Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Как бы то ни было, мать решила уйти за Кромку среди, что называется, родных берёз. Не в самом Вручем, чтобы опять-таки, по её словам, не давать дармового зрелища досужим горожанам. Нет она выбрала родовое село, где когда-то давно появилась на свет.
Что ж, Ингвар уже ничему не противился. Да и жгли его те слова матери, про Хельгу сказанные. Пусть их, баб, пусть делают, что хотят! Ему самому лишь хотелось, чтобы всё поскорее закончилось. Тогда можно будет сесть, утереть пот, задуматься.
Шутка ли! – он теперь великий князь. Ему, именно ему теперь разрешать ситуации, которые возникают и будут возникать вокруг Руси киавской. Себе можно признаться честно: он, Ингвар, не обладает политической хваткой и талантами своего отца. Правда, в итоге Песах обыграл его, и сгинул отец где-то за морем, исполняя политическую комбинацию хитрого хазарина. Но сколь ни думал Ингвар, пытаясь найти принципиальную ошибку, приведшую их с отцом на такой путь – не мог найти. Предательство, обыкновенное предательство! Хазары нажали на печенегов, те предпочли бросить своего русского союзника. Союзника, давшего им, если честно, очень много – практически весь хазарский Крым. Да, города Хельги оставил за русами – так города степнячкам и не нужны. Зато получили они в своё распоряжение весь степной Крым. А при том факте, что они вместе с русами запирают Перекоп, - хазары, флота не имеющие, ничего бы им сделать не могли бы. Ни им, ни русам.
Со своей стороны, и Роман, император ромейский, тоже их предал. Русы прижали хазар, вытащили для него, можно сказать, уголья из костра. А когда пришла пора на следующий год помочь союзникам, ни ответа от подлого ромея, ни привета! Правильно, что отец договорился с хазарами о том, чтобы наказать Романа! И хорошо, правильно мы его наказали, решил Ингвар. То, что флот русский разбили – тоже случайность. И предательство. Ишь, с огнём греческим на бой вышли! Нет бы честно сойтись лицом к лицу, боротом к борту! Тогда посмотрели бы, чей верх оказался! А так – конечно! Чего там не расстрелять беззащитных людей на расстоянии огненными зарядами! Бесчестный, подлый приём!
Но главное, думал Ингвар, всё равно не в этом! К тому времени договор с Песахом уже был заключён. И русы, значит, уже под ним ходили. Оно бы и ладно, не в первый раз русы под хазарами службу тащат! Вон дед-от, Одд-то, вовсе с того и начинал, что под хазарскую руку пошёл, да дани под уграми у тех увёл. Ярились угры-то, злились, даже Самват обступали и за малым не взяли. Но ничего им уже не светило! Печенеги – те ещё добродушные ребята! А в степи им конкурент не нужен. Не прокормит степь-от три орды – хазар чёрных, угров и «печёных». Так что получили угры удар в спину. Да окрик из Хазарана, корпусом лариссиев подкреплённый. И ничего поделать не могли – ушли в Паннонию. С «печёными» на хвосте…
А потом уже отец от хазарской службы избавился. Дождался замятни у тех, да взял под себя данников хазарских. Были вы, северяне, хазарские подданные – будете теперь русскими. Ах, не согласны? А Чернигов на пал пустить? Да с сёлами, по Десне лежащими? Вот и чудненько. А хазарам я сам за вас отвечу.
И что замечательно – ответил же! Печенегов на них натравил. Даже не так. Натравил печенегов на печенегов, гила на иртим проклятых. А сам с ордой талмат договорился, чтобы те на алан напали. Тем самым хазар на ответные репрессии спровоцировать, о чём глупые «печёные» до времени не догадывались. Но это неважно, ибо как только хазары войско собрали, да на талмат двинули, на них обрушились куллеи. Тем только повод дай резню хазарам устроить!
А в итоге все довольны. Куллеи себе пастбища, хазарами оспариваемые, получили. Талмат на ланах приподнялись. Гила с иртим в очередной раз удалью померились, песни о своих подвигах сочинять сели. Русы же ставшую бесхозной Тмутаракань прибрали.
Ну, а что хазары массу всего потеряли – так кто им тут родственник! В Степи клювом не щёлкают. Тут быстро таких наказывают. Причём радикально.
А главное – не до поданных им бывших стало, не до северян с радимичами.
Так что не в службе хазарской дело. Ему, Ингвару, надо теперь думать, как подобные политические комбинации выстраивать, подобно тому, как отец умел это делать. Тогда и хазар можно будет вновь в их собственные проблемы погрузить. А самим – на простор выйти. В смысле – прочие руси под руку свою подводить. С растхофской начиная. Сюрнесскую или смоленскую, как её кривичи называют, отец уже прижал. Правда, не полностью те русы под Киаву легли, но это уже мелочь. Главное – что дани кривичские киавское полюдье собирает, а Сюрнес в том помогает. Потому как только через Киаву они на Царьград да на Хазаран ходить могут. И в их вечном споре с Полоцком только на Самват они опереться и могут.
А там и до Альдейгьюборга бы дойти! Они хоть и союзники там – а всё ж путь-то Восточный сами держат. С киавской Русью тогда только делятся, когда до Царьграда дойти хотят. А для этого надо пройти через харавои, гилу и цопон, о чём без киавского сопровождения и охраны даже думать не моги! Но это – обычная плата за сопровождение. Платите, раз по нашей земле идёте. А хорошо бы, чтобы нашей землёю ещё и Волхов с Волгою стали. Тогда бы вообще все платили бы, куда бы ни пошли Восточным путём…
Вот думать о чём надо! Вот что вершить! А тут бабы с их змеиными вывертами! Мать вон уже сама себя отпела с жрицами, смотрит отрешённо. Почитай, что мёртвая. Ан не забыла упомянуть, чтобы он Хельгу даже не вздумал приглашать в это последнее для себя путешествие на родину! Можно подумать, он собирался это делать! Хватило ему один раз толкнуться в дверь жены вечером того дня, когда Свенельд принёс весть о гибели отца за морем!
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments