Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

Прекрасную идею подал вождь радимичской дружины Улад по прозвищу Ведьмак. В нём и в самом деле было что-то такое, ведовское. Говорил редко, но веско, так что видно было: мыслей в его голове много, но он тщательно их отцеживает на те, что уже можно высказать, и те, что пока пусть добродят, дозреют. Носил старинный сарматский меч искусной работы – откуда в радимичских лесах могло взяться такое чудо? Умел как-то так исчезать, что казалось, будто и нет его – хотя только что здесь был. С другой стороны, не скажешь, что прячется, хоть на глаза князю русскому лишний раз не лез. В общем же складывалось твёрдое ощущение, что прозвище своё носил он не случайно, и как-то там с богами и тварями навьими знался. Впрочем, у них, у радимичей, князь-волхв – обычное дело…
Сейчас же, когда на совете воеводском обсуждались итоги подготовки к ночному штурму и окончательно формировался замысел на бой, Ведьмак предложил выдать воинам не по одному, а по два факела. Чтобы, дескать, казалось противнику, будто войско русское в два раза больше, нежели на самом деле.
Хельги едва себя по лбу не стукнул. А ведь верно! Как он сам-то не додумался? Всё, казалось, спланировал! И как факелы в последний момент перед атакою зажечь нужно, ибо горят они недолго, с полчаса, а то и меньше. Значит, выстроиться для боя надо саженях в двухстах от городского вала, докуда лучники волыньские точно не достанут, да и не разглядят в темноте силу, что за сожжённым посадом собирается. Сажён полста в тишине пройти, там факелы зажечь, и по посаду уже с криком вперёд ломануться. Лучники – волнами: одни стреляют, другие наступающих на город догоняют – чтобы защитники высунуться из-за заборола не смели. Лестницы задерживать будут: посад хоть и пожжён, да ведь по развалинам не побежишь с трёхсаженными стволами наперевес – улочки кривые, тесные. Но тут ничего не поделаешь. Только решили поменьше факелов рядом – пусть со стен думают, будто тут прорежение какое в построении русском.
Всё продумал, а такой ловкий ход не нашёл! Ну, Ведьмак!
Избыслав лендзянский, как киовлянин, ревнивый ко всем прочим племенам русским, тут же заспорил:
- А оружие они как нести будут, воины те? В обеих руках по факелу – копьё он чем держать будет? В зубах понесёт?
Радимичский воевода посмотрел на него долго и тяжело. Радимичи лендзян не любили. Впрочем, взаимно.
Но вообще говоря, вопрос верный. Члены совета с интересом воззрились на Ведьмака.
- Ты есть ваевода, - с расстановкой проговорил тот. У радимичей было своеобразное произношение. Они звуки тянули словно бы с ленцой, отчего сплошняком "акали", вместо "в" – "укали", вместо "г" просто выдыхали, даже не трудясь выговорить "х". Зато, правда, и гнусавили куда меньше других славян. – Значит, допрежь всего сам за воя своего всё продумать должен. А я тебе не подсказчик. Не тебе служу, а руси.
Избыслав начал наливаться тёмной краской. В общем, это было оскорблением. Но как-то так ловко вывернутым, что ответить было нечем. Против руси, что ли, Избыслав? Али и впрямь в подручных у него радимичи завелись? Так тут подручных ни у кого быть не может – у руси токмо! И что ни брякни сейчас Избыслав – всё получится как поруха клятвы лендзянской русам!
В иное время Хельги с удовольствием поглядел бы, как вывернется полянский князь. Но сейчас было не время для поединков, пусть и словесных. Потому он вмешался:
- Скажу тебе откровенно, воевода Улад, что удивил ты меня и порадовал, - произнёс великий князь. – Хитроумен ты и предусмотрителен, как…
Он не нашёл сравнения и продолжил просто:
- Ну, ты меня понял. Как и все окружающие, - он со значением посмотрел на полянского князька.
Много воли забирать стал Избыслав! Окоротить пора волю его. И очень хорошо, что Улад-Ведьмак напал на него первым.
Хельги бросил быстрый взгляд на радимича. Тот, оказалось, внимательно сам смотрел на великого князя. И помстилось ему вдруг, что понимает Ведьмак самим Хельгом ещё не до конца осмысленный его замысел по поводу вождя полянского.
Радимич веки уронил, взор отвёл, но князь убедился точно: да, всё понял Ведьмак. Всё ведьмак понял.
Что ж, надо подумать, как эту фигуру использовать в дальнейшем…
- Ну, с топорами и сулицами я, думаю, понял: за кушаки их заткнуть и всё. Но, признаюсь, как ты задумал с копьями, - то, зрю, всем воеводам интересно будет.
Вывернулся. Дескать, сам-то знаю, но ты воеводам поясни. Заодно значение своё в раскладе воеводства русского подними.
И снова Улад понял. Кивнул благодарно и проговорил:
- Так ведь тяжёлых копий, что для комонного воина, нет у нас. А обычное копьё и весит-то всего ничего – пять гривен самое большее. Десять копий – немного за пуд всего-то. Так что десять не десять, но пять штук один из воев запросто потащит. А под стеною, когда факелы наземь сбросим, он их раздаст. По лестнице так и так лучше в темноте забираться, дабы противника с глазу сбить. Вот и получается, что из пятёрки воинов восемью факелами мы, почитай, десяток для врага изобразим. Ну будут же они там, под стрелами, пересчитывать!
Воеводы задумались, задвигали бородами. Закивали согласно – да, может получиться. Правда, копьеноше с пятью копьями наперевес бежать будет неудобно. Ну, а кому на войне легко? На то он и воин…
А тут и князю самому пришла в голову мысль, которая поможет отыграть несколько возвышение Улада и восстановить тот отрыв в хитроумии, что всеми признанно отделял Хельга от других людей.
- А чтобы совсем Велемысла с толку сбить, изобразим мы ещё и прибытие того самого подкрепления, которое показывать будем князьку волыньскому, - сказал он. – Как темно станет, пару снекк с воинами тихонько с берега снимем да отправим назад на пару вёрст. А через час – другой пусть обратно вернутся. Да с шумом и звоном, дабы в Волыни слышно было. Но не видно, – усмехнулся Хельги. – Вот пусть они там страхов тёмных и набираются, выдумывая себе громадную силу, что супротив них собирается. У страха глаза-то велики!
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments