Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Велеша крякнул. Ишь, ты, каков! Дурак вроде – ан вон как загнул! И верность князю показал, и вежество, и Богудана в то же время отбрил начисто!
А семью вывезет, можно быть уверенным. Хитёр, собака!
Но дело не в воине. За семью порадеть – дело святое. Главное – какая картина вырисовывается. А она такова.
Пользуясь или даже сами организовав шевеление опасное печенегов у границ Волынской земли, русы выдвинулись в поход на Волынь. Цель, очевидно, та же, что прежде: русы, пришельцы недавние, строят свою землю. Для чего примучивают под дань себе окрестные племена. Теперь дошло дело и до волынян.
Далее. При всей своей чужести русы дают своим подданным некоторые возможности, которых раньше не бывало у славян. Они принимают славян в русь, отчего те имеют свою долю и в добыче русской, и в торговле. Кто, когда слышно было, чтобы славяне сами в Царьград торговать ездили? Да нет – одни под хазарами сидели, другие меж собою резались. Вон хоть как с древлянами волынские люди за земли погорынские.
Далее. Про смердов не говорим мы: их дело – землю пахать. Хоть и наложат дань русы – да ведь на них же. А как они собирать её будут? А через полюдье, то известно. Приезжают по осень али зимою, сидят на повосте, пересчитывают, что собрали для них. А кто собрал? Вот то-то и оно! А собрала старшина родовая. И покуда собирает она дань для русов – она что? Она и при делах, и при богачестве, и под защитою русскою! Ведь коли уж ты рухлядь со смердов собираешь – отколь русам узнать, что ты к дюжине шкурок одну для себя вытребовал?
А кто среди старшины волынской главный? Он, жрец Велесов. Не князь никакой! Княжье дело вообще в старину каким было? Слушать, что роды говорят и волю их творить силою воев своих. А волю родов кто на вече ежегодном излагает? Жрец Велесов! Это ныне времена худые настали, последние времена. Из-за печенегов злохищных да из-за свар вечных между племенами князья большую силу набрали. А старину, когда люди правильно жить умели, как было? Сидит князь, уже тому радуется, что роды корм ему дают. И без воли старшины родовой – ни-ни! Не дёргается! Юнаков разве что к делу воинскому готовит, на задруги чужие набеги сотворяя. И то – по воле старшинской! А тут – вон! – чувствует себя едва ли не выше их, стариков. И даже выше его – жреца племени! Главного средь волынян человека!
И это ладно ещё Витимир, князь местный. Хотя и самостоятелен излиха, но всё ж в воле старейшин ходит. По старине поступает. А этот! Вождь Ладомирский Велемысл! Даром что сам из не княжеского рода – а вон как всё в кулак взял. Приезжаешь туда, а он смотрит дерзко и говорит нагло, не по старине. "Ты, де, Велеша, жрец токмо лишь, да нас то не касается. Мы – люди Перуновы, а в жизни сей, земной, - сами по себе. Смотри, дескать, что в мире творится: кто силён, тот и прав! А раз я силён, то и я прав, а не ты, жрец!!
И ведь не нарушает ничего, змей! В требах участвует, Велеса не гневит, жертвы даёт. Роды свои распас, признать то надобно. Сытно там народишко живёт, зажиточно. Да и то сказать: пристроились-то они где? – от печенегов подалее. Сидят меж печенегами и волынянами ладомирские иные роды все. Вот хоть и луческие, да с округою! И с деревлянами ратиться им не надо, что земли волынские по Горыни окончательно обсели, нахождением своим под русскою рукою пользуясь бесстыдно!
Вот и хорошо, получается, Велемыслу! Сидит себе за защитою со всех сторон да дальние роды примучивает, дань на них налагает! И чем он лучше русов? Тем, что свой? Да какой он свой! Он вовсе вырод! Чем он свой, коли даже из рода своего ушёл? А длее Перуновым благожеланием поднялся на стезе воинской. И теперь – вот! Князь-де волынский! С намёком на то, что и лучские земли под него лечь должны! Чем такой свой…
Словом, вызревало решение в голове у Велеши. Не до конца ещё сам он понимал, каким оно должно быть. Но мысль уже зажила в его голове своею жизнью…
Tags: Папка
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments