Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян-итог

Глава 2.2. Обстоятельства образа действия

Обстоятельства образа действия проистекают из обстоятельств места.
Если есть цель пройти по реке, то корабль должен уметь причалить к берегу там, где нужно, а не там, где разрешающие глубины. Он должен уметь зайти в самую узкую протоку – вдруг именно там располагается то, что ты ищешь? – кстати, как мы знаем, именно там словенские родовые веси и прятались. А ещё на реке есть мели и перекаты. Нередко встречаются пороги. И не на всяком корабле их можно пройти. На морском – уж точно нельзя. Наконец, корабль должен быть достаточно грузоподъёмен и при этом остойчив, ибо река часто нужна воинам, а у воинов иногда оказывается добыча.
Сегодня неизвестно, насколько полноводным был Волхов в годы пресловутого «призвания варягов». Есть данные, что вплоть до Х века вода стояла ещё достаточно высоко, и по этому речному пути могли проходить даже большие корабли викингов. И лишь в Х-XIII веках уровень воды снизился на 1,5-2 м, что сильно осложнило судоходство. То есть заставило пересесть на суда более мелкие, так сказать, «каботажно-речные».
Однако и на большом судне даже по большой воде можно было пройти лишь немногим дальше Ильменя. Не дальше бассейна этого озера. Ведь прямого водного пути нет. Из одной речной системы в другую можно было попасть лишь через волок. Вот если брать от Ладоги: есть путь до озера Ильмень, а далее по рекам Ловати, Кунье, Сереже, волок в Торопу, далее по рекам Торопе, Западной Двине, Каспле, озеру Касплинское, ещё раз волок - в речку Катынь и лишь оттуда – в Днепр.
Как эти волоки преодолеть? Поднять кораблик на плечи и понести? Как Никулин в цирке - брёвнышко? Между прочим, водоизмещение знаменитой ладьи викингов, найденной в позапрошлом веке вблизи фермы Гекстеда (относительно небольшой лодки: длина - 23,8 метра, ширина - 5,1 метра) составляло 28 тонн. А корабль на сорок человек сколько весит?
Значит, катить его? Ну, конечно. Корабли на колёсах, что якобы так изумили греков в Царьграде, наверняка всего лишь на катках тащили. Не дырки же в бортах под оси пробивали?
Но ведь суда не только волочь надо. Надо их ещё от груза освободить. Например, доспехи-оружие снять. А куда деть? В котомку за спиною? На себя надеть? Так это пуд веса добрый – с ним за плечами не больно-то под корабельной тушею порезвишься.
А ведь ещё кто-то охранять всю эту процессию должен. Мало ли людей лихих? Или даже не лихих – благородных, Например, других таких же воинов мощных и гордых, которым дорогу уступить надо.
А покормить – да, вновь покормить! - творящих тяжёлую физическую работу мужчин? Где взять? Отправить кого-то на охоту? Можно представить себе, как быстро сделает ноги любая потенциальная добыча, почуяв запах пота от сорока ворочающих тяжкий груз мужиков и услышав размеренное: «Эх, родимая, сама пойдёт!»
Кроме того, волоки имеют особенность начинаться в верховьях. А верховья, соответственно, имеют плохую привычку быть мелкими, ограниченно судоходными. Да и вообще - морские корабли в реках и на порогах не больно-то потаскаешь. Так что так или иначе, а надо было переваливать поклажу на менее крупные суда. А по достижении большой судоходной реки логичным представляется желание снова сменить судно на более вместительное.
Значит, что нужно? Значит, для начала нужен порт в точке «река-море». А при нём – обменный сервис. Оставил драккар, взял снекку речную. Или вовсе плоскодонку. Детали купли-продажи-обмена-проката нам сейчас неважны. Но само наличие оных операций сомнений не вызывает:

А весной собрался он [Харальд Сигурдарсон] в путь свой из Хольмгарда и отправился весной в Альдейгьюборг, взял себе там корабль и поплыл летом с востока.

Кальв и его люди пробыли в Хольмгарде, пока не прошел йоль. Отправились они тогда вниз [т.е. к побережью] в Альдейгьюборг и приобрели там себе корабли; отправились с востока как только весной сошел лёд.

Магнус, сын Олава, начал после йоля свою поездку с востока из Хольмгарда вниз [т.е. к побережью] в Альдейгьюборг. Стали они снаряжать свои корабли, когда весной сошел лёд.


Обратим внимание на последнее свидетельство.
Даже если норманны снаряжали свои корабли самостоятельно, всё равно они должны были пользоваться местным сырьём – лесом, смолой, пенькою. Мелкий ли, крупный корабль, это – технология. Так что практическая вещь номер один – везде по курсу речных русел, в ключевых местах, возникает судостроительная инфраструктура. В начале которой - лесозаготовительное предприятие. Затем лесопилка. Лесосушка. Деревообрабатывающая фабрика. Смоловарня. Металлозаготовка и металлообработка. Далее - склады, логистика, транспорт. Простите за выражение, маркетинг. Подготовка кадров. Квалифицированный – не дрова рубим! – менеджмент. Над ним - руководящий менеджмент. Наконец, питание и социальное обеспечение. Охрана - ибо любой пришедший покоритель речных русел должен отдавать себе отчёт в опасности просто отнять построенный кораблик. Из-за угрозы не совместимого со здоровьем ответного действия.
Вот в этом судостроительном бизнесе наверняка и был один из важнейших экономических смыслов существования Ладоги. Как то и доказывают находки в ней и около корабельных заклёпок.
Здесь же - груз принять-отгрузить. То есть логистический комплекс. Заработать на питании-споровождении-развлечении путешествующих – тоже нужно. То есть – обслуживающий комплекс.
А кто-то должен был проводку кораблей через пороги обеспечивать. И через волоки. А значит, надо договариваться с кем-то из местных, чтобы оказали содействие как в перевалке грузов, так и в замене плавсредств.
Вот что пишет, например, интересный автор, сотрудник Института археологии Российской академии наук Николай Макаров, исследовавший Ухтомский волок возле Белого озера:

Начало «старому волоку» было положено около X века, когда небольшая группа колонистов построила маленькое, площадью всего 400 квадратных метров поселение на берегу Волоцкого озера. …Формы керамики говорили о финно-угорском происхождении основателей волока.
…Много лепной керамики найдено на селищах Пиньшино II и III, богатый набор украшений той эпохи извлечен из могильника Погостище северо-восточнее Ухтомского волока.

Украшений богатый набор – значит, не бедовали волочане!

На юго-восточной окраине деревни Волок начинается старая тележная дорога. Она соединяет Волоцкое и Долгое озера. Сначала идём по краю поля, пересекаем ручей. Этот переезд… местные называют «Мостище». Не иначе — был тут крепкий мост. Далее дорога идёт лесом. Ее ширина составляет два — четыре метра. На стволах деревьев хорошо заметны старые «грани» — затёсы, отмечавшие повороты и служившие для обозначения основного пути. Сейчас старая дорога разбита тракторами. Но хорошо заметно, что проложена она была по ровным, сухим участкам, без крутых подъёмов и спусков, затруднявших перевозку грузов. Продвигаясь по заброшенному пути, мы пересекаем водораздел Каспийского и Белого моря. И всего через каких-нибудь два километра выходим к Долгому озеру!
Старая колея заканчивается у самой воды. Тут же на берегу лежат долблёные лодки-осиновки, оставленные местными рыбаками и охотниками. Как похожи по своей конструкции эти лодки с набитыми бортами на новгородские однодеревки XII века! Их фрагменты были найдены во время раскопок совсем недавно. Неподалёку от места, где по традиции оставляют лодки жители окрестных деревень, находится единственное на Долгом озере поселение XIII века. Присмотревшись, распознаём в подсыпке разбитой колеи пережжённые печные камни и фрагменты средневековой керамики...

В общем, даже простой переволок – это серьёзная операция, требующая соответствующей инфраструктуры. А значит, волоки тогда обязаны были представлять собой некие комплексы из средств обслуживания переброски кораблей, персонала, который этими средствами владеет, жилых комплексов для персонала, коммунальных служб этих комплексов, финансовых учреждений, которые все это обслуживали и, естественно, средств охраны, правопорядка и обороны комплексов. И даже в догосударственный период, до всякой княжеской или прочей власти эти функции должны были выполняться хоть родом-племенем, хоть деревней, хоть засевшей на волоке ватагой. Когда дело требует организации, организация появится.
Ну и, понятно, что смазкой для этой системы, чтобы она на детальки не разваливалась, являются деньги. Скажем, известно, что проход от Новгорода до Ладоги стоил три марки кун или пол окорока, проезд вниз по Неве и обратно – 5 кун или окорок. А уж в глубине сибирских руд… э-э, кривичских лесов!
Вот каковы, к примеру, только налоговые обороты - и только одного волока. Правда, сведения содержатся в относительно поздней – 1585 года - «Писцовой книге езовых дворцовых волостей и государевых оброчных угодий Белозерского уезда». Но данная картина от эпохи до эпохи принцпиально не меняется – пока люди переволакиваются, до тех пор и платят. А государство уж свой алтын с исполнителей заберёт:

…А оброку дают с села Ухтомы 2 рубли да пошлин гривна. Да с Шубацкие волости оброку рубль и 22 алтына 2 деньги да пошлин 3 алтына без деньги. Да с волоцких деревень и починков, что были в пусте, оброку дают полтину да пошлин 5 денег.

Платить, конечно, не хотелось. И –

- …надо думать, новый волок белозерцы устроили, чтобы не платить крестьянам Шубацкой волости, села Ухтомы и волоцких деревень сборы за перевозку судов и товаров или, по крайней мере, уменьшить эти выплаты…

Но куда денешься! Одно дело – крестьяне одних деревень через волоки, принадлежащие другим, не пойдут. Все равны, все сами всё готовы сделать. А ежели большой караван с профессиональными купчинами идёт? Те же, повторюсь, катки под днище – поди их, наруби, обтеши, сучки убери, сам волок расчисти, товар выгрузи, да перевези, да телеги для этого сооруди, да пленников-рабов поохраняй, да оружие наготове держи – не дома находишься…
Да и лоцман нужен. А потому только естественно, когда археологи находят свидетельства того, что, например, на Волховском пути существовала целая корпорация лоцманов, которые переводили суда через пороги. А оплата их услуг проводилась в Гостинополье. Тут же происходила и выплата мыта или проезжей пошлины.
Иными словами, раз уж реки – дороги, то к ним, как к дорогам, стремилось и обслуживание тех, кто по ним передвигается. Via est vita ещё и не в философском, а в чисто утилитарном смысле: чтобы проехать, надо прожить, а чтобы прожить, надо прожевать. Пищу. И запить её. И желательно не только водою из самой речки. Тем более что приборов для замера промилле в выхлопе шкипера ещё не было. Да хоть бы и были – любопытно было бы посмотреть на вдохновляемого раскалённым железом гаишника, уныло наматывающего собственные кишки на дерево под гогот пяти десятков вооружённых нарушителей.
Следовательно, для начала с неизбежностью создаётся портовая инфраструктура – когда у нас появляются судостроительное производство. А рядом с нею с той же неизбежностью возникает инфраструктура производственная, торговая, рекреативная. И вот благодаря таким взаимоотношениям на древнем Восточном пути возникает практическая вещь номер три – обменная инфраструктура. Не за бесплатно же корабли дают! А это значит – обмен товара на товар или деньги, это значит – рынок, это значит – воровство и полиция.
А там – шаг и до политического прикрытия. Инфраструктура - такая вещь, что непременно требует пригляда. Ибо не может эта самая инфраструктура быть заложницей настроений любого проплывающего ярла и любой подобравшейся сюда банды.
Всякая питательная вещь требует пригляда…
Разумеется, все эти задачи и структуры не вырастали единовременно. И не создавались по некоему плану. Не только в силу отсутствия КПСС в тогдашние времена, но и потому, что планы обычно создаются в головах руководства. Но на Руси оно тогда появлялось позднее, нежели потребности путешествующих и их удовлетворение здесь проживающими.
Собственно, оно всегда появлялось здесь позднее, чем нужно. Продавцы-каталы-бандиты-мошенники-березовские – как-то сразу. А вот адекватное руководство – с адекватными планами в головах – гораздо позднее. После того, как вырастет из катал и березовских.
И для этой инфраструктуры нужно место, где она разместится. Вот и возникают около волоков и порогов скандинаво-финно-кривичско-славянские торгово-финансово-охранные поселения. Как, например, у первых порогов на Волховев стоят поселение Пчева и укреплённый пункт Городище, а у вторых, соответственно, - Гостинополье и Новые Дубовики:

…произошло формирование сети поселений вдоль волховского участка системы речных путей с Балтики на Восток. Особая их концентрация наблюдается в зоне Гостинопольских и Пчевских порогов, находящихся выше по течению Волхова. Явно неординарную роль играло городище и селище Любша, расположенные на правом берегу Волхова ниже Ладоги.

Вряд ли это, продуваемое военными ветрами место, доступное для набегов крупных отрядов викингов, могло эффективно контролировать движение по Волхову. Представляется, что эта функция осуществлялась крупными поселениями Новые Дубовики и Михайловский погост, блокировавшими Гостинопольские пороги. По крайней мере, Новые Дубовики в конце IX - начале X в. переживали расцвет.

Не отсюда ли – возникновение больших посёлков и городищ на концах, так сказать, «мелкого пути»? Типа Гнёздовского.
Риторический вопрос. Именно поэтому. Вот что пишут, например, про поселение в Гнёздово, что как раз в конце важного волока лежит:

Волок был наиболее проходим во время «высокой воды», и именно с этими периодами была связана наиболее интенсивная торгово-ремесленная деятельность в Гнёздове. Связь поселения с ближайшей округой не ясна. Зато очевидна ориентация «сезонного» ремесла на обслуживание международного торгового пути.

И, как во времена оны древнегреческие колонисты расселись по берегам Средиземного и Чёрного морей, словно лягушки вокруг болота, так и населённые пункты на тогдашней ещё не Руси всё больше кучкуются около ключевых мест транзитных трасс.
Так у нас возникает Смоленск – и его археологическое «зеркало» Гнёздово. Так у нас возникает (точнее, отнимается у предыдущего автохтонного населения) Псков. Так у нас возникает Полоцк на развилке двух речных систем – Двины — Даугавы и Полоты — Великой — Наровы. Так возникает Ладога перед входом в восточноевропейские речные системы. Так возникает Рюриково городище на острове в районе не построенного ещё Новгорода. Чернигов с Коровелем-Шестовицами. Тимерёво рядом с будущим Ярославлем.
Tags: Русские - покорители славян
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments