком-нибудь избранном вике на призыв-приглашение очередного ярла или конунга-искателя добычи и приключений.
Нам, собственно, современник со слов прямого свидетеля описал, как собирается флот второго рода:

[Да будет известно], что приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии, а другие из крепости Милиниски, из Телиуцы, Чернигоги и из Вусеграда. Итак, все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самватас. Славяне же, их пактиоты, а именно: кривитеины, лендзанины и прочие Славинии - рубят в своих горах моноксилы во время зимы и, снарядив их, с наступлением весны, когда растает лед, вводят в находящиеся по соседству водоемы. Так как эти [водоемы] впадают в реку Днепр, то и они из тамошних [мест] входят в эту самую реку и отправляются в Киову. Их вытаскивают для [оснастки] и продают росам. росы же, купив одни эти долбленки и разобрав свои старые моноксилы, переносят с тех на эти весла, уключины и прочее убранство... снаряжают их. И в июне месяце, двигаясь по реке Днепр, они спускаются в Витичеву, которая является крепостью-пактиотом росов, и, собравшись там в течение двух-трех дней, пока соединятся все моноксилы, тогда отправляются в путь и спускаются по названной реке Днепр.

Мы знаем, что рассказан этот эпизод непосредственным свидетелем и участником акции. А записан ни кем иным, как императором Византийским Константином Багрянородным. И не в качестве заметки для журнала «Вокруг света», а вставлен в руководство сыну по управлению империей.
Но, собственно, и без столь серьёзной «крыши» достаточно внимательно прочитать эту информацию, чтобы увидеть:
1. производство судов по государственному заказу,
2. организацию производства и ответственность за него на уровне глав регионов,
3. отработанный график производства, логистическую схему,
4. наличие центральной верфи и доков для переоснастки кораблей,
5. наличие военно-морской базы, где происходит сколачивание флота.
Не говоря уже о финансах и договорной дисциплине.
И, конечно же, это Днепр. А не Тихая Сосна, откуда до моря ещё плыть и плыть через чужие земли, города и крепости…
И, наконец, последнее. Если предположить, что трактат Багрянородного до нас не дошёл. Ничего мы не знаем об организации флота у русов!
Да ради Б-га! Мы всё равно находим следы пребывания флота в устье Днепра. И на острове Хортица. И на днепровских порогах. И главное – мы видим целую корабельную цивилизацию, которая даже покойников своих хоронит в ладьях!

В 11 богатых погребениях из 95 найдены ладьи со скандинавскими признаками…
5 женских, 2 мужских и 1 сомнительное погребения с ладьей…
…ладьи найдены в могильниках городских поселений (Ладога, Гнёздово, Б. Тимерёво)…
Гнёздовские погребения с ладьями - богатые, не столько из-за ладьи, сколько из-за общего богатства погребального инвентаря…
В Древней Руси много погребений эпохи викингов с заклепками от лодок…
Вопрос о культурной принадлежности погребений эпохи викингов с лодками не вызывает сомнения, их распространение свидетельствует об их принадлежности скандинавам. …Другие народы на восточно-европейской равнине не знали этого обряда в эпоху викингов.


Это – из весьма ценной работы Анне Стальсберг из Университета в Трондхейме, Норвегия «О скандинавских погребениях с лодками эпохи викингов на территории Древней Руси».
Насчёт скандинавской культурной принадлежности мы дискутировать уже не будем – прямая археологическая, языковая, культурная и биологическая связь между ранними скандинавами на Руси и позднейшими русами после предыдущих наших расследований представляется неоспоримой. Но в любом случае отметим, что связь между мореходами, нападавшими на Византию и людьми, что хоронят своих покойников в кораблях и ладьях, является более обоснованной, нежели связь мореходов с деревенскими пахарями, которые пепел кремированных помещали в урны и укладывали в плоские могилы…
Tags: Русские - покорители славян
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments