Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

20 сентября. Приведу выписку из журнала боевых действий, потому как сражений никаких не ведётся более; потому донесений особливых не поcтупает и собственный журнал в подробностях прежних вести не могу я. Не действия же арьергарда описывать здесь! Так то ограничусь обзором общим:

"4 сентября. Российская армия продолжала марш свой по Рязанской дороге и заняла лагерь при Боровском перевозе на правом берегу реки Москвы. Главная квартира была в деревне Кулакове.
Фельдмаршал князь Кутузов, чувствуя всю важность сохранения полуденных губерний России, после оставления Москвы умышленно отступил по Рязанской дороге, дабы удостоверить неприятеля, что в правилах наших принято одно перпендикулярное отступление и тем скрыть от него настоящий план наших действий, для чего, как выше сказано, довольно сильной отряд из пехоты и кавалерии отступил также и по Нижегородской дороге.
В то же время отряд генерал-адъютанта барона Винценгероде занимал Ярославскую и Тверскую дороги. Такое расположение войск наших привело неприятеля в недоумение и заставило его на всех вышеупомянутых дорогах расположиться сильными корпусами. За главною же нашею армиею последовали неприятельские силы в числе 60000 под предводительством короля неаполитанского, имея авангард под командою генерала Себастиана, который наблюдал движение нашего ариергарда, отступившего в сей день к селу Жилину.
Между тем фельдмаршал князь Кутузов предпринял фланговое движение армии с Рязанской на Старую Калугскую дорогу, дабы сим положением не только прикрыть полуденные губернии России и сблизиться ко всем запасам и подкреплениям, к армии следовавшим, но и в то же время угрожать неприятельской операционной линии, от Москвы чрез Можайск, Вязьму и Смоленск на Вильну идущей. А чтобы скрыть сие фланговое движение от неприятеля, приказано было командиру ариергарда генералу Милорадовичу днем позже произвесть параллельно армии тоже фланговое движение, оставляя на прежде им занимаемых местах довольно сильные отряды кавалерии с конною артиллериею, вследствие чего:
5 сентября армия, выступя левым флангом двумя параллельными колоннами, направилась к г. Подольску. Генерал Миларадович с ариергардом отступил к Боровскому перевозу, оставя сильные посты на левом берегу реки Москвы.
6 сентября. Подошед к г. Подольску, армия расположилась лагерем на Серпуховской дороге. Главная квартира в деревне Кутузовой.
7 сентября. Армия продолжала свое движение на Старую Калугскую дорогу и заняла лагерь при деревне Красной Пахре на левом берегу реки Пахры. Генерал Милорадович, оставя полковника Ефремова с значущим отрядом кавалерии и части пехоты на правом берегу реки Москвы при Боровском перевозе, дал ему повеление на случай приближения неприятеля отступать к Бронницам и тем заставить его думать, что главная наша армия отступила в сем же направлении. Сам же генерал Милорадович со вверенным ему ариергардом двинулся скрытно влево, распространяясь партиями своими по разным дорогам, ведущим к Москве, по которым никакого не открыл неприятеля, исключая некоторых мародеров.
8 сентября. Генерал Милорадович с 8-м корпусом, 1-м кавалерийским и казачьими полками, составляющими часть нашего ариергарда, прибыл на Калугскую дорогу и расположился при реке Десне. Другая же часть из 7-го корпуса и 4-го кавалерийского с казачьими полками под командою генерал-лейтенанта Раевского осталась на Серпуховской дороге как боковой корпус.
Армия в сей день имела растах.
ПРИМЕЧАНИЕ НА ПОЛЯХ. Наполеон написал ещё одно письмо: на сей раз уже напрямую императору Александру. Вновь снимал с себя ответвенность за сожжение Москвы; даже скорее упрекал царя в том, что не стоило, мол, сжигать города свои и Москву, дабы всего лишь незначительного затруднить ему, Наполеону, снабжение войск его на месте. В письме сём не решился ещё император французский мир напрямую предложить, однако же намекал на то всячески, говоря, что готов был к переговорам ещё до вступления в Москву, и заявляя Александру: «Если Ваше Величество сохраняет еще некоторый остаток своих прежних чувств по отношению ко мне, то Вы хорошо отнесетесь к этому письму».
Тут же разъяснилось для меня и основание твёрдости характера, проявляемого Александром в сём вопросе. Как передали мне, он, принявши полковника Мишо с рапортом моим о сдаче Москвы, заявил ему: «Наполеон - или я, или он – или я; мы уже не можем больше царствовать вместе!» Вот сие – плохо уже: полезнее для Отечества нашего, ежели бы противоположное сохранялось после войны положение, когда бы в мирном договоре, нами уже с позиции сильной продиктованном, разграничивались бы сферы влияния взаимного; причём французам отдал бы я территории, на кои Англия претендует. Щедрый дар, полагаю! – Наполеон возьмёт его; ибо, не боясь противодействия нашего, с Англиею неизбежно начнёт территории сии делить; вот и пусть два хищника дерутся, нам не мешая на востоке интересы свои обеспечивать. <\lj-cut>
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments