Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - повелители славян

Теперь же ярл, представившийся Гостомыслом, рассказал о том, что происходило, на их, словенской, стороне.
Как выяснилось, именно он стал поначалу организатором аитирусской революции. И именно из-за Хрёрекра (словенин произносил его имя как Рёрек или даже Рюрик).
Оказалось, что когда в Альдейгьюборге они с готландцами отняли у Гостомысла меха, тот как раз баллотировался в старосты словенского конца города. И когда свеи запросто пришли к нему в дом и отняли всё – старик воспринял это с большой обидой.
К тому ж противоположная партия тут же воспользовалась его унижением, выдвинув тезис, что не сможет уберечь Ладогу тот, кто не сумел уберечь собственное имущество.
В общем, Гостомысла на выборах прокатили. И обиженный старик начал разрабатывать планы мести заморским находникам. Убрав их, он вполне мог снова претендовать на звание лидера нации, что дало бы ему возможность насладиться последующим торжеством над политическими конкурентами.
Там, у словен, бывают подчас удивительные виды казней.
Словом, старикан решил взять на вооружение древний принцип: необходима победоносная внешняя война, чтобы решить проблемы внутренние.
Для выполнения этой задачи он привлёк наиболее авторитетного из ладожских парней – воина по имени Вадим. Тот к тому времени успел заслужить прозвища Храброго. Как уж там сумел Гостомысл доказать ему необходимость революции, старик умолчал. Факт, что парень поклялся извести русов из города.
Сначала-то на готов напал только его небольшой отряд. Но едва зазвенели топоры, по городу с быстротой лавины начала собираться толпа. А толпа – она и есть толпа. Вспомнили время Бусово, то да сё… В общем, чего ж не пограбить, к тому ж безнаказанно, к тому ж когда сам голодный и дети голодные?
Уцелело из скандинавов немного.
Тем временем процесс лечения похмелья дошёл до той стадии, когда жизнь снова начала казаться светлой. Хрёрекр распорядился об обеде, а пока, как ни жалко было, велел подать послам пива.
Он совершенно не злился на старика, даже если тот и пришёл объявлять ему войну.
Но Гостомысл был настроен явно мирно. И ярл, хоть и не понимал, ради чего тогда словенин решил к нему приехать, мысленно поощрил того к продолжению разговора.
А дальше, продолжал симпатичный старикан, у словен возникли трудности. Поперву Вадима Хоробора Готобойцу избрали воеводой. По-русски говоря, герцогом. То есть командиром всех вооружённых сил Альдейгьюборга и прилегающих областей. С исключительными правами на ведение боевых действий и установление мира.
Вадим – поскольку русов уже не было – тут же отправился к белоглазой чуди. Примучил там несколько весей, из угнанных пленников создал ремесленное поселение, а в их землях срубил пару гoрoдкoв. И с триумфом вернулся в Ладогу.
Тут Хрёрекру захотелось сразиться с Вадимом. Будет много славы, если одержать победу над таким воином.
И ярл предложил выпить за будущего достойного противника.
Ответ был неожиданным.
Словене заявили, что пить за этого вырода они не будут. А могут выпить лишь за то, чтобы Рюрик победил его как можно скорее и убил.
Хрёрекр заинтересованно опрокинул в себя ещё полкружки.
– Разве можно не уважать такого воина, – спросил он полуутвердительно, подзуживая старика на новые подробности.
Гостомысл ответил в том смысле, что пса, покусавшего хозяина, убивают, и поведал продолжение истории.
После того, как ладожане добились свободы, в обществе появились многочисленные движения, утверждавшие, что они лучше всех знают, куда идти дальше и как организовать общественную жизнь.
Первыми симпатии публики завоевали те, которые кричали, что раз добились невыплаты даней готам, то необходимо вообще отменить сам институт податей. По весям и селищам прокатилась волна выступлений с программой отмены долгов и прощения всех залогов. Некоторые роды объявили себя независимыми от власти Ладоги и по факту суверенитета прекратили выплачивать налоги.
В одних потом удалось навести порядок с помощью вадимовых войск, а иные так и продолжают до сего дня вести самостоятельное существование.
Параллельно сформировались движения, заявляющие, что Ладога – средоточие государственности, и потому она обязана подчинить себе окрестные племена.
Тем временем из-под власти города отпали некоторые пограничные племена. Весь объявила о независимости. Меря перестала пускать на свои земли словенских пушных промысловиков. Кривичи заявили о полной независимости и потребовали извинений за взятие Ладоги, когда ловене вторглись в эти места сто лет назад. А также сделали национальным праздником день отбития штурма Любши. После чего превратили эту крепость в собственную столицу.
Как пояснил Гостомысл, счёты между ними были очень древними. Ещё с тех времен, когда словене, мужественно резавшиеся то с лютичами, то с глиничами, после какого-то особенно гнусного зверства снялись с родных мест и подались сюда, на север. А жившие здесь кривичи нагло пытались не пустить миролюбивых переселенцев. И до сих чуть ли не в каждой уличной драке поминают, как словене якобы несправедливо заняли их земли…
«Якобы!» - про себя усмехнулся Хрёрекр. Даже здесь, в Свитьоде, есть сага о том, как эти «миролюбцы», добравшись до Альдейгьюборга, где добрососедски сосуществовали шведы и кривичи, порезали всех до единого. А городок сожгли. С тех пор он словенским и считается, а так вообще-то он кривичский.
И… И даже шведский, вдруг остро задумался Хрёрекр. Жили там свеи, всегда жили, с самого начала! А может, они его и основали? Кривичи-то что – они на тогдашнем, до спада воды, берегу Нево свою Любшу поставили. А потом, когда озеро ушло, кто-то основал Альдейгьюборг. Почему не шведы, если известно, что они там жили с самого начала?
Tags: Русские - повелители славян
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments