Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Так даже в Степи – на Северном пути её называют Хунналанд – стал знаменит Орвар как великий герой. И захотел тут увидеть его сам царь хазарский, ибо как раз немирье было у хазар с Растхофской Русью. И благодарен был царь за то, что Орвар так славно растрепал тех русов. А ведь всё это случилось за один год лишь после прихода деда твоего на Восточный путь!
И были у Хазарана в это время большие нелады с печенегами – отбирали те пастбища у чёрных хазар. А у печенегов были нелады с уграми – пришли печенеги в Степь, где угры тогда кочевали. А у угров были нелады с болгарами это тоже кочевники, что по Дунаю живут. Они навроде нас, русов, - тоже правят подданными славянскими племенами. А у болгар были нелады с ромеями – давно они там за землю бьются.
Понял?- неожиданно спросил отец.
Ингвар понял не совсем. Для него это всё было далеко. Печенегов он знал – про них говорили всегда. Они словно висели над Киавой, словно туча, из которой в любой момент может пойти дождь. А потому даже когда дождя нет, ты всё равно держишь в памяти такую опасность.
А ещё двух печенегов знал Ингвар, потому как они когда-то давно, ещё до его рождения, в русь пришли. И хоть давно уже стали они русами, и в младшей дружине князя давно обосновались, однако среди детей на дворе княжеском существовал боязливый интерес в ним. Живого печенега ежели и видел кто, то лишь на базаре, и то редко, а тут вот они, рядом ходят, по-русски говорят. Один из этих даже любил детей припугнуть, рожи страшные делая.
Хазар тоже были известны. В Самвате, столице Киавской, которую русы ещё Кенуград называли, у них даже квартал свой был. Когда-то, сказывали, весь Самват хазарской крепостью был, в опоре на которую те дань с племён славянских собирали. Вот как сейчас русы. Да и сама Хазария тоже рядом была. Сразу за печенегами. С нею у отца были какие-то сложности, но Ингвару за малолетством были они далеки и непонятны.
Про угров же и болгар княжич и не слыхал никогда. Про ромеев знал, конечно: каждую весну к ним русы корабли с товаром на обмен шлют. Но знал только по имени, а что они на самом деле собою представляют, не ведал. Вот начнёт он обучение воинское осенью, тогда и о народах окрестных ему расскажут, ибо должен быть воин в курсе о тех, с кем, возможно, воевать придётся.
Но отцу мальчик не хотел признаться, что не слишком понимает, о каких народах идёт речь. Главное-то он запомнил. И выпалил:
- Да, папа! Хазары против печенегов, те против угров, угры против болгар, болгары против ромеев!
Хельги удивлённо приподнял бровь. А сообразительный парнишка растёт! Ухватистый. Понять-то едва что понял, но главное – схватил и в память заложил. Будет толк!
Общение с сыном на самом деле очень радовало Хельги. Первенец, наследник! Плохо было бы, коли б глуп оказался. А глуп он и был, хоть Забава им и восхищалась. Не потому глуп, что… глуп. А мал ещё. О чём с двухлетним говорить? Он сам ещё говорить плохо умеет. С трёхлеткой тоже неинтересно – ему бы игрушки да сказки бабкины. Нынешнему, четырёхлетнему сыну тоже, конечно, сказки и игры нужны. Но он хоть в этом возрасте начинает осознавать себя будущим мужчиной. Игры ему интересны не с куклами, а с деревяшками. Или вон с детьми воинскими носится, в войну играют. И сказки, вишь, уже не про лисичек с зайчиками, а про дела великие предков слушать тянется. Ну что ж, это хорошо.
- Так вот, - продолжил Хельги. – Долго ли коротко, а сговорились царь с Орваром. Хотел он руками русскими Степь несколько почистить. Уж больно много там народов кочевало, на всех травы уже не хватало. А опереться на кого? Только на тех, кто в Степи не заинтересован, кому кочевья не нужны там.
И заключили русы и хазары союз. Хазары отдали Орвару крепость сию, Самват, со всей прилегающей страной, Киавой. Они её уже всё равно защищать не могли, зане слишком далеко стояла она от земель хазарских, а между ними печенеги, угры и болгары кочевали и меж собою резались. Вот Орвар с русами и должны были держать крепость, ибо теперь уже своя для них крепость эта становилась.
А за то Одд с хазар подданных их стребовал – северян и радимичей. Дескать, кормиться-то нужно ему и дружину свою кормить! И пошли на то хазары, ибо плохо уже та дань ими собиралась – война степная мешала. А русы вроде как подручники их становятся – часть дани всё равно надо в Хазаран отдавать, ибо сюзереном русским каган стал хазарский. Но нет позора в том, ибо так устроено среди людей: младшие дают дань старшим. А Орвар тоже рад был герцогом хазарским стать – он ведь благодаря этому собственную Русь создать мог, на землях, каганом выделенных. Да два племени местных в подданные получал, хоть и в хазар место. Потому как собирал-то он заведомо больше того, что им отдавал. А значит, на деньги те мог собственных воинов содержать и новые земли завоёвывать, уже себе только.
Но и паче того хитёр был дед твой, сынка. Он у хазар ещё и денег потребовал. Надо-де ему варягов нанять? Своей-то дружины мало у него. Надобно войско сильное, чтобы хорошо хазарам помочь. И пошли хазары и на это!
Но! – наставительно поднял палец Хельги. – Запомни, сын: возможно то стало потому лишь, что прославлен уже был Орвар подвигами своими. Потому главное, что для воина требуется, - много врагов убить и через то славу себе добыть великую. Иначе и разговаривать с тобою никто не будет…
И случилось это ровно тридцать лет назад, когда пришёл Орвар Стрела в крепость эту и вмешался в войну степную. И опять очень удачно вмешался он! Дуриком не полез в русью своей да варягами на степняков. Известно ведь: не так сильны русы в конном бою, как те, а варяги – и вовсе никакие тут воины. И послал тогда Одд к печенегам, к семи вождям их, и заключил с ними дружбу. И когда напали угры на Самват, то отбил атаку их Орвар, а когда сели те в осаду – хан их Арпад на горе стоял, что ныне из-за этого и Угорскою зовётся, - призвал он печенежских своих союзников на вежи угорские напасть, в Ателькузе беззащитными остались. И так страшно разорили их печенеги, что никого там не осталось, ни старого, ни малого, ни девки, ни бабы. И узнали про то угры, осаду сняли с Кенугарда и откочевали на Дунай. Туда, где теперь страна их. А в Степи не осталось их.
И значит это что? – спросил отец.
- Что?
- А значит это то, что Орвар Стрела руками печенегов убрал из Степи целый народ! Русов мало было, сами они никогда не победили бы всех угров. А тут натравили печенегов на них, угров изгнали, осаду сняли, да ещё долю в добыче получили, ибо таково было условие союза его с печенегами!
Запомни это, сын, и на примере деда своего научись ещё одному важному правилу воинскому. Не всегда воевать нужно собственными руками, иногда выгодно чужими руками успеха для себя добиться!
Tags: Папка
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments