Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян-итог

Глава 3.1. Фактории и факторы

Итак, на будущей Руси скандинавские бандиты – ну, или в принятой для средневековья классификации воины – обнаружили сразу два потенциально обогащающих их фактора: наличие на определённой территории мехов (не забудем и потенциальных рабов) и наличие выхода через эту территорию на потенциального покупателя. Коими выступали прежде всего арабские и византийские потребители и разнообразные посредники – булгары-перепродавцы, хазары-взиматели пошлин, рахдониты-профессиональные купцы.
Естественнейшим для средневековья – да и для дня нынешнего – образом скандинавы обязаны были устремиться на освоение и покорение этого многообещающего пространства. И устремились. Вспомним: примерно 786 годом датируется первый клад арабских дирхемов в Ладоге. Это несомненный признак, что здесь побывал тот, кто лично сходил в южные походы.
При этом, напомню, очевидны военно-стратегические трудности, которые необходимо было преодолеть скандинавам, чтобы пройти путь до, как минимум, прикаспийских арабов (или хазар, если дирхемы им приходили в результате контактов с Хазарией). Это преодоление:
- запиравших вход в славянское пространство крепостей Ладоги и Любши;
- волховских порогов;
- волоков и речных путей через финские и славянские земли;
- Волжской Булгарии;
- Хазарии и контролируемой ею волжской дельты.
Противостоять натиску обезумевших от звона серебра скандинавов могло только наличие уже чьего-то контроля над транзитными речными путями с Севера на Восток. Причём сравнимого по силе потенциального отпора силе потенциального нападения. Однако местные племена, во многом утратившие былую пассионарность, – а мы это видим хотя бы на примере угасших к этому времени «дьяковцев», - не могли или не хотели дать соответствующего отпора.
Причин тут, как видится, несколько.
Первая: местные элиты – а отпор всегда организуют элиты – именно что не хотели давать отпор. Ведь собственно, как мы уже убедились, захожие скандинавы были им полезны и выгодны. Не лезли собственно во власть – нет примеров того, чтобы некий скандинав пытался захватить власть над неким местным племенем. Процесс таких захватов начался вместе с процессом построения русского государства – а до этого тогда было ещё далеко. Зато скандинавы с их выучкой и мобильностью сами собою выдвигались на роль агентов сбыта товарной продукции местных хозяйств. С соответствующими бонусами для тех, кто эту продукцию им поставит. И с возможностью пригрозить непослушным или жадным исправительно-уничтожительными мерами со стороны вислоусых дядек с грозными мечами и секирами. Не думаю, что был избыток тех, кто желал подвергнуться такому «воспитанию».
Разумеется, без конфликтов не могло обходиться и не обходилось. Но в силу первоначальной слабости не организованных скандинавских торгово-охотничьих ватажек и характера местности и незначительной плотности народонаселения эти конфликты в целом не могли не заканчиваться установлением отношений сотрудничества. Ведь в конечном итоге, что удобнее? – сразу получить товар и перепродать его - либо сплавляться по бесчисленным рекам и лазить по дремучим чащам в поисках деревенек, население которых случайно не успеет разбежаться при виде чужих кораблей?
Вторая причина, повторюсь: скандинавы первоначально и не вторгались в сферу компетенции местных элит. Земли вокруг много, полной власти над нею ни у кого нет, людишки живут себе по своим понятиям в своих лесах. Если и существуют некие племенные центры, то влияние их, как показывает археология, распространяется на ближайшую округу-задругу – то есть от силы на пяток «кустов» из трёх-пяти деревенек каждый.
Пространства полно. Было на нём место для финнов и славян с кривичами, - будет и для скандинавов. Селись, коли добрый человек.
Насчёт доброты скандинавов не скажу ничего, но вот селились они здесь тоже, к тому же не претендуя на захват местных городищ. Поначалу, конечно, не претендуя. Потом-то уже другие вопросы на повестку дня встали. Но и позже, когда уже развернулся чисто территориальный аспект русской экспансии, часть скандинавских поселений продолжала существовать в стороне от поселений туземных.
За исключением, впрочем, того обстоятельства, что сами они становились центрами притяжения для местного населения.
И это уже третья причина того, что аборигены не давали заметного отпора пришлым скандинавам. Ведь поселения пришельцев представляли собою не пункты опоры иностранной экспансии, а открытые торгово-ремесленные пункты. Которые не имели государственной принадлежности. Мы не видим в них ничего, что напоминало бы остатки государственных учреждений – дворцов, казарм, арсеналов и проч. Здесь всё относительно ровненько, все живут примерно одинаково.
Исполняли эти пункты, следовательно, не политическую, а экономическую функцию. Как и в Скандинавии, они обладали определённой экстерриториальностью. В них волен был заходить кто угодно – если, конечно, не с целью грабежа и захвата. Зашедший получал обслуживание, мог купить новый корабль, обменять старый, починить вооружение, продать или купить что-то из товара, переночевать, оттянуться с весёлыми девками и так далее.
Не форты для своих, обеспечивающие прочность завоевания. А фактории для всех, предоставляющее свободу торговли.
Кстати. Прежде чем идти дальше, хочу обратить ваше внимание на одно обстоятельство. Как указывает в своей великолепной работе «Austr í Görðum: древнерусские топонимы в древнескандинавских источниках» наша выдающаяся исследовательница Т.Н.Джаксон, -

…сочетание höfuð garðar, переводимое как «главные города», может иметь это значение только в древнерусском контексте. Так, например, в шведских средневековых источниках термин huvud gård служит для обозначения «главного двора» и тождествен терминам curia и mansio шведских латинских документов. /*/

Между прочим, curia с латинского переводится как «биржа», а mansio – как «ночлег», «пристанище». Иными словами, для скандинавов речь не идёт о каких-то местных городах или княжеских центрах. Для них это некие ограждённые поселения - garðar, - которые ассоциируются с местом обмена товарами и ночлега после дневного перехода. А что такое – ограждённый постоялый двор с обменным рынком?
Точно так – фактория!
Именно с них начиналось административно-территориальное строение страны. От Руси первичного присвоения, Руси рэкетирской она превращалась в Русь торговую, обменную.
Это хорошо видно на примере по меньшей мере двух археологически однозначно русских факторий: Сарского городища близ Ростова и Тимерёвского возле Ярославля.
Основное из них – Сарское возле озера Неро, в излучине реки Сара. Его археологи относят к первым трём пунктам первичного проникновения норманнов. Мирного, кстати, сказать, проникновения. Не найдено не то чтобы следов войн и разрушений, но археологически очевидна картина, как местное мерянское население, прежде рассеянное по громадным территориям, собирается вокруг норманнской базы.
Только необходимо обойтись без иллюзий: здесь всё равно не базар, а база. Тут есть свой рынок, но свобода торговли на нём – для своих. Для обитателей фактории и её тороватых гостей. То есть тех, кто может себе позволить недешёвое и опасное в ту пору купеческое дело. Как на российские рынки не может выйти простой крестьянин, не лаской, так таской вынужденный отдавать товар перекупщику, - так и тогда лесной охотник едва ли мог притащить бунт норковых шкурок в одиночку. Из этого, собственно, и начинала строиться любая власть – из стремления такого одиночки получить защиту для своего товара или дела, да и жизни, - и из ответного предложения некоей силовой формации поступить под таковую защиту. За мзду определённую, понятное дело.
Так на Руси и власть начиналась – в частности, и из таких вот факторий.
Так что крепостицы здесь, конечно, тоже строили. Поначалу для защиты от набегов вольных пиратских дружин. Чтобы у тех слюнки не текли. А буде слюноотделение начнётся, чтобы инстинкт самосохранения на мозг агрессора мог. Дескать, лучше вести себя поскромнее, а то те, кто в крепостице дежурит, слюнные железы вместе с головою отделить могут.
Затем, очевидно, здесь появлялась уже постоянная силовая администрация. Потому как не могло её не быть. Но, судя по тому, что следов от неё мы долгое время не находим, - носила она некий местный, локальный, сугубо полицейский характер. Вероятнее всего – даже выборный. Наподобие шерифов на американском Западе.
И, наконец, есть четвёртая причина спокойствия местных: эти фактории сами по себе были центрами притяжения для всего того контингента, который мало склонен ковыряться в земле, а ищет менее традиционного заработка. Грубо говоря, сюда, в фактории, стекалось всё, чтобы было передового и пассионарного среди аборигенного населения: ремесленники, рабочие, воины, купцы, надсмотрщики за рабами и животными, представители свободных профессий. К коим по природе вещей примыкали женщины обычные и женщины вольного поведения, различные авантюристы, наёмники, обслуга и так далее. Вот они-то уже и начинали представлять собою постоянное население факторий, профитирующее на пушном и серебряном транзите, обеспечиваемом скандинавами.
Вот тут приостановимся. Ещё раз задумаемся. Постоянный контингент поселений, исключённый из местного хозяйственного уклада, но обеспечивающий альтернативную ему экономику. Экономику транзитную, эксплуатирующую исключительно местные природные и – если учитывать охоту за рабами – демографические ресурсы, но не дающую практически ничего в обмен на это. Экономика, по сути, замкнутая на обслуживание самой себя и только отдающая толику богатств местным элитам. И то лишь в той мере, в которой элиты сами втянуты в эксплуатацию местных ресурсов и населения.
По сути, это экстерриториальные поселения.
При этом население их полиэтнично и одновременно иноэтнично для местных народов, ибо составляющие его персоналии вытянуты и выкинуты из аборигенных родов и этносов. Изверги и выродки, если определять их в терминах того времени. Хотя в факториях живут славяне, живут кривичи, живут северяне, живут меряне, живут весяне, живут прочие представители местных этносов – и даже, по захоронениям судя, представляют собою большинство здешнего контингента, - на деле это уже иной этнос. Так сказать – внеэтнический.
Tags: Русские - покорители славян
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments