Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян-итог

1.5.3. Установители государственной традиции

И кто же «становит» эту государственную традицию?

Характерные для больших курганов Руси и Скандинавии черты погребального обряда — «языческое» трупоположение или трупосожжение (на Руси), часто в ладье, использование оружия и пиршественной посуды, иногда размещённых на кострище особым образом (оружие — в виде «трофея»), жертвоприношения. Жертвенный котёл со шкурой и костями, съеденного во время погребального пира козла (или барана) располагался в центре кострища курганов Гнёздова и Чернигова; в кургане Скопинтул на королевской усадьбе Хофгарден возле Бирки котёл содержал человеческие волосы (принадлежавшие жертве?), как и в самом большом кургане могильника Кварнбакен на Аландских островах. Вся обстановка погребального обряда свидетельствует о том, что совершавшие ритуал следовали представлениям о Вальхалле, загробном чертоге Одина, где бог принимал избранных героев — ярлов и конунгов, павших в битве, зале, украшенном доспехами, с пиршественным котлом, где варится мясо «воскресающего зверя» и т.д. /*/

Подобных захоронений не так и мало на Руси. В Гнёздове, к примеру, -

- в 11 богатых погребениях из 95 найдены ладьи со скандинавскими признаками… Среди них только одно мужское погребение и 1-3 женских. Если исходить из диаметра кострищ, то все умершие захоронены в кораблях, а не лодках. Здесь, как и в Скандинавии, женщины удостоены корабля. Однако бросается в глаза относительно большое число парных погребений, 8-10 из 11 погребений с ладьёй… Только состоятельные люди имели экономическую возможность похоронить с ладьей одного члена семьи, даже если «только» женщину. /*/

Та же картина, что и в Шестовицах: наиболее богатые курганы представляют собою захоронения скандинавского типа, а покойники в них принадлежали к высшим и весьма богатым слоям тогдашнего общества. К тому же слоям военизированным.
И это – не единственный случай. Так, нумизматические и археологические данные указывают на пребывание скандинавов на северном участке Шексны во второй половине IX века. Богатый археологический материал свидетельствует об основании норманнами поселения на Рюриковом городище. Здесь они – явно не командированные военные: они - княжеские дружинники, торговцы, ремесленники, частично даже жившие семьями.
Словом, ещё раз – это элита. И не импортная, несмотря на "скандинавские признаки". А здешняя.
И вот что мы видим в итоге:

Характерной чертой скандинавских древностей X – XI в. Южной Руси является их исключительно богатый контекст (роскошные погребения, вещи из кладов), что, очевидно, может свидетельствовать о существовании здесь знатных фамилий, которыми скандинавское происхождение было осознано. /*/

То есть это не варяги-находники, это не скандинавские наёмники. Это местные жители, полноправные граждане. Но – скандинавского происхождения. Которое ими осознано.
Судя по скандинавским древностям Киева, та их группа из местных, что была связана со Средней Швецией, жила здесь в 930 – 950-е годы. То есть при Олеге из «Кембриджского документа» - он же Х-л-г-у.
Не очень понятно, правда, импортировала ли эта группа скандинавов милые сердцу вещицы с исторической родины или представляла собою группу эмигрантов из Уппланда. Вообще-то женские скорлупообразные фибулы и мужские мечи типа Y и N встречены в захоронениях на Старокиевской горе, то есть в элитарных, что больше говорит в пользу того, что в Киеве тогда селилась именно группа эмигрантов. Вряд ли можно предполагать, что некий местный воин выписывал себе меч из Швеции. А с другой стороны – почему нет? Живёт себе человек на Днепре, пошёл на рынок, купил себе оружие по своей руке да культуре, да жене украшения…
А вот позже, в 950 – 1000 годах появляется в могильниках Киева уже южноскандинавский флёр. Ютландский. Любопытно, что вскоре после этого времени, в эпизоде, относящемуся к 1018 году, появились строчки в хронике Титмара Мерзебургского о «быстроногих данах» на Руси:

В том большом городе, который является столицей этого королевства, имеется 400 церквей, 8 ярмарок, а людей – неведомое количество; они, как и вся та провинция, состоят из сильных, беглых рабов, отовсюду прибывших сюда, и, особенно, из быстрых данов (ех velocibus danis); до сих пор они, успешно сопротивляясь сильно им досаждавшим печенегам, побеждали других. /*/

Возможно, речь идёт о скандинавах вообще, или о варягах-наёмниках, которых достоверно нанимал князь Ярослав, пока Хромой, но в будущем Мудрый. Но вряд ли. Те же богатые захоронения версию о варяжских наёмниках опровергают. Ибо тяжело себе представить продающим свой меч и жизнь человека, который способен обеспечить себе на похоронах целый корабль в качестве реквизита для сожжения.
Солдаты дачи не строят. Дачи строят генералы.
Правда, многие задаются вопросом, отчего же это в Киеве, вроде бы столице русов, нет или почти нет подобных богатых скандинавских погребений. Именно – флёр.
В.Я.Петрухин высказывает предположение, что там большие курганы снивелированы, как памятники языческого культа. Но отчего они тогда не были снивелированы под Новгородом или Смоленском?
Куда более соответствует тому, что мы знаем о Киеве в тот период истории, мысль, что княжеских курганов там и быть не могло. Судя по тому, что мы видим в других местах, крепость Самват(ас), была ли она изначально хазарским опорным пунктом или нет, вскоре стала крепостью русов. К которой затем потянулись люди. И лишь со временем само положение товарных и таможенных ворот в и из Византии помогло Самвату стать тем Киевом, столичный статус которого настойчиво пытается вложить нам в мозги киевский летописец.
А до этого Киев никакой столицей не был.
Проверяемо ли это предположение? Косвенно – да. Через всё тот же русский-скандинавский-древнесеверный язык:

sam-

- очень продуктивный корень, которые в различных сочетаниях даёт значение «вместе, собирать, собираться» и т.д., исходя из этого смысла; и –

vatn – «вода».

То есть – «Соединение вод»! Иными словами, - вспомни Багрянородного - собираются ладьи не где-то там в Киевской земле, а у крепости, которая находится у соединения рек. Почайна – удобное место для сбора лодок для заграничного турне. И именно благодаря этому Киев, выросший как поселение вокруг русской фактории и традиционного места обслуживания экспортных-импортных поставок, постепенно стал столицей.
Но самое главное – вот в чём. Если вести речь об эмиграционных пополнениях, то в Южной Руси их фиксируется всего два. Зато севере же они накатываются с неумолимостью морского прибоя. На севере в изобилии представлены практически все известные скандинавские стили вплоть до начала XI столетия: «Хватающий зверь», он же Оссберг, типичный для IX века, Борре (конец IX – первая половина X вв.), Эллинг и Маммен (вторая половина X – начало XI вв.). И это, в общем, одностилевые комплексы. На юге же Осеберга нет, зато есть Рингерикс и Урнес XI века.
А значит, судя по этому наблюдению, первоначально власть «государственных» русов и концентрировалась на юге, вокруг Киева. И там они быстро обрастали теми самыми иноэтническими элементами, из которых формировалась та самая «интернациональная» русь, о которой мы говорили ране.
Зато на севере по-прежнему ватажничали всё новые и новые выходцы из Скандинавии. Иными словами, уйдя из Ладоги или Рюрикова, Олег это сделал по принципу «уходя – уходи». Ни Ладогу, ни Рюриково, ни Тимерёво с Сарским и Михайловским он больше не контролировал. Строительство и расширение Русского государства началось действительно из района Киева.
Это, кстати, объясняет многие до сих розно трактуемые факты. То, почему в дальнейшем восприятии жителей Древней Руси «Русская земля в узком смысле» ассоциировалась с Киевом и ближайшими к нему землями – отсюда «государственные» русы начали свою экспансию, отсюда выходили они покорять древлян, северян и прочих радимичей, создавая, собственно, Русь. То, почему киевские великия князья стремились рассадить своих сыновей по дальним городам: завоевали – посадили. То, почему Владимир брал Полоцк, – не только потому, что Рогнеда была непослушна, а заодно и потому, что это была земля, русам отродясь не подчинённая. А совсем не бесполезно было её подчинить. И тем более не вредно было бы её обложить данью.
Кстати, в этой связи и в скобочках укажем:

…при частичном доследовании инвентаря Чёрной могилы, самого большого древнерусского кургана, выяснилось, что на кострище размещались ладейные заклёпки - это характерно и для обрядности гнёздовских больших курганов; более всего сближает гнёздовские и черниговские большие курганы уникальная обрядовая черта - жертвенные котлы. Единственный большой курган, раскопанный на королевской усадьбе на о.Адельсё, возле Бирки, также содержал заклёпки на кострище и жертвенный котел. Большие курганы в Киеве… были разрушены… но, судя по тому, что Чернигов входил в состав Русской земли - княжеского домена в Среднем Поднепровье, а Верхнее Поднепровье со смоленскими кривичами платило дань Киеву, большие курганы принадлежали высшему властному слою Руси, возможно, представителям княжеского рода - «рода русского», упомянутого в договорах с греками. Можно предполагать, что этот род, судя по данным антропонимии и погребального обряда, сохранял свои «генеалогические связи» со скандинавскими - свейскими конунгами, что, естественно, способствовало «бесперебойным» контактам поселений, на которые опиралась власть княжеского рода, со Скандинавией. /*/

И в этом свете мы вновь видим придурочность вековечного спора антинорманистов с норманистами. Да, русы были родом из Скандинавии. Но Русь они строили-завоёвывали уже на паях с местными элитами, включая их в свой состав и сами растворяясь в них. Оставляя им лишь своё имя. И отвоёвывали её как раз у скандинавов, вновь и вновь посылавших свои отряды в Восточную Европу, ходивших по тамошним рекам, захватывавших и продававших местных рабов и – главное! - везущих серебро мимо натруженных рук киевских володетелей прямо в Скандинавию.
Это было неприемлемо, этого было не должно быть.
И этого не стало.
Впрочем, мы отвлеклись. Это – тема дальнейших глав.
Пока же вернёмся к нашему пути в глубь русской биографии.

ИТАК:
Русы поколения Олега Вещего являются полными культурными и политическими предками достоверных русов Игоря и Святослава. При этом они культурно представляют собою один из вариантов скандинавов, но не чистых норманнов с севера, а скандинавов местных, местного происхождения и, прежде всего, продуктов местных элитарно-политических условий. При этом они уже настолько отличаются от «чистых» скандинавов, что разница между ними улавливается археологически, хотя «чистые» и продолжают периодически без особых трений подпитывать собою русскую элиту.
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments