Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян-итог

Глава 8. А до этого…

А до этого Рюрикова городища ещё нет. Зато Ладога процветает. Причём доминируют в городе местные элементы – славяне и финны. Скандинавы, правда, тоже имеются, но в малом количестве. И не играют никакой властной роли.
И все живут в мире, в некоем динамическом равновесии:

В 810–830-х гг. (IV ярус) застраивается вся исследованная часть площадки Земляного городища. Создаётся впечатление, что застройка обретает если не регулярный, то, по крайней мере, упорядоченный характер. /*/

При этом виден –

- симбиоз «североевропейского» интерьера и «восточноевропейской» техники домостроительства привел к созданию оригинальной, чисто ладожской формы жилища. /*/

Увеличивалась и численность населения. И экономическая причина этого совершенно прозрачна – всё больше поднимал голову его величество «восточный транзит», всё большее количество работников требовал он для своего обслуживания здесь, в пункте перехода от морского к речному кораблевождению.
Но начался этот процесс в годы предыдущеого этапа развития Ладоги.

Материалы III яруса (около 780 – около 810 гг.) свидетельствуют, что именно в это время происходит становление путей из стран Балтики на Арабский Восток. Встречены салтовские лунницы синего стекла, бусы из сердолика… фиксируется начало активного проникновения арабского серебра, ... синхронизирующееся с выпадением здесь древнейшего монетного клада 786 г., открыты свидетельства местного стеклоделия, базирующегося на восточной технологии и привозном сырье… Об устойчивых связях с Балтикой говорят предметы североевропейского происхождения… Облик обитателей поселения некотором образом характеризуют обломок боевого топора и фрагмент кольчужного плетения. /*/

Правда, отмечают археологи, -

- поселение продолжает сохранять незначительные размеры… /*/

А зечем ему большие размеры? - спросим мы. Транзит только зарождается, торговля слаба, организовать что-то всерьёз просто некому – все ведь живут в мире и примерно в одинаковом материальном положении. Ещё попросту не выделилась богатая знать, которая может заставить сограждан работать на себя, - а значит, экономически развиваться за те пределы, коих хватает для ведения натурального хозяйства. И захватчиков злобных пока нет – некому отобрать добытые шкурки и пустить их в восточный серебряный оборот.
Это же не город, скажем мы. Это пока что – фактория.
Но спустимся лучше на ещё один этаж вниз.
И увидим мы здесь неких людей, которые, пожалуй, впервые в этих местах оставляли по себе скандинавские следы.
Но предварительно напомню то, что мы выяснили в первой книге об истории прихода славянских и славяноморфных племён на те территорию, где они впервые встретились со скандинавами. То есть к Ладоге.
В 500-е годы нашей эры кривичи достигают Чудского озера и реки Великой, где появляются первые «длинные курганы», подавляющим большинством учёных относимые к их культуре.
Каким путём шли кривичи, и что их гнало так далеко, до сих пор не очень ясно. По маршруту получается, что кривичи прошли по линии раздела между прибалтийскими и угро-финскими племенами. Возможно, и вероятно, что с финно-уграми их примиряло естественно-природное разделение пространства: кривичи селились вдоль рек и пахали поля, а угро-финны больше охотились, и их интересовали лесные территории. В свою очередь, балты как раз были земледельцами, и к ним нужно было соваться только с программой геноцида или не соваться вовсе.
Ясно одно: наверх, поближе к агрессивным в то время эстам, кривичей толкали. И настолько яро, что одну часть допихали до Ладоги, а две других растолкали в стороны – в Белоруссию и на Смоленщину.
В конце 600-х годов мы видим кривичей как раз у далёкой Ладоги, где сразу же возникает поселение с крепостью и святилищем Велеса.
В это же время появляется жизнь в Изборске. Не ах себе, правда, поселение, несмотря на упоминание в эпизоде призвания варягов: первоначальное городище расположено на треугольной площадке размером 90 на 70 м. Тем не менее, считается, что это тоже был один из племенных центров кривичей.
В это время, в 600-е годы, мы видим первые исторически зафиксированные набеги скандинавов на прибалтийские земли. Между 600 и 625 годами шведские викинги нападают на эстонские острова и саму Эстонию. При этом гибнет сын конунга Швеции Эйстейна Ингвар.
Впрочем, необходимо отметить, что поход был ответом на нападения и грабежи эстов.
В 753 году (это очень достоверно датируется по дендрохронологии) к Ладоге приходят скандинавы:

В I ярусе с древнейшей дендродатой 753 г. открыты три жилища каркасно-столбовой конструкции, с очагом в центре (т. н. «большие дома»). Очаг делил внутреннее пространство дома на три поперечные, а ряды столбов поддерживавших кровлю на три продольные части… Такая конструкция жилья близка североевропейскому халле… Однако точных аналогий ладожским жилищам пока не найдено. /*/

Последнее обстоятельствов свете имеющихся пока у науки данных объяснить сложно. То, что это скандинавы, доказывается не только северным обликом жилья, но и инструментарием в находившейся рядом с жилищами кузнечно-ювелирной мастерской:

Набор индивидуальных находок характеризует культурный облик первопоселенцев определенным образом. Овальная скорлупообразная фибула, языковидное кресало, колесовидные бляшки, фрагмент железной гривны из перевитого дрота, фризские костяные гребни, бронзовое навершие с изображением Одина, наконец, т.н. «клад» инструментов находят аналогии в североевропейском круге древностей. /*/

Однако отчего они построили здесь не совсем традиционные дома, неясно. Возможно, такая – «раннеладожская» - традиция всё же существовала где-то в Скандинавии, но просто пока ещё не раскопана. Возможно, придя на сырое место возле Волхова, поселенцы сделали поправку на местный климат. Возможно, судя по гребням, пришельцы происходили из неких смешанных этнически мест – скажем, с датско-фризского пограничья. Но одно понятно: это именно пришельцы, потому как их строения не продолжают ни одной местной традиции.
Во всяком случае, у археологов –

- нет сомнения, что первыми обитателями Ладоги были люди, среди которых доминирующее положение занимала группа норманнов. Представляется, что она была немногочисленна и достаточно монолитна. Наряду с мужчинами в ней были женщины и, вероятно, дети. Носители иных культурных традиций если и были в её составе, то занимали далеко не ведущее место. Создаётся впечатление, что перед нами поселение одной общины. Полукруговая (может быть и круговая) схема застройки с включённой в неё мастерской, отсутствие обособленных жилищно-хозяйственных комплексов, малое число домов, а соответственно и их обитателей позволяют рассматривать Ладогу 750–760-х гг. скорее как отдельную единую усадьбу, чем как поселение – зародыш города. /*/

Но важно: эти люди пришли в Ладогу раньше славян! И благодаря им по соседству с кривичской (ставшей, впрочем, уже межплеменной) крепостью в Любше возникает город Ладога или Альдейгьюборг, как его называли в позднейших скандинавских сагах.
Как убедительно доказывает Т.Джаксон, и с точки зрения топонимики именно скандинавы были здесь первыми. Не считая финнов, конечно:

Используемый сагами композит Aldeigjuborg построен при помощи корня borg, и это достойно внимания, поскольку данный корень служит для оформления древнескандинавской топонимии Западной Европы и не типичен для обозначения городов Древней Руси. …
Осевшие в Ладоге скандинавы, составлявшие здесь, «вероятно, сравнительно самостоятельную политическую организацию» (Лебедев 1975. С. 41), создали топоним Aldeigja, а затем дали городу имя Aldeigjuborg, в соответствии с привычной для себя топонимической моделью X- borg.

По общему мнению исследователей, название происходит из прибалтийско-финских языков. Скорее всего, исходный гидроним - финск.*Alode-jogi (joki) – «Нижняя река»… Как со всей убедительностью доказал И.Миккола, исходным является сочетание al, а не la в начале слова... Соответственно, можно утверждать, что из финского названия реки Ладоги (совр.: Ладожки) произошел скандинавский топоним Aldeigja (вероятнее всего, сначала как имя реки, а затем - поселения), а из него (с метатезой ald > lad) - древнерусское Ладога. /*/

Очень скоро оказывается, что Ладога населена уже несколькими этническими группами - иными словами, возник укреплённый пункт, базой которого был тот самый взаимозаинтересованный модус вивенди, о котором мы говорили чуть ранее.
Затем, в конце 760-начале 770-х годов первый ярус застройки Ладоги прекращает существование. Очевидно, в результате военного столкновения. Хорошо задокументирована кардинальная смена населения. Например, некому оказалось забрать спрятанные на время нападения кузнецкие инструменты. Да и сама кузня была уничтожена, а на её месте сооружена постройка иного типа. И вообще появились постройки, принадлежащие к принципиально иной домостроительной традиции, для которой характерна развитая техника сруба:

Смена построек I яруса постройками II яруса связана с появлением в нижнем течении Волхова новой группы населения. Изменение домостроительных традиций и планиграфии застройки, прекращение работы кузнечно-ювелирной мастерской, выпадение и не изъятие «клада» инструментов подчеркивают отсутствие преемственности в жизни поселения на этом этапе. По всей вероятности, не позднее рубежа 760–770-х гг. скандинавская колония прекратила существование в связи с продвижением в Нижнее Поволховье носителей культурных традиций лесной зоны Восточной Европы. …
С застройкой II яруса связываются находки древностей севера лесной зоны Восточной Европы второй половины I тысячелетия н.э. Жизнь скандинавской колонии обрывается в результате продвижения на север носителей культурных восточноевропейских традиций — славян или приведенных ими в движение аборигенов. /*/

Это с очевидностью не какие-то там «славяне», а словене. Будущие словене новгородские. Родом из западных славян. Более всего похоже – носителей фельдбергской культуры. То есть подвергнутых повторному ославяниванию немцев.
После этого Ладога приобретает во многом славянский облик. Этот тот самый III ярус, во время существования которого появляются первые свидетельства организации «восточного транзита». Таким образом, полагаю, первую колонию норманнов в Ладоге не следует считать чем-то большим, нежели изолированное явление. Это были, скорее всего, именно просто поселенцы. Добравшиеся до этих мест в рамках действительно широко развернувшегося в ту эпоху колонизационного движения скандинавов. Будучи уничтоженными, эти люди не оставили после себя свои традиции.
Судя по археологии, дошедшие сюда западные славяне выстраивают свой мир, лишь похожий, но не идентичный приднепровскому. Это я снова к вопросу идентификации славян. На самом деле, уверен, для пришельцев не только не были «своими» обитатели Приднепровья, но они бы здорово удивились, узнав, что кто-то ещё смеет называть себя их племенным именем – словене. Впрочем, и удивиться они не смогли бы – ибо никто там себя так называть и не пытался. Собирательные понятия народ тогда не уважал. Даже людьми для многих были только - они сами. А остальные… а чего там остальные: объект для отнять что-нибудь. И женщину его вдобавок.
Как бы то ни было, в VIII - IX вв. облик археологических памятников северной Руси отмечается наличием вещей, близких славянским культурам южного побережья Балтики. И, естественно, отличных от днепровских.
О западном происхождении словен говорит и религиозная сторона дела:

К этому времени в Ладоге существует прямоугольная ритуальная постройка площадью 120 кв.м со сторонами более 11 м и мощными двухрядными стенами, сравнимое с языческим храмом в Арконе. /*/

Рюген, где стояла Аркона, – один из регионов обитания «фельдберговцев».
При этом любопытно, что в тогдашней Ладоге нет святилищ скандинавов или других племён. Чем это объяснить, сказать трудно. Конечно, с одной стороны, - какие там святилища, у шведов-то? Дуб пораскидистее нашёл, да на нём пленных развесил. И всего дел с богами. А для повседневного, личного доступа к духовным ценностям – молоточки Тора на шее.
А уж кому молились весь да меря да чудь – то богам одним ведомо. В смысле – в принципе-то это известно, но указаний на их святилища именно в данной местности я не нашёл.
Но дальше, и уже совршенно независимо от этнической принадлежности жителей Ладоги, город оказался на пути транзитного движения серебра с Востока. Кто и при каких обстоятельствах открыл этот путь, мы не знаем и вряд ли узнаем. Предполагать можно что угодно.
Что, скажем, один из первых скандинавских поселенцев в Ладоге узнал, что через Волхов открывается путь на сказочный Восток, а наличие по пути непуганной пушнины и непуганных потенциальных рабов делает такое путешествие рентабельным. И открыл общество ограниченной ответственности для вооружённых родичей. Или что некие булгары или даже арабы добрались до этого места сами - опять же в погоне за мехами. Или что некие норманны, прослышав, что в Ладоге «люди нашего языка» живут, решили через этот опорный пункт выйти на Аустрвег и посмотреть, правду ли говорят сказители про сакральную Асию – родину богов Асов… Тем более что –

- Какое-то значение для направления этого движения могли иметь связи между Скандинавией и Прикамьем, прослеживающиеся с глубокой древности. /*/

И до этого скандинавы в Восточную Европу проникали:

Появление скандинавов на территории Восточной Европы происходит ещё до периода викингов (конец VIII — середина XI вв.) — известны отдельные находки так называемого скандинавского импорта вендельского периода (VI — начало VIII вв.) из могильников Литвы, Латвии и Эстонии. /*/

Но большая часть находок происходит, конечно, из погребений конца IX-X вв. Поселения этого времени известны меньше и меньше исследованы, вздыхают археологи.
Как бы то ни было, через Ладогу стартовали первые этапы развития самого главного бизнес-проекта всей будущей русской территории. А именно: транзитной торговли между балтийским Севером и сказочным мусульманским Востоком.
Вернёмся снова к Сарскому городищу.
Его археологические памятники говорят нам, во-первых, о привязке поселения к речной торговле, точнее, торговле на речных путях. По меньшей мере остатки одного из судов здесь найдены.
Во-вторых, они говорят о региональном доминировании в этой торговле:

Сейчас ясно, что либо прямо из рук скандинавских торговцев, либо через посредников их товары проникали и в средневековую «глубинку». В пользу этого говорят находки скандинавских вещей на обширной древнерусской территории. Это хорошо видно на примере Верхнего Поволжья. /*/

В третьих, они говорят не только о региональном, но - для тех времён - глобальном характере такой торговли. В Сарском найдена болгарская посуда, крымские амфоры, прибалтийский янтарь, уральская керамика, южного облика стеклянные браслеты и предметы роскоши.
Иными словами, те, кто останавливался в этом «растхофе» и время от времени имел несчастье остаться сам в кургане скандинавского облика, были заняты прежде всего товарным транзитом. В собственных целях или в качестве наёмных подрядчиков.
Об этом говорят монетные клады, оставленные ими в местах своего пребывания.
Это клады прежде всего куфических, то есть арабских монет. Воспользовавшись замечательной подборкой, приведённой блоггером lokaloki, но сэкономив тут место на статистических подсчётах, мы увидим следующее.
Весьма выделяются три, а при известной гибкости – и четыре основных района концентрации кладов. Это остров Готланд, это Восточная Пруссия, это территория вокруг Сарского-Тимерёва и северное побережье бывшей ГДР. Там клады менее концентрировано лежат, но зато их там довольно много.
О чём это говорит?
Сарское-Тимерёво – явно начало «серебряного пути». Место, до коего первоначально довозили восточное серебро, и где с ним велись первые операции после транспортировки с Востока.
Очевидно и место окончания этого пути – Готланд. То есть вот он – бенефициарий. Именно туда везли серебро. В больших количествах. Как свидетельствуют археологические материалы, -

- именно через Русь в Скандинавию поступало более половины бывших там в обращении материальных ценностей. /*/

Понятны также ГДР и Польша: ободриты и поморяне были сильно вовлечены в циркумбалтийские торговые отношения, а при том объёме резни, что всегда стояла на южном береге Балтики, неудивительно количество невостребованных вложений в матушку сыру-землю.
Понятен и феномен Восточной Пруссии. То, что пруссы были не последним народом на Балтике, сомнения не вызывает. Но откуда такая концентрация куфических монет именно здесь, - из их личных качеств не следует. Даны тоже были не последним народом, однако там такого количества кладов не наблюдается.
Или, может быть, именно поэтому?
Давайте подумаем. Могли ли пруссы быть участниками русского транзита? Вряд ли – на путях на Восток их археологического присутствия не замечено. Как и западнославянского, кстати. Разумеется, вольных охотников из славян или пруссов в русских бандах исключить нельзя, но не заметная для современной археологии их доля никак не могла обеспечить их земли таким количеством восточного серебра, которое там есть.
А могли ли пруссы быть одним из конечных бенефициариев восточного русинга?
Почему бы и нет? Что касается Пруссии – то это 90% мировых запасов янтаря. И не просто очевидно, а более чем очевидно, что за него некие обладатели арабского серебра арабским серебром и расплачивались. А дальше как раз понятно:

И много войн бывает у них…

В смысле – у пруссов. А где войны - там и стремление спрятать свои денежки. Особенно, когда вы, пруссы, сами –

- люди весьма доброжелательные. Они, в отличие от предыдущих, протягивают руку помощи тем, кто подвергся опасности на море или испытал нападение пиратов. Тамошние жители очень низко ценят золото и серебро, а чужеземных шкурок, запах которых донёс губительный яд гордыни в наши земли, у них в избытке… - /*/

- а на вас, пруссов, –

- названные русы нападают… на кораблях с запада. /*/

Отметим: русы. На кораблях. С запада. Значит, со Скандинавии. Из Швеции и Дании. Излюбленные многими западные славяне на эту роль не годятся – они могли до пруссов пешком дойти.
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments