Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Хельги отбросил одеяло и сел на кровати.
Это Ольга устроила себе вместо обычной лавки – по германскому образцу. Как у её отца в Плескове.
Подумать только! Ещё дворец её в только что выделенном сельце – а как же, не байстрючка какая, дочь конунга! – смолою пахнет, украшение не закончено. А кровать себе уже заказала. Как положено – с пологом на четырёх столбах, с гардиною паволочной, с занавесью копринной. И мягкую, двойным полотном по раме тянутую, с матрасом войлочным поверх.
Ох, непроста девка люблена, ох, покажет ещё себя!
Впрочем, сейчас Хельги не до этих размышлений было.
Показала себя уже девка…
- И что же делать теперь? – опустело спросил он.
Да, хорошо к снохе съездил! Ингвар на охоту отправился – декабрь, самые ловы… А он, отец его, ровно тать-любовник, к жене его под бочок! А ведь давал, давал себе слово, что после свадьбы – ни-ни! Хоть и убедил сына, что придётся тому смириться с любовью отца своего, поздней, нежданной… К девке, ему же в жёны выбранной… Убедить-то убедил, а вот с собою справиться не мог. И бегал, бегал к Ольге в Вышгород – благо, что по договору с конунгом плесковским, отцом её, положено было выделить ей сельцо в кормление. И жить она предпочитала здесь, своим домом, не в тесном и скрипучим дворце князя киавского.
Полугода ведь всего в Киаве не прошло, а как себя поставила!
Не для него ли, князя великого и любовника своего, так устроила?

Викторина для следящих: Что она ему сказала?
Tags: Папка
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments