Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

23 сентября. Ей же ей! – хотел бы я быть столь ленивым, как изображает меня Беннигсен! Совсем утонул в бумагах - кроме сего сообщить особо нечего, ибо ничего особенного с армиею не происходит.
Равзе что в партиях постепенно растут дела наши. Вот рапорт Дорохова, в некотором смысле исторический, ибо начало хорошее кладёт истреблению неприятеля на новом фазисе войны нашей:
"По собрании моего отряда вчерашнего числа выступил из селения Десна в 6 часов пополудни и прибыв на Боровскую дорогу к селению Шарапову за полночь, где, узнав, что по оной идет из Смоленска много обозов, отрядил для разведывания партию, состоящую из 40 человек казаков под командою сотника Юдина. По уведомлению его, что он оследил в селе Перхушкине неприятельской обоз с большим прикрытием, на что и послано от меня еще две сотни казаков и 2 эскадрона лейб-драгун. Но сей храбрый офицер, не дождавшись еще подкрепления, ударил перед рассветом на деревню, переколол довольное количество, взял в полон двух капитанов, 5 человек офицеров и 92 человека нижних чинов и, когда некоторые к защищению своему разбежались по сараям, то он зажег оные и поднял на воздух 36 фур артиллерийских с снарядами, с коими сгорело множество людей и лошадей. Я посылаю сего храброго офицера и с ним урядника Крапивина, коих повергая справедливости фельдмаршала в поощрение прочим и надеюсь, что уважат мою просьбу, прошу произвести их в следующие чины, и храбрую ж сию команду, я надеюсь, что его светлость не оставит без внимания.
Замечание. Боровская дорога вся наполнена неприятельскими мародерами, нащот чего я предприму все меры; посланная от меня 3 партия по сей дороге к Москве не находит более ничего и оных собирают. Также по слухам пленных, что будто бы в Можайске стоит 8-й корпус дюка Добрема под командою генерала де-Ламберта.
По таковым же слухам, что будто бы генерал Домбровский отправлен из Москвы со своею дивизиею по дороге Калужской или по Боровской, о чем я не премину вернее узнать.
Посланной от меня отряд, состоящий из 150 казаков и двух лейб-драгунских эскадронов под командою полковника Сиверса, которой, напав на ариергард, прикрывающий парки, взяв в плен 6 человек офицеров и 97 человек рядовых, остальные же переколоты, и сжег также более 20 фур с снарядами. Я надеюсь, что мне позволено будет представить о сем храбром поступке полковника Сиверса и об отличившихся его сотрудниках.
Генерал Ламюз прошел, как утверждают пленные, вчерась к Москве с пятью тысячами и сорока пушками. Но сейчас я получил известие, что большое число пехоты и пушек находится от меня к Москве не далее 13 верст, почему я и думаю, что это генерал Ламюз. Я скрыл себя и не буду его беспокоить.
Пребывание мое между деревни Шараповой и Перхушкина.
Елисаветградского гусарского полка посланная партия по Боровской дороге к Москве взяла еще 15 человек пленных".
От сего, в частности, неприятель тих, арьергард сегодня даже и выстрела не произвёл – настоль запутал я генералов противных активностию с разных сторон.
Но вот бумаги…
Просто приведу основные из них за два лишь дня последних.

"№ 21 Главная квартира Красная Пахра
Так как ожидаются в скором времени к армиям с разных мест лошади, то кавалерийские полки имеют немедленно собрать сколько можно из вагенбургов строевых людей, приготовя и конскую амуницию по числу оных, о чем 1-я и 2-я армии должны дать приказы начальникам вагенбургов.
Подтвердить в армиях всем медицинским чиновникам не отлучаться ни под каким предлогом от своих мест без позволения главного по армиям медицинского инспектора, дабы больные не могли оставаться без должного призрения..."

"Село Красная Пахра
Пока доставятся к армиям транспорты с провиантом, возлагаю я на господ корпусных и дивизионных начальников согласить полки искупить их попечением провиант с сего числа на четыре дни по утвержденным ценам за четверть муки по 15 руб., а крупу по 20 руб. ассигнациями. Я надеюсь, что при заботливости полковых начальников в таковой покупке затруднения не встретится, ибо известно, что есть к тому возможность деньги употребить из наличных сумм, кои пополнены будут сего ж числа; для получения ж прислать с ведомостьми о следуемых деньгах приемщиков к генерал-провиантмейстеру обеих армий".
"№ 11 Лагерь при Красной Пахре.
Половина первого часа пополудни
По дошедшим сведениям известно, что неприятель партиями своими имеет разъезды поблизости города Коломны. Его светлость удивляется сему, ибо досель полагал он полковника Ефремова с двумя казачьими полками на Рязанской дороге, буде же ваше превосходительство его к себе присоединили, то покорнейше прошу вас опять отрядить сильную партию казаков к сей стороне, дабы удостовериться в неприятельских движениях и, если возможно, заставить его отступить".
Самоволие, самоволие генералов наших! К сожалению, с умом соответствующим не в лад деятельствующее…
"№ 14 Главная квартира Красная Пахра
По рапорту вашего высокопревосходительства генералу от кавалерии Беннигсену за № 2388 его светлости угодно было приказать, дабы разъезды были посылаемы вперед и по сторонам как можно далее, а генерал-майору Шевичу поставить в непременную обязанность открытие неприятеля, особенно дороги Серпуховская и Новая Калужская должны быть наблюдаемы и открыты.
Генерал-леитенант Коновницын"
Раевскому изнова:
"Старайтесь всячески иметь самые вернейшие сведения о неприятеле, и для того должны казаки делать частые разъезды во все стороны, чтобы открыть настоящее направление неприятельских сил. Сие есть воля г-на главнокомандующего генерал-фельдмаршала".
А то успокоился, расслабился герой наш Салтановсий! Из главной квартиры не вылезает, а меж тем иною разведкою, не его, установлено, что французы от Боровской переправы следуют по Коломенской дороге и подходят к сел. Становому.
Богданову письмо:
"№ 145 Село Красная Пахра
Милостивый государь мой Николай Иванович!
После отношения моего вашему превосходительству 7 сентября о доставлении к армиям от Тульского ополчения 2000 лошадей признал я нужным требовать только 500, решаясь, чтобы казачьи конные полки сего ополчения остались конными и обращены были к 1-й и 2-й армиям под командою г. генерал-майора князя Щербатова немедленно, оставя для разъездов по Тульской губернии 4 эскадрона, что и поручаю вам привести в движение, предуведомя меня о выступлении их. Вместе с оными полками извольте, ваше превосходительство, отправить и конную роту артиллерии, имеющую лошадей, а другую отрядить, когда ими укомплектуется. Впрочем, что дворянство в пополнение казачьих лошадей, сюда требуемых, готово пожертвовать вновь таковыми, то не оставьте уверить оное, что я приемлю сие новым доказательством неограниченного усердия дворян к общему нашему благу и не премину представить государю императору.
Уведомляю при сем ваше превосходительство, что кадетам Александровского училища, которые в военную службу вступят охотно, я готов офицерские чины доставить.
С совершенным почтением пребуду вашего превосходительства всепокорный слуга
князь Г.-Кутузов
Кадет однако же не моложе по крайней мере 17 лет".
Барклаю:
"№ 147
В дополнение отношения моего вчерашнего числа № 1422 предлагаю по малочисленности сводных гренадерских баталионов, при армии вашей находящихся, укомплектовать оными гренадерскую дивизию. Таким образом и полки, от которых они откомандированы, не должны уже считать их себе принадлежащими.
Что же касается до переформирования кавалерийских полков, то по случаю имеющих прибыть к армии довольного числа кавалерийских лошадей я рассудил оными их укомплектовать. За сим благоволите, ваше высокопревосходительство, приказать поспешнее при кавалерийских полках и вагенбурге ближнем опешелых людей, с их седлами находящихся, собирать, коими на новых лошадях освежитца должна наша кавалерия.
С сим вместе и откомандированные от полков гренадерских дивизий гренадеры для составления гренадерских баталионов должны войтить в состав своих гренадерских полков.
Генерал-фельдмаршал князь Г.-Кутузов"
Ему же:
"№ 148
По воле его светлости господина генерал-фельдмаршала препровождаю при сем 25 экземпляров, доставленных по высочайшему повелению, лондомской газеты о знаменитой победе, одержанной лордом Веллингтоном над французскими войсками в Гишпании , и прокламацию португальцам и гишпанцам, в неприятельской армии находящимся, с тем, чтоб ваше высокопревосходительство употребили возможные способы для распространения известия сего и прокламации в французской армии".
Продовольствие:
"№ 155 Главная квартира Красная Пахра
Остающиеся от упраздняемых полков и сводных баталионов провиантские фуры предлагаю вашему высокопревосходительству приказать обратить на составление подвижных магазеинов с их фурлейтами, лошадьми и упряжью и сдать в ведомство управляющего продовольствием армий господина сенатора Ланского; для исправного содержания таковых подвижных провиантских отделений командировать от каждого корпуса по одному штаб-офицеру и от каждой дивизии по одному обер-офицеру, которых штаб-офицеры приняв обязаны будут явиться немедленно к господину управляющему продовольствием армий для получения дальнейшего направления, прочий же полковой обоз должен быть обращен с командами, идущими для формирования полков.
Князь Г.-Кутузов"
Организовал несколько по-новому
Пионеров наших:
"№ 22 Главная квартира село Красная Пахра
Всем пяти пионерным ротам и одной минерной состоять в команде инженер-генерал-майора Ивашева. К каждой из сих рот предполагается с пристойным числом офицеров придать ратников по 500 человек, которых взять от остающегося еще без распределения Смоленского ополчения и из армий 1-й и 2-й, что представляется исполнить генерал-майору Ивашеву чрез представление его к г.г. главнокомандующим. Сверх сего ему же составить команду из 600 человек конных ратников, которую удобно было бы обращать впереди армии для исправления дорог без утомления людей. А пионерные роты во время марша армии разделятся так, чтобы одни за кавалериею исправлять могли дороги для колонн пехоты, а другие за нею для ариергарда, в лагере же в случае полевых укреплений имеют быть роты сии употребляемы в работы по требованиям инженеров.
Шанцевым инструментом снабжены будут роты тем, которой уже поступил в ведение генерал-майора Ивашева.
От 1-й и 2-й армий о господах генералах, штаб- и обер-офицерах и протчих чинах, которые заслуживают награды и следуют быть представлены к оной, ожидаю я в безотлагательном времени представления.
Санкт-Петербургского ополчения порутчики Данилевской-Михайловский и Казначеев пожалованы кавалерами ордена св. Анны 3-го класса.
Князь Г.-Кутузов"
Остерману:
"Поелику ваше сиятельство занимаете дер.Александрову и Песьеву, то и выходит, что ваш корпус положением своим составит наш авангард, ибо армия имеет перейтить на то место, где стоял 2-й корпус, став правым флангом к лесам, а левым в направлении к господскому двору, где расположена главная квартира. И потому, ваше сиятельство, будучи атакованы неприятелем, имеете мало-помалу отступить мимо дер. Немчиново к лесам, в тылу вашем находящимся, и занять положением вашим центральную позицию между правым флангом армии и дивизией ген.-май. Паскевича, которому предстоит закрывать Чириковскую дорогу.
Князь Г.-Кутузов"
Ушакову:
"№ 16 Главная квартира Красная Пахра.
В 8-м часу утра
Повеление следовать к армии как можно поспешнее с войсками по той причине, что неприятель берет направление на него. Обозам велено, ежели не могут следовать за ним, своротить влево на Старую Калужскую дорогу к селу Вороново и там дожидаться дальнейших повелений".
То ж – Милорадовичу:
"№17 Главная квартира Красная Пахра.
В 9-м часу утра
Его светлости угодно было приказать, чтобы авангард под начальством вашего высокопревосходительства сближился бы к армии и остановился в трех или пяти верстах при дороге в удобном месте, оставя передовые казачьи посты на старых местах, по случаю движения неприятеля на наш правый фланг.
Генерал-лейтенант Коновницын"
А Милорадовичу, при всех достоинствах его, напоминать надобно:
"№19 Главная квартира Красная Пахра
По случаю движения авангарда его светлость приказал, дабы ваше высокопревосходительство благоволили о том приказать дать знать г-ну генерал-майору Дорохову, равно сообщать ему все сведения, получаемые вами о неприятеле.
Генерал-лейтенант Коновницын"
Еромолову:
"№ 21
Его светлость приказал послать пристойную конную команду в деревню Горки, в 12-ти верстах отсель, дабы схватить находящихся в оной деревне французских мародеров в числе 120 человек. При сем посылается проводник из помянутой деревни Горки.
Генерал-лейтенант Коновницын"
Вновь Милорадовичу:
"Лагерь при Красной Пахре.
Половина третьего пополудни
Фальшивые известия, полученные о движении неприятеля, якобы он идет от Никитского на Чириков в тыл нашей армии, побудили его светлость дать приказание сближить вас к армии, оставя передовые ваши посты на тех же местах. Находя более нужным вам быть в позиции при Десне, имеете, ваше высокопревосходительство, обратно туда выступить.
Генерал Беннигсен"
Вновь Раевскому:
"№ 22
В рапортах вашего превосходительства, полученных вчерашнего числа вечером и сегодня в 3-м часу пополуночи, в.превосходительство извещали о соединении неприятеля в больших силах с дороги Каширской на Серпуховскую против Подольска, но как по сей час никаких дальных известий касательно сему предмету в получении не имеется, то его светлость приказать изволил, дабы в. пр. благоволили уведомить: находится ли еще неприятель против Подольска, а ежели нет и в каком количестве. Что же касается до места, к которому посты ваши могли соединиться с армиею, то сего по движениям оной, кои от перемен обстоятельств зависеть могут, в точности определить невозможно".
О картах не забыть!
"№ 26
Карты, присланные вашим превосходительством, не довольно подробны, почему его светл. приказали доставить все карты уездные, так называемые межевые, в большом масштабе, с означением всех малых дорожек, лесов и болог, каковые находились в Московской межевой конторе, но в коих тогда не полагали иметь нужды".
И героев не забыть наших! Написал царю:
"Главная квартира село Красная Пахра
34-го егерского полка фельдфебель Золотов в бывшем сражении в 26-й день августа при Бородине за взятье французского генерала Бонами в плен по власти, высочайше мне данной, произведен в подпорутчики, о чем вашему императорскому величеству на утверждение всеподданнейше представляю.
Фельдмаршал князь Г.-Кутузов"
Подкрепления! Это Лобанову-Ростовскому:
"№ 160 Село Красная Пахра
Полкам, вашим сиятельством сформированным, предлагаю предписать следовать к армии. Мнение мое, дабы не обременять армию людьми, к службе малоспособными, тех из них, кои совершенно найдутца ненадежными, обратить в Нижний-Новгород, где содействием вашего сиятельства предположено формировать новые полки, и для того предлагаю всех таковых, отделя обще с больными, препроводить в ту губернию по усмотрению вашему в удобное место; равно естли есть и новые полки к употреблению в дело ненадежные, то предоставляю вам обратить их туда же. Вашего же сиятельства прошу поспешить в Нижний-Новгород и занятца спешным сформированием полков, там составитца предполагаемых, для чего командированы к вам будут из полков люди, что увидите из прилагаемой у сего копии.
Генерал-фельдмаршал князь Г.-Кутузов"
Голицыну, начальнику Владиминского ополчения:
"№ 161 Село Красная Пахра
На рапорт вашего сиятельства № 293 ответствую, что поелику доселе на дороге, где вы с ополчением находитесь, кроме разве малых неприятельских партий и мародеров, более наступления нет, то и слишком достаточны силы ваши для отражения оных.
Естли же бы неприятель несоразмерными силами на вас наступил, в таком случае отдалиться ополчению ко Владимиру.
Драгун же московской полиции, как, слышу я, во Владимире находящихся, употребить можете для разъездов впереди.
Фельдмаршал князь Г.-Кутузов"
О медицине и средствах переяхочных:
"Главный медицинский по армиям Виллие предполагает отправленные из Кулакова по Коломенской дороге вещи, состоящие в корпии, бинтах, компрессах, аптеках, уксусе, вине и пр. и признанные необходимо нужными для 2-й, 3-й и 4-й и дальнейших перевязок раненых, обратить сюда и постановить правилом, чтоб запас сей не отдалялся никогда от армии, как на 15 и 20 верст, почему и предлагаю вашему превосходительству транспорт с сими припасами возвратить по прилагаемому маршруту к армии и содержать его в означенной дистанции.
Маршрут:
Переправясь чрез Оку тем берегом на Каширу и Серпухов,
далее от Сафоново
село Воскресенское
Чериково
Красная Пахра
В городе Серпухове, остановись, узнать о месте пребывания главной квартиры, которое в течение сего времени может перемениться".
Где медицина, там и о почте позаботиться нгадобно:
"№ 167 Главная квартира Красная Пахра
Так как вы по высочайшему его императорского величества указу, в отличие от других инспекторов почт, наименованы полевым инспектором почт и избраны его величеством для наблюдения за исправностию почт вообще, то по отличной вашей деятельности и расторопности предписыЁаю вам оставаться при мне и принять в полное и непосредственное ваше заведывание и распоряжение полевых почтдиректоров с их почтамтами, чиновниками и служителями, из коих учредить полевой почтамт при главном моем дежурстве с надлежащим его действием и восстановить полевую курьерскую почту для отправляемых по воинским надобностям, для которой иметь лошадей по мере надобности; также делать прибавку на почтовых станциях лошадей для безостановочного проезда фельдъегерей и курьеров, сколько где по местному вашему соображению признано нужным будет, и восстановить новые тракты по сношению с господином дежурным генералом и генерал-квартермистром, для чего о выполнен нии ваших требований прилагаю у сего открытое предписание. Полевой почты курьерских лошадей и ямщиков довольствовать казенным фуражем и провиантом.
Генерал-фельдмаршал князь Г.-Кутузов"
Ростопчину:
"Милостивый государь мой граф Федор Васильевич!
Получа отношение вашего сиятельства в рассуждении отправления из Владимира к армии команд, Московской бывшей управе принадлежащих, имею честь ответствовать в разрешение, что я согласен на оставление их во Владимире, отдавая и впрот-
чем на ваше рассмотрение существование сих команд.
С совершенным почтением и преданностию честь имею быть вашего сиятельства покорнейший слуга
князь Г.-Кутузов"
Горчакову:
"№73 Село Красная Пахра
Милостивый государь мой князь Алексей Иванович!
В сходствие отношения вашего сиятельства на счет инженер-генерал-лейтенанта Оппермана, имею вас уведомить, что он по сведениям своим о местоположениях, где производятся теперь военные действия, не токмо полезен, но даже весьма нужен, почему и прошу покорно ваше сиятельство употребить ваше старание о скорейшем его к армии командировании".
Это за два дни! И это – часть лишь!
Не ропщу на то,, впрочем: такова доля командующего. И пока, вроде бы, дело движется – как к большей организованности армии, так и к победе над Бонапартом вообще.
Заезжал, правда, верхолёт тут царский на главную квартиру – флигель-адъютант полковник Чернышёв. Привёз стратегический план, некими мудрецами царскосельскими разработанный. Но главное- пренесносно учил меня войну правильно вести. Меня! Полковник!
Какое сражение выиграл сей полковник, позволено бы спросить? Но нет такового!
И тем не менее он мне заявил, что, дескать, движение нашей армии к Можайской дороге, обходя правый фланг неприятеля и угрожая тылу его, могло бы иметь счастливейшие последствии, ежели бы его производили решительнее! У Александра прямо талант окружать сея напыщенными ничтожествами, не соображающими ничего в военном деле!
Уж я не стал, конечно, спрашивать у жалкого сего человечка,. знает ли он позиции годные на том месте, где предлагает он решительно угрожать тылу французскому. Не стал и говорить, что пока я буду искать тылы неприятеля в разорённом крае, оный препожалует в тылы, да ещё с опорою на продовольственные и порохоые магазейны юга России, кои я прикрывать естественным образом уже не смогу. Не стал интересоваться, чем продовольствовать я буду армию свою возле Можайска или Вереи.
Я просто глядел на этого вертихвоста наглого и думал о том, куда заведут они Россию, когда мы уйдём к Богу. Вот он тот же типаж, что вот таким же легкомыслием и наглою самоуверенностью своей устроил нам поражение при Аутерлице, поражение, в котором после обвинил меня!
Зачин, впрочем, за царём, это ясно. В самом плане их, так сказать, стратегическом, видна уже заносчивость, очередным поражением чреватая.
Я уже отдал приказание Чичагову, оставя уже в покое удачно действующую армию Тормасова для прикрытия Волыни и тем оттягивания на себя сил Ренье, следовать с Молдавскою армиею через Мозырь, Рогачев на Могилев для сближения с большими действующими армиями и угрожения неприятеля в тыл. Чем достигается сразу две пользы: воздействие на неприятеля сразу на долгом пространстве, когда не знает он, куда перебросить войски, дабы отпровергнуть незнаемое движение наше; и прямая локтевая связь между армиями от Москвы до самой границы.
Этот же павлин возразил мне, что по сему предположению нельзя бы было достигнуть полезной цели — отрезать князя Шварценберга и Ренье от главной неприятельской армии и от Минской губернии. Зачем их отрезать, скажите на милость? Они и так операционного не взаимодействуют. Именно оное хочу я противопоствить сему разрыву неприятеля сил – а вместо этого предлагают мне самому силы разрорвать свои, чтобы сделать что? – сделать то, что Наполеон уже и без меня сотворил! Или, вернее, что я заставил его сотворить!
Что было делать мне? Только сотворить шутку несложную, чтобы на будущее в одну лужу посадить всех стратегов этих бесполезных, во главе с ненавистником моим. Посему отвечал я, что, хотя и чувствую совершенную справедливость вышеозначенных примечаний и неоспоримую пользу предполагаемого плана, однако же не хочу без совета генерала Беннигсена решиться, и потому приказал ему сделать подробный и полный экстракт на французском языке содержанию всех бумаг, им привезённых. Радетель ведь наш славы и доблести русской языка русского не знает!
Как и ожидать следовало, Беннигсен был во всём мнением своим согласен с начертанным планом, после чего я и велел произвесть его в действие без всякой перемены. Сие для дела безразлично: уверен я, что и сей свой манёвр верхолёты эти, в особенности Чичагов, провести не смогут. Вот бы Беннигена к Чичагову начальником штаба заслать!
После сего осталось только завершить эпизод сей рапортом к царю, который освобождал бы совесть мою и меня от упрёков потомства:
"Село Красная Пахра
Высочайшие вашего императорского величества рескрипты о новых военных предположениях со списками с повелений адмиралу Чичагову и другим начальникам имел я щастие получить с флигель-адъютантом вашего величества полковником Чернышевым. До сего, сообразно с операционною моею линиею, сделал было я Тормасову и Чичагову предписания, которые при сем в копиях подносях,— изволите усмотреть малое различие в полученном вновь плане вашего императорского величества, по которому исполнение должно быть неразлучно по принятым уже мерам корпуса графа Штейнгеля, почему оставил я план сей, объясненный мне подробно флигель-адъютантом Чернышевым, в полной его силе.
Сказать должно, что отдаленные диверсии от главного действия войны не могут иметь над нею такого влияния, как ближние, и для того, естли бы случились препятствия в подробном исполнении плана, данного адмиралу Чичагову, в таком случае, все однако же, не должен он терять из виду перейти на неприятельскую операционную линию или, соображаясь с армиею графа Витгенштейна, или сколь можно скорее приближиться к окрестностям Могилева. Сим заботливее сделается положение главных неприятельских сил и тем скорее вынужденным он будет оставить сердце России".
Словом, сказал всё предельно ясно. Вина за могущие быть от плана их последствия ложится теперь на их головы. Ну, а для полноты действия предписал Чичагову строго выполнять повеления дружка его, царя. Пускай оба повеселят потомков наших!
"Милостивый государь мой Павел Васильевич!
В последнем отношении моем к вашему высокопревосходительству известил я вас о тех предположениях, которые имел я в виду, и о вашем содействии. Теперь же, удостоясь получить высочайший его императорского величества рескрипт с изображением мер, гораздо сообразнейших с общим операционным планом, поспешаю препроводить оный в списке, дабы вы от произведения в действо прежних моих соображений удержалися, а приступили к исполнению высочайшей воли. Из прилагаемых при сем списков с высочайших повелений ко мне и к другим начальникам усмотрите вы, что армии, высочайше вам вверенной, предстоит новое направление к общей цели. Не буду я здесь распространяться нащет всех подробностей новых операций, тем менее, что его императорского величества г. флигель-адъютант Чернышев по особенной высочайшей к нему доверенности привез все предписания, уже им читанные, и снабден он от государя императора многими изустными наставлениями для пояснения и пополнения всего, до общего плана сего касающегося.
С сим отправляется он и к вашему высокопревосходительству.
Но в случае военных действий его величество соизволяет, чтобы он употреблен был в командование особым отрядом.
Теперь остаюсь я в полном удостоверении, что вы, милостивый государь мой, с известною вашею деятельностию и рвением поспешите выполнить на вас возложенное, и буду ожидать ваших извещений так, как и я не премину вас часто и подробно уведомлять о всех и самомалейших движениях и действиях моих армий".
Tags: 1812
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments