Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 5. Покорение славян русами. 2

«Как это было?» в конкретном контексте

А вот теперь стоит вспомнить ту реконструкцию, что была сделана в начале этой книги. Да, она, конечно, несёт в себе изрядную долю шутки. С нарочитыми анахронизмами. Которые, однако, помогают нам вспомнить собственную недавнюю смуту. И убедиться, что вариаций у всех смут не так уж много. И в той или иной комбинации составные элементы могут сложиться в любую эпоху.
Давайте посмотрим, их каких камешков сложилась первоначальная Древняя Русь.
Собственно, если оглянуться назад, вспомнить текст этой работы, то лично я с удивлением обнаруживаю: а ведь ничего больше писать и не надо! Пока мы разбирали свидетельства источников и археологии с лингвистикой, детали русского завоевания Славинии сами собою проступили из-за тумана времени. Осталось только собрать всё воедино и в кратком обзоре увидеть основные тенденции.
Се начнём повесть сию…
Но первым делом откажемся от летописной датировки событий начальной Руси:
862 год – призвание варягов во главе с Рюриком,
882 – вокняжение «родича» Рюрика Олега в Киеве,
912 – вокняжение пожилого по тем временам, как минимум 35-летнего сына Рюрика Игоря,
945 – гибель Игоря, в 68 лет бойко бегавшего за данью и оставившего малолетнего единственного сына Святослава –
и так далее.
Это – очевидная нелепица. И лучше всего – вообще по возможности отказаться от информации, приведённой в «Повести временных лет». Как мы уже убедились, она не ложная полностью. Но настолько искажена и легендарна, что опираться на неё положительно невозможно! Разве что для иллюстрации – когда она упоминает некую живописную деталь, помогающую не узнать, а УВИДЕТЬ. Вроде как с теми же парусами из шёлка. Когда это было, с каким походом можно ассоциировать – непонятно. Но плач славян и хохот русов настолько явственны, что очевидно становится: вся сцена взята из подлинных рассказов или воинских легенд о том событии. Тоже, конечно, источник не объективный, но в качестве картинки…
Словом, пойдём вдоль истории, как она представляется из совокупности источников – зря, что ли, мы их так нудно разбирали?
Итак.
Давно, со времён отступления ледника на Русской равнине и – шире – по степям от Енисея до Дуная живут люди, получившие однажды хромосомную мутацию M198 и образовавших гаплогруппу R1a1. Долго живут, бурно, образуя цивилизации и захватывая те, что образованы были без них. Арии – от них, киммерийцы, скифы – от них. Славяне во многом – от них же.
Севернее, бочком, вдоль этого массива по тайге просачиваются в сторону Запада будущие финны или, точнее, финно-угорские народы. Их тоже немало, и они тоже представляют собою не некий единый этнический массив, а калейдоскоп из разных культурно-традиционных общностей. В местах соприкосновения и контактов эти общности подчас смешивались, создавая новые этносы и народы – как, например, возникли балты, до сих пор носящие и «финскую», и «славянскую» гаплогруппы. Оно и понятно: следы соответствующих мутаций в хромосомах – признак не социальный, а чисто биологический, а люди всё-таки живут именно социумами. Где их объединяет не генетика, а язык, культура, история, обычаи. Наконец, просто симпатия к «своим».
Именно так создавались многие - да практически все! - нынешние народы. Те же литовцы, латыши, болгары, немцы, французы… И почему на этом фоне русских требуется столь решительно, до крошения зубов, относить строго к народу славянскому – мне решительно непонятно.
Как бы то ни было, однажды из таких вот камешков этнических групп сложились новые узоры – славянские племена. Они ни разу, с самого начала своего, не представляли единой общности, ни разу не жили общим хозяйством или даже модным у историков, но совершенно непонятным в истории «союзом племён». Одни из них длинным языком расселились от Волыни до Дуная и, собственно, и вошли в хроники окружающих народов как славяне. Другие, создав узор с местными «камешками», образовали ряд славянских народов вдоль южного берега Балтики, войдя в археологию под именем суковско-дзедзицкой культуры. Третьи расселились по речным руслам в степи и зафиксированы историей как анты. Четвёртые, наиболее спорные археологически и наиболее бесспорные генетически, которых я в предыдущей книге назвал венедами, остались в лесах, куда когда-то отбегали от очередной степной опасности и где образовывали разные культурные комбинации с жившими здесь же балтами и финнами. С ними археологам действительно тяжело определиться – всё очень похоже в натуральных хозяйствах лесовиков, и культурно эти народы взаимодействуют действительно подчас до полного слияния. Но вот генетически всё ясно: кто-то должен был сохранить в лесах Восточной Европы 70% гаплогруппы R1a1, и других кандидатов на это нет.
Это – уже 500-е годы. Говоря языком модным, на Русской равнине сосуществуют несколько цивилизаций. Это – кусок пражско-корчакской, славянской по источникам, достигающий почти меридиана Киева. Это – балты, расположенные севернее. Это – несколько финских цивилизаций, расположенных севернее и восточнее, с мощной дьяковской культурой среди них. Это – венеды по смоленским, брянским, калужским, московским, рязанским лесам. Это – анты в степях. Это – тюрки и хазары в степях же, но восточнее.
В 600-х годах на север, сквозь славянские, венедские, балтские и финские земли продвигаются племена, позднее названные кривичами. Кто они генетически, не ясно – или, во всяком случае, я исследований на эту тему не встречал. Но культурно они своеобычны, отличаются обрядом захоронений от других славянских племён, хотя и явно ведут его от некоего общего корня – впрочем, общего для многих первобытных культур. Кроме того, кривичи достаточно явственно принимают ряд культурных особенностей балтов и финнов, что пять-таки понятно: в столь дальние походы редко уходят всем племенем, обычно это только некая мужская его часть, решившая поискать себе земли и добычи на стороне. А поскольку по пути обязательно встречаются женщины, то их забирают тоже – вместе с тою культурою, которую как раз женщины всегда бережно сохраняют. Одно-два поколения – и к месту окончательной дислокации приходит совсем другой этнос, нежели тот, от которого оторвались энергичные мужчины.
Где-то к началу 700-х годов кривичи добираются до Пскова, Новгорода и даже Ладоги, но в основном расселяются в нынешних Псковской, Смоленской областях и в северо-восточной Белоруссии.
По их следам, однако, пробираются словене. Эти – явные выходцы из суковско-дзедзицкой культуры, точнее – из одного из её приложений – фельдбергерской культуры. Это южная Балтика. Словене даже антропологически – западнославянский тип, черепа их учёные называют «ободритскими». Правда, «ободриты» - это тоже расширительное понятие, но в 700-е годы, когда словене от них оторвались, могли представлять собою ещё единое племя.
С юга же, с Балкан и Румынии продвигаются не то чтобы племена – но группы людей славянского языка. Генетически они со славянами имеют меньше общего, нежели славяне имеют с австралийскими аборигенами, - они потомки балканских народов, оторвавшихся от общего массива ещё кроманьонских переселенцев из Африки около 45 тысяч лет назад. Но культурно и по языку они – славяне, ибо были славянами завоёваны и предпочли ассимилироваться, а не погибнуть. Именно они принесли в состав нынешнего русского народа заметную – 22 – 25% долю гаплогруппы I1a.
Сдвигались они в рамках некоей «ротации», ибо крупных движений племён мы не фиксируем, но люди явно обновлялись – подчас настолько, что и называния племён менялись. О том же, об этой же «ротации», говорит и тот факт, что немало названий славянских племён встречаются не по одному разу в разных местах. Какие-то дреговичи, например, были и в Белоруссии, и в Болгарии, некие хорваты - и в Прикарпатской Руси, и в Польше, и на Балканах. Та же история с сербами-сорбами, полянами-поляками и так далее.
И вот тут, с середины 750-х годов, сюда, на Русскую равнину начинают с севера проникать скандинавы. Сама по себе викинговская экспансия была ещё впереди, но уже сейчас скандинавские колонисты и воины начинают обустраиваться в нынешних Эстонии, Латвии, в Поволховье.
Поначалу они, судя по материалам археологии, больше именно переселенцы, нежели профессиональные воины-грабители. Они разводят скот, ковыряют болотистую землю, занимаются ремёслами. Но прежде всего их занимает охота на пушного зверя. Мех которого очень хорошо идёт на родине, в Скандинавии и далее по Европе.
Но вот здесь с необходимостью обязан был начаться процесс, который в конечном итоге и запустил проект Древнерусского государства. Во-первых, в лесах скандинавским трапперам встретились их подлинные хозяева – местные финские «индейцы». Причём «индейцами» они были разными по силе и организации, ибо представляли подчас довольно мощные цивилизации – такую, например, как дьяковская. «Дьяковцы», правда, были уже в упадке, угасали по какой-то причине. Но женщины их ещё плавили хорошее железо, крепости их ещё стояли вдоль рек, а слава чародеев и волшебников опережала их угасание.
Каким-то образом скандинавам необходимо было находить модус вивенди с этими добрыми людьми.
В Средневековье понятно было, что за этим кроется. Если можешь – отними, вот и вся философия. А уж когда заплатить за продукт не можешь – а чем скандинав заплатит финну? селёдкою? – больше ничего, кроме как отнять, и не остаётся.
Таким образом скандинавы ещё во времена оны начали взаимовыгодный обмен со «своими» скандинавскими финнами и лопарями – шкурки в обмен на жизнь. У норвежцев это называлось «вейцла», у шведов - «ёрда», что на славянский прекрасно переложилось термином «полюдье». Дань эта собиралась регулярно, и совершенно очевидно, что нечто подобное скандинавы должны были развернуть и в Восточной Европе, ограничиваясь только масштабами того сопротивления, что им окажут местные охотники.
А во-вторых, в процессе самостоятельных ли охот, молодецких ли налётов, сбора ли регулярной дани – но скандинавы не могли не столкнуться с ещё одним фактором, также в конечном итоге определявшим экономический смысл Древней Руси. А именно – с конкурентами, но они же и покупатели, также транзитёры мехов. С волжскими булгарами. За которыми и через которых открывался могучий канал доступа к сказочному Востоку с его сказочными запасами серебра…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment