Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Штурм не напрасный, но жестокий

Мне уже приходилось писать о жути, которая охватывает знакомого с историей русского на Зееловских высотах. Стоишь над обрывом, а впереди, до горизонта - плоская пойма.
По ней, в лоб на обрывы, Жуков погнал свой фронт. Правее него Рокоссовскому ставилась всего лишь задача флангового прикрытия Жукова, а Коневу - слева - разгромить группировку у Коттбуса и выйти к Дрездену.
Как на чей вкус, а я уже в этом планировании вижу гигантский стратегический изъян: всем трем фронтам давалась задача бить в лоб, а не обходить Берлин по возможно более широкой дуге, громя не изготовившиеся за два месяца к обороне группы армий "Висла" и "Центр", а только формирующиеся группы "Мозер" и Штайнера. То есть всерьез выходить на стратегический простор и устраивать берлинской группировке гигантский Сталинград. Повторюсь: пусть это гражданское теоретизирование, но когда Рокоссовсому ставят задачу выйти на Анклам и Виттенберге - это означает, что он идет прямо и Жукову помогает только тем, что гробит встреченные войска противника. Аналогичная задача - Коневу: бей в лоб, дойди до Дрездена и все.
Кто делал такой план? Тот, кому ни с кем не хотелось делиться славой главного полководца и "брателя" Берлина. Ради этого лобовой штурм был вполне для него приемлем.
Результат: умный Рокоссовский, форсируя два Одера в его сложной северной пойме, обходит группу армий "Висла" и лишает подвижности ее северное крыло. На том его останавливают.
Жуков долбится в лоб. К ночи 19 апреля прорвана лишь третья линия обороны немцев. За четыре дня пройдено лишь 30 км - и никакого оперативного простора! За это достижение он растратил две танковые армии - 1 и 2 гвардейские. Они уперлись в оборону немцев и практически воевали в рядах пехоты.
(А я вам скажу - КАК растратил. Вот по той самой пойме, которая так лихо расстреливается в Зееловских высот, по залитой водой, болотистой местности русские войска сначала атаковали пехотой, за ее спинами саперы мостили гати, потом по ним пускали танки. Гуськом. Если танк подбивали, его сталкивали в болото и ехали дальше - еще два десятка метров, пока не подбивали следующий. Я знал это в свое время из первых рук, и когда позднее стоял на Зееловских высотах, у меня волосы шевелились от ужаса за то, что довелось испытать нашим. Стоит ли говорить, что все высоты покрыты ныне могилами с надписями "Неизвестно" (почему-то именно так). Это как если бы со смотровой площадки Воробьевых гор расстреливать колонны, приближающиеся по незастроенной еще территории Лужников, - когда видно все вплоть до высотки на Устьинском мосту).
В это время у Конева намечается неожиданный успех. Он быстро прорывается через две линии обороны и открывает очень приятный автобан Дрезден - Берлин. При этом не сказать, что ему приходится легче Жукова: тот все-таки делит одну группу армий немцев с Рокоссовским, а Коневу приходится иметь дело со всей группой армий "Центр". Плюс 4-я танковая армия и резервы, которые немцы могли наскрести, включая армию Венка, которая серьезно нависала над левым флангов Конева. Тем не менее Конев, прикрывшись слева, отряжает две танковые армии катиться на Берлин по автобану, что они успешно и делают. Попутно окружая немцев в районе Коттбуса.
21 апреля войска Конева достигают Берлина. Могли бы и раньше. Но Жуков звонит Сталину и закатывает ему истерику, требуя остановить Конева. Сталин пожимает плечами и дает соответствующее распоряжение. Таким образом, Конев ждет, пока 21 апреля войска Жукова наконец-то достигнут Берлина. После чего штурм идет совместно. А для истории осталось, что Жуков в Берлин ворвался первым.
Результат 2. Среднесуточные потери Жукова - 7 804 человека. Среднесуточные потери Конева - 4 949 человек. Это - включая и штурм Берлина, т.е. в ходе "предберлинских" боев потери Жукова были относительно выше, а Конева - относительно меньше.
В целом у Жукова на 60 км продвижения легло 18 дивизий, у Конева на 130 – 11, у Рокоссовского на 200 – 6. Еще красивее – потери в технике. У немцев всего было 1500 танков. В Берлинской операции наши потеряли – 2156 танков и САУ!
Была ли необходимость ломиться в лоб? Наверное. Но только для того, чтобы облегчить работу Коневу. В принципе, Ставка все сделала затем правильно: когда у Конева обозначился прорыв, ему задачу изменили и перенацелили на Берлин. Но за это надо было, по уму, останавливать Жукова. Сталин этого не сделал. Вероятно, он уже не настолько хорошо мог держать военных уровня Жукова. Можно было бы еще раньше Жукову вручить 1-й Украинский, тогда, возможно, операция пошла бы именно по такому сценарию. Но сценарий писал Жуков, по поводу Конева он уже тогда жалел, что защитил его перед Сталиным в 41 году, так что Берлин был обязан штурмоваться в лоб и взяться Жуковым.
Расплатились за это солдаты.
И маленький ПС Феликсу. Задачи взять Берлин к 1 мая не было. Конечно же, его планировали взять числу к 20 апреля, аккурат на третий день после выхода на оперативный простор. Но Жуков недооценил возможностей сопротивления немцев на Зееловских высотах, не учел характера местности, когда немцы укрылись за обратными скатами высот, и их оборону, по сути, не удалось подавить огневыми средствами. Жуков завяз. И если бы не это обстоятельство, то, конечно, ни о каком 1 мая мы сегодня бы и не говорили. А отмечали бы день победы числа 22 апреля. И говорили бы, что Берлин планировали взять к годовщине Дедушки Ленина.
Tags: Великая Отечественная...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments