Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Тайный дневник фельдмаршала Кутузова

8 декабря. Да, подтвердилось: едет сюда, к армии, Александр. Может быть, и к лучшему оно: вдруг да удастся убедить его дать для начала роздых армии – а там, глядишь, и к переговорам мирным дело перейдёт.
Но что-то сомневаюсь я в том. Александр едет явно принимать участие в победе – а таковое настроение его явственно залогом дальнейшей войны будет. Наконец-то он отомстит за Аустерлиц! Моими, конечно, руками, но…. отомстит. И месть сия непременно окончательным низложением Наполеона утолена быть может – сие видно. Что ж, всё едино – должен я буду переговорить с… людьми разными – может быть, они его убедят отказаться от справедливой по-своему, но такой невыгодной для России мести. Может, как тогда, в июле, удастся императора из армии спровадить. Как тогда удалось же Мишо на Аракчеева повлиять. И как удачно! Ему всё говорили об Отечестве, а он один только вопрос и задал: «Да что мне отечество! – скажите, есть ли опасность для государя?» И когда распели ему про опасность, тут-то фаворит и сделал полезное своё дело.
Впрочем, Аракчеев – подлец; мне с ним разговаривать бесполезно: зная отношение ко мне царя, он меня и слушать не будет.
Не знаю, что и делать…
Написал письмо супруге:
«Между Минском и Вильно
Я, слава богу, здоров, мой друг, и все гонимся за неприятелем, так же, как от Москвы до Смоленска. И мертвыми они теряют еще более прежнего, так что на одной версте от столба до столба сочли неубитых мертвых 117 тел. Князь Сергей Долгорукий здесь и говорит каламбуры попрежнему, и иногда очень приятные, но теперь в отчаянии от зависти, что один молодой человек сказал на Бонапарте: «Koutousoff, ta routine m’a deroute». Надобно знать, что село Тарутин, где был мой укрепленный лагерь, наделал неприятелю все беды...
Эти дни мороза здесь 22 градуса, и солдаты все переносят без ропота, говоря: «Французам хуже нашего, они иногда не смеют и огней разводить; пускай дохнут».
Да, Тарутино… А пред тем – Москва! Как-то подступил ко мне сочинитель наш с вопросом – с чем весил я оставление Москвы? с кровью воинов, которая полилась бы напрасно в битве на неудачной позиции под Москвою? Задумался я, не ответил сразу. Но потом сама в голову мысль пришла мне: нет, весил Москву не с кровью воинов, а со всею Россиею…
На театре военных действий тем временем продолжается всё своим чередом. Чаплиц ещё раз навалился на арьергард Виктора и нанёс удар по французским войскам у Ошмян. Ошмяны нами заняты.
Платов доносит, счастливо подписываясь «Генерал Граф Платов», что не нашёл неприятеля на дороге прежней; успеть же по проселочным дорогам за усталью казачьих лошадей было невозможно. Полковника Кайсарова видит он, забирающего неприятеля вперёд с левой стороны оного, а войски Чичагова – следующими по большой дороге вслед за неприятелем.
Сеславин сообщает, что французы вступили в Вильну; он сам подошёл к Вильне, атаковал и рассеял картечью у Остробрамской-заставы задние войска. Даже того более: разогнал кавалерию и ворвался в сам город, взял 6 орудий и штандарт. Однако был принят в огонь пехотою, выступил из города. К вечеру подошли к Вильне и присоединились к Сеславину отряд Ланского и Чаплиц с авангардом, которые и поставили пикеты под городом.
Конец войны уже не просто виден, а ощутим уже и пальцами!
Посему подписал я сего дни обращение к жителям местным.
«Жители Великого княжества Литовского, Гродненской и Белостокской губерний!
Судьба коалиционной армии решена! Вы видели, как проходили мимо вас ее огромные колонны. Вы видите теперь, жалкие остатки этих колонн, которые бегут от победоносной армии, когда она пришла сюда, чтобы восстановить у вас нарушенный порядок, вернуть спокойствие и водрузить победные русские знамена в областях, которые подверглись иноземному вторжению. Вспомните ваш долг и святость присяги, подумайте о вашем счастье и счастье ваших детей, помыслите о судьбе зачинщика войны, который не смог оказать вам защиты и сдержать своих ложных обещаний. Он будет пытаться окончательно вас погубить, чтобы обеспечить бегство свое и некоторых своих сообщников.
Если заблуждения и временные ошибки увлекли кого-либо из вас на неправильный путь, вы можете теперь своим поведением заставить забыть о них, ибо милосердие моего августейшего повелителя государя императора безгранично. Мне тем более приятно объявить об этом, что я сохранил душевную привязанность к тем губерниям, которыми управлял и для которых волею провидения должен явиться выполнителем этого акта монаршего великодушия.
Обыватели! Покажите же, что вы достойны этих милостей, и обеспечьте этим прочный мир для себя и своих семей. Вы увидите, как снова начнет процветать торговля, как долгое время закрытые пути вновь станут свободными, как будет обеспечен беспошлинный сбыт товаров, как благосостояние и счастье вновь воцарятся в ваших областях. Вы уже видите, как ложное величие исчезает перед лицом правого дела. Сам Бог являет нам покровительство. Ваши соотечественники вернутся домой, увенчанные лаврами победителей.
Мы вновь повторяем: покажите себя достойными их. Вы также можете сделать многое для отечества и его славы. Какое прекрасное предназначение! Поспешите же им воспользоваться!
Генерал-фельдмаршал главнокомандующий армией
князь Кутузов».
Не знаю, даст ли плоды обращение сие; но в разумении возможных далее неистовств шляхты полькой, вновь закономерно лишившейся своего начальствования в бывших областях польских, полагаю за верное заранее призвать их к лояльности России. Чтобы далее, ежели что сотворят они противу России, меры карательные законными в их глазах были.
Tags: 1812
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments