Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Но лицо мамы было суровым. А потом вовсе потемнело. Словно кто-то забрал из него то тепло, что было в начале их разговора…
И Ингвар заторопился:
- А я, мамочка, тогда бросил бить щека и огрел палкой Туробида! Он больше всех смеялся! Я правильно его стукнул, как уй Воист учит! У него сразу левая рука онемела, я ему прямо по плечу вдарил. Он даже не смог мне ответить, вот как я его стукнул!
У Забавы полегчало на душе. Значит, всё же хорошим русом растёт сынок! Собаку пожалел, ладно. Но к врагу своему пощады не имеет.
С Воистом, конечно, всё равно переговорить нужно. Непременно. Но ежели так всё было, как сын рассказал, то, получается, он просто перерос это упражнение на безжалостность! Щенок ведь безответен, а Ингвар, получается, маханул от души того, от кого могло всерьёз обратно прилететь. А вот ведь не испугался, даже не подумал о том, а – ударил! Так и надо!
- Так, - молвила она, наконец. – Думаю, ты поступил правильно, сына. Обидчик всегда должен быть наказан – так учит закон русский. И по правде это, и по справедливости…
- Мамочка, но мальчики всё равно меня не любят! – воскликнул Ингвар, и в голосе его звучала едва ли не мольба. Словно мама могла что-то сделать, чтобы мальчики переменили к нему отношение!
- Значит, так тому и быть должно! – отрезала Забава. – Ты – княжич! Тебе любовь их незачем. Ты повелевать ими будешь. А в походе или на войне даже и до смерти казнить своих воев можешь, ежели преступят приказы твои. И не просто можешь, а – будешь! Коли ты хочешь быть князем, коего слушаются и себя ему подчиняют. Даже и не приказ воин твой нарушит, а просто не так что-то сделает. Или даже посмотрит дерзко. Или возразит. В походе князь – первый после богов, понял? Даже и на смотре воинском. Попроси отца своего, пусть расскажет, как он двух воев своих казнил! А ещё мальчонкой сам был! Да надо было дружину в руки свои взять, в повиновение себе навсегда поставить. Вот и посоветовали ему ближники деда твоего Одда Стрелы казнить кого попало. Первых же горлопанов и иссекли мечом. Понял? Это даже не щенка палками забить. Тут воля нужна, решимость – не щенка, воя забиваешь!
Ингвар слушал, не веря своим ушам. Точно? Ему никто про то не рассказывал.
Собственно, и не надо было, одёрнула себя напослед Забава. Мал ещё. Не поймёт. Но уж вырвалось… к слову-то! Не повредит. Пусть знает заранее, какая судьба ему приуготовлена. Эвон Ольг-то вовсе без отца остался – семь лет всего было! На два всего лета старше, чем Ингвар. Забава много про то наслышалась, средь русов киавских то уж былиною ходит, как Орвар умирал и ближникам своим вису сочинял. Про смерть свою и про то, что сына должны они конунгом русским провозгласить. И провозгласили же! И навязали волю свою русам! И тех запомнили, кто более других такому выбору сопротивлялся. А поскольку горлопанили они и дальше, то и попались закономерно под акцию наведения власти новым князем. В первом же походе, куда молодой княжич с войском отправился. А было ему всего десять лет…
Ингвар смотрел на мать во все глаза. Он не совсем её понимал. Как это – убить воя? Казнить, то есть. Вот так и он будет? Того же Туробида… Не жалко его, конечно, но… Вот он тут, а я его велю смертью казнить?
Но тут он вспомнил волну гнева и ярости, что окатила его, когда он никак не мог прикончить бедного щенка, а Туробид показывал на него пальцем и глумливо хихикал. Нет уж, точно! Щенка и сейчас было жалко, а вот противного этого мальчишку он огрел палкою безо всякого сострадания! Если и не хотел убить, то уж сделать так больно, как только возможно… Чтобы заткнул тот, наконец, свою пасть, издёвки изрыгающую!
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments