Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Папка

В Тмутаракани дела творились тёмные. И жестокие.
Здесь, на Киаове, было не очень ясно, с чего всё началось. Недостаточно было точных сведений, а гости рассказывали прямо противоположное – в зависимости от того, откуда приходили с товаром.
По словам гостей хазарских, смуту начал ромейский император Роман Лакапин.
Уже отец его носил характерное прозвище Невыносимый, и сынок вполне унаследовал его качества. Интриган и честолюбец, узурпатор, отодвинувший законного кесаря Константина от престола, неверный по отношению к друзьям и немилосердный по отношению к врагам. Настоящий автократор. Самодержец.
Вот он и начал в своей империи гонять иудеев. Что значит, гонять? Изгонять. Тех, кому повезло. Голыми и босыми – имущество их отходило в казну. А кого-то – и убивать. Многих. Объяснял это тем, что иудеи грабят христиан, которые и так не могут оправиться после безжалостной зимы пять лет назад.
Насчёт зимы – это верно. Оно и здесь, на Руси, пришлось тяжко тогда – как раз после волынской войны. Деревья от морозов лопались. Народ на промысел не выходил – замёрзнуть можно было чуть ли не мгновенно. А с костром на плечах охотиться – такого ещё не видано в свете. Да и зверь не пойми куда запрятался – и ему холодно было. Одни лишь волки да лисы по весям и деревням едва не жили, рядом с людьми. Вот только не жили, разумеется, а сами промышляли. Немало скота зарезали, немало и людей поели.
На Волыни даже шепоток пошёл – не Ходына ли волхв мстит за смерть свою: не все верили, что он был Велесом живым взят.
Но на Руси это бедствие особо плохо не сказалось. К морозам здесь люди привычные, а по весне отсеялись – и дальше пошло, как по-прежнему. А в Ромеях неурожай за неурожаем последовали. Отсюда – голод. Гости русские, что туда с традиционными караванами торговыми ходили, рассказывали, что смерды собственную землю за хлеб отдавали! А сколько в долги влезли, сколько похолопились!
А к кому влезли? К иудеям же! Они в империи рост держали. Они затем неисполнимых должников и холопили. А потом продавали.
А уж когда и самого Романа они по богачеству превзошли… Как уже тут было не вспомнить, что иудеи бога ромейского убили!
И деваться Роману некуда было – вспухла его империя восстаниями да мятежами. В Опсикии, сказывали, появился даже какой-то хоробор Базилий, у которого одна рука нормальная была, а другая – медная. И та нечеловечески сильная рука громадный меч держала и сама врагов разила!
В общем, натравил Роман на иудеев отчаявшийся народ. И сам их вволю пограбил, кого отловил в Царьграде.
Но в ответ получил то, что хазарский царь Иосиф устроил ответную резню "необрезанных" у себя. И открыл двери каганата для единоверцев, бегущих из Рома. А те, естественно, тоже добродушием по отношению к людям Христа не пылали. И добавили крови христиан к тем рекам, что потекли по Хазаристану…
В ответ, естественно, поднялись аланы – они были, в основном, за ромейским богом. Иудеи хазарские их победили, царя аланского заставили от веры отречься и обрезаться, перейти в иудейскую веру. А священников христианских, кого не убили, заставили бежать в Ром. В основном, в Крым.
И всё бы оно ничего – Руси это никак бы не касалось. Ну, за исключением того, что от кагана слы прибыли, которые велели Хельгу, как вассалу кагана, не принимать у себя беглых алан и русов. И вот в последних-то всё дело и было.
Дело это состояло в том, что в самой Хазарии жило и служило немало русов. Это были чужие русы, не киавские. Хотя, сказать по правде, киавские тоже были: немало удальцов желали попробовать удачу, послужив варягом у кагана. А что? – служба вполне неплохая. Охраняй дворец да сторожи кагана с царём – а деньги совсем неплохие за то даются! Драться, разве что, редко приходилось: на такую силу как четыреста варягов мало кто смел покуситься. Потому многие, подзаработав на первые нужды, снимали с себя вару кагану и возвращались обратно.
Но этих никто и не тронул: эти русы верили в настоящих богов, с которыми иудейский бог не враждовал. Однако со старых времён ещё на Русском острове, что лежал меж Русским и Меотийским морями и Русской рекою, - ну, то есть, в тмутараканской земле – сидела своя русь. Она тоже служила хазарскому кагану и, в общем, входила в состав Каганата. То есть не самостоятельный вассал, как русь киавская, а ходит прямо под каганом.
Вернее, теперь уже – ходила. Потому как русь эта была остатком той, что семьдесят лет назад на Миклагард ходила. Хаскульдова русь, можно сказать. Правда, тогда, в тот поход, на ромеев пошло немало разного народа – и как бы не больше норманнов с Северного пути, нежели русов.
Тогда по зову хазарского кагана собирали русы воинство большое для нападения на Миклагард. Норманнов приглашали, славян звали, что под каганом ходили, - всех, кого можно, в общем. Но не каган, конечно, а именно Хаскульдова русь собирала всех в Тмутаракани, искусно пряча огромный флот в тамошних плавнях. А где ещё? На Белобережье, у Березани? Так там постоянно рыбаки греческие из Корсуни шныряют, да сброд всякий из Прекрасной Гавани. Да солевары тамошние. Никакую подготовку и дня в секрете не удержишь!
А тут – земля хазарская, русь кагану ещё и за тридцать лет до того уже служила, появление новых русов там никого не удивит и не насторожит – мало ли, может, они на касогов собираются по Русской реке подняться, к рудникам серебряным, с принадлежностью которых русам местные племена никак не смирятся. И есть, где целый флот спрятать. Да хоть по той же реке чуть подняться!
Так и собрали войско неслыханное. Да на Миклагард напали. Да добычу взяли невиданную. Да сюда и вернулись.
А там уж кто как. Кто, с хазар взяв оговорённую за нападение плату да деньги за добычу проданную, на родину подался. Вон, до сих пор скальды поют, как потом в Бирке да на Уппсале серебро хазарское несколько лет пропить не могли! Кто по Русям своим подался: с таким количеством серебра на руках можно и на конунгство претендовать, а уж ярлом стать – точно. Неплохая карьера – за один поход из простых воинов в ярлы выйти! А кто и на месте остался, в Тмутаракани – местная русь, да к ней немало людей прибилось. А что – никто же не мешал и далее ромеев на щит пробовать. На Миклагард, правда, уж не ходили, но по побережью Пафлагонскому и Понтийскому немало гуливали. И в Вифинию ходили.
Но потом как-то приехал туда из Рома проповедник некий учёный. Пленных приехал выкупать, но заодно как-то взял и крестил русь Хаскульдову! Сказывали, немало чудес показывал: по огню ходил, книгу свою священную в костёр бросал, а она не горела… Что там правда, что неправда – уж и не поймёшь – давно было. Но русь оказалась крещёной, волхва из самого аж Миклагарда приняла, стала ромейскому богу молиться.
Вот только начала хиреть с тех пор Русь Тмутараканская. Понятное дело: на своих единоверцев ромейских ходить им волхв запрещал. На хазар с аланами тоже не попрыгаешь. А на касогах какая добыча? Лепёшка да баран? Только и жили, что рудником своим серебряным да службою кагану. На арабов тот их пускал по морю Хазарскому…
А теперь вот оказались русы тмутараканские в одночасье врагами кагана. Именно в одночасье: они-то ни слухом ни духом про дела ромейские не знали, про гонения на иудеев. И когда войско царское к ним заявилось – с аланами, на сторону кагана переметнувшимися, - русы оказались к нападению не готовы. И были уничтожены за малым не все. Кто-то успел лишь к ромеям единоверным уплыть, а кто-то – до родственных киавских русов добежать. Пятеро человек.
От них Хельги и узнал об этих событиях на Тмутараканской Руси. И тогда же подумал: а ведь тоже Русь! И что, что чужая? Вон Сюрнес тоже когда-то чужой Русью был. А потом Орвар-батюшка её наполовину убедил, наполовину примучил, - и вот она, вполне себе хорошо под киаовской Русью ходит! И сама довольна прямою беспошлинной дорогою на Царьград, и для зловредной полоцкой Руси киавской занозой в заднице служит. Почему бы Тмутараканской Руси – уже, получается, бывшей – под него, под Хельга киаовского не лечь?
Вот об этом он и хотел говорить с ближними своими. Самыми мудрыми и верными…
Tags: Папка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments