Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Повести исконных лет

В лето 6473 (965). Узнал Святослав, что зимою приходили хазарские ябетники собрать дань с вятичей. И отложились вятичи, убоявшись воинов кагана, и выдали им русов, что сидели в Городне, головою. Царь же хазарский не стал убивать их, когда привезли их в Итиль, но отрезал им носы и отослал в Киев. Хотел ведь он так подсмеяться над Святославом: не так, говорили они, грозен сей правитель, каким кажется.
Святослав же, чувствуя себя униженным, впал в гнев неистовый и поклялся смыть такое оскорбление кровью кагана и царя. И велел он перебить всех хазар  и всех людей веры их иудейской в Киеве. Но двоих оставил и велел отправляться в Хазаран и передать письмо кагану, в котором сказал таковы слова: "Пишу тебе, мёртвый каган, дабы знал ты перед смертью своей и царя своего: свершил ты последнюю ошибку в своей жизни. Я, Святослав, великий князь русский, иду теперь на тебя и поклялся светлыми богами, что изведу всю землю твою и народ твой. И не быть теперь мира между нами, покуда не увижу тебя мёртвым или на колу сидящим, вместе с царём твоим, а всю землю твою – разорённой и павшей под копыта коней войска моего".
И стал собирать Святослав силу великую: и русь, и варягов, и славян, и кривичей, и север; и к Рагнвальду Полоцкому послал за воинами согласно роте его; и с Новгорода и Ладоги пришли вои словенские и мерянские и весьские. И послал Святослав к печенегам поминки дорогие к четырём ордам, что с Хазарией соседили,  сильнейшим и предлагал им идти на хазар с ним вместе, суля добычу великую. И согласились цур, кулпеи и талмат, а цопон не пошли ради греков – дали им греки подарки, чтобы оставались они в Климатах и защитили их, если война дойдёт до них. И харавои пошли вместе с русью, союза ради со Святославом.
Тогда решил Святослав, что будут северяне русские и печенеги степью давить на хазар; сам же он с войском главным пойдёт в обход по Оке в Волгу, по пути примучив отложившихся вятичей и взяв у них добычу и всё нужное для прокормления войска. По приходу же на Волгу присоединит он ещё дружины из Ростова и Мурома и спустится по Волге в Итиль, где и налезет на хазар в стольном граде их Итиле же. А далее пойдёт русь изгоном по степи навстречу союзным печенегам; и так раздавит он, Святослав, тех хазар, как и поклялся кагану их.
Так решено было на Думе княжеской, и так сделалось. С печенегами обменялись заложниками, а словен, мерю и весь Святослав сразу отправил к Ростову через Валдай и Белоозеро, дабы присоединились там они к войску его.
Сам же он во главе воинства великого поднялся по Десне, переволокся в Оку, и, спускаясь, стал разорять вятичей, мстя им за измену их. И вышли старейшины вятичские к нему и просили: "Не разоряй землю нашу – что хочешь дадим тебе". Сказал им Святослав: "Всех, кто отдал русь хазарам, выдайте мне головою; тогда возьму виру, и землю не разорю". А ещё для того разорял он землю вятичскую, чтобы хазары думали, будто печенеги сами на них налезли, а Святослав с вятичами воюет, - о том после рассказывали мне воины его христиане.
Восплакали вятичи и возопили горестно; но ничего они не могли сделать против войска столь великого русского. Вышел сам к Святославу князь их Ходота и с ближними боярами своими и сказал: "Как было мне не выдать русь; пришли ведь хазары по дань свою и хотели казнить уже нас за то, что отложились от них к тебе, а тебя же не было. Пришлось нам покориться хазарам: не можем ведь платить две дани".
Святослав же ответил: "Послали бы в Киев – пришла бы русь вам на помощь и убила хазар, показав, что не их то более земля, но русская; ты же вместо того обманом русь поял, что в городе твоём стояла". И велел казнить князя и бояр его со старейшинами; и распяли их числом 18 человек. Сыновей же Ходоты взял Святослав с собою заложниками, дабы не поднялась земля Вятская во время войны его с хазарами.
После же поплыла русь далее по Оке к Волге, и бесчисленно было кораблей её. В Муроме соединилось войско Святославов с ростовцами, и пошли далее, и напали на эрзян, племя мордовское, подданное булгарам и хазарам, хотя отомстить им за обиды Руси Муромской и примучить их к миру с русью. Эрзя же, видя войско великое, биться не стала, но поклонилась Святославу дарами великими и поклялась в вечной дружбе с русью; аще же избавит русь их от булгарской дани, то платить станут Руси.
Согласился на то Святослав и пошёл далее. А на излучине волжской, там, где впадает Волга в Итиль, встретила русь судовая рать булгарская, послав сказать, что не ходила бы та в их землю и грозя гневом кагана хазарского, коему Булгария платит дань. Ответил им Святослав: "Не добро то, что сказали вы: немирен я кагану хазарскому, а значит, и вам. Иду на вы!"
И ударила русь, поставив корабли свои клином; Святослав же на первом корабле шёл. И так крепко ударили корабли русские, что немедля прорвали строй булгарский, рассеяли лодьи их и стали избивать поодиночке.
Тогда воскликнул Святослав: "Не останавливайтесь, братие; а бежим вборзе в Итиль, к Булгару городу – опередим известие о разгроме флота булгарского!" И так увлёк русь за собою.
И весь вечер и всю ночь шли корабли русские двести вёрст вниз по Волге и по Итилю; гребцы же сменялись, дабы каждый отдохнуть мог перед боем новым. Утром подошли к Булгару и сходу налезли на город. Царь же булгарский не успел исполчить войско своё и бежал; русь же захватила Булгар и полностью его разграбила.
После же нагрузил Святослав корабли многие добычею невиданной – и русские лодьи, и какие в земле Булгарской взять смогли, - и на них отправил всё сие в Киев дорогою северной по Волге и через волок на Смоленск.
Сам же Святослав с войском своим обрушился на буртасов, кои ниже по Итилю сидели, и их также разбил и землю их разграбил, за обиды русские; и разграбила русь всё, что принадлежало людям хазарским, болгарским и буртасским на реке Итиле.
И славили тут Святослава воины его и вся русь, говоря, что и Одду Стреле, и Олегу Вещему, и отцу его Игорю не давалась такая удача.
После же пошёл Святослав на хазар. Услышав же о том, что главное войско русское подходит к ним с Итиля, хазары, кои были в городе их, вышли навстречу во главе со своим каганом и с царём. И горько восклицал тогда царь: "Увы мне! Зачем обидел я Святослава! Теперь обманула русь хазар – войско наше в степи, а Святослав возле столицы нашей с силою тяжкой, и узы с ним!" Пришли ведь узы, коих на Руси называют торками, к Святославу, прослышав о победах его и желая присоединиться к удаче его.
И сошлись на берегу Итиля возле города самого. Тут выехал Святослав перед войском, вызывая царя хазарского Иосифа на ристалище воинское, на хольмганг. И кричал ему: "Служила русь вам, хазары, грозно и честно; но всегда обманывали хазары её. Из-за вас ведь погиб дед мой Олег, а отец мой Игорь платил вам дань неправую. Теперь пришёл я взыскать за обиды их на вас, царь и каган! Жаль, что Песах ваш умер, - спросил бы и с него!" И ещё сказал Святослав: "Выходи биться, мёртвый царь! Умереть в бою лучше, чем на колу!"
И смеялось войско русское над словами такими, видя, что не выходит Иосиф царь, зане боится Святослава. Вышел лишь один из воинов хазарских, знатный боярин из белых хазар, силой могуч и ростом велик. Но не стал с ним биться Святослав, сказав, что не велит того честь великокняжеская, ибо цари бьются с царями лишь, и конунги с конунгами, но не с простыми боярами.
Тогда вышел против хазарина Ингмар Гроза, как прозвали уже наперсника детского Святославова, и потемнел лицом тот: велика была слава Ингмарова, и видел хазарин уже смерть свою. И так и вышло – проткнул Ингмар копьём своим хазарина.
После того сошлись два войска. Святослав же отрядил дружину знатную на конях вокруг стана хазарского, чтобы ударила она сзади, а наипаче же – дабы не дала уйти кагану с царём. И видел хазары движение то, но не могли выделить и воина единого против дружины той, ибо все они были заняты на отражении приступа русского.
И бились люто и жестоко, и в битве одолел Святослав хазар, и мало их сумело убежать, ибо била их в спину дружина русская комонная.
И привели к Святославу царя Иосифа; кагана же нашли мёртвым, задушенным шнурком шёлковым. Таков обычай у хазар – считают они кагана отвечающим перед Богом за удачу их; и если удача уходит, то удавливают они кагана своего по приказу царя.
Сказал Святослав Иосифу царю: "Ну, любезно ли тебе, как я слово своё держу?" – и велел нос ему отрезать. Отвечал же сей: "Увы мне; пуще мне смерти моей, что разоришь ты страну мою и уничтожишь веру мою!" Засмеялся Святослав и сказал: "Так и будет; ты же узришь всё то с кола, ибо велю его так сделать, дабы ты не менее трёх дней жил ещё, ты, мёртвый царь!"
И сделали всё, как великий князь сказал: город Итиль разорили, и дома сожгли, и молельни иудейские разрушили, а жителей в рабство обратили. И только немногие люди хазарские сумели убежать и укрепиться на острове Баб-ал-Абваба, а иные в страхе великом добежали до острова Сия-Кух и поселились там.
Взяв добычу велику, пошёл после Свястослав вниз по Итилю до моря Хазарского, и там всё разорил. После же повернул от моря и нашёл на Семендер город, и сжёг его, и виноградники, и сады все сжёг – не хотел ведь, чтобы восстановили хазары власть свою над землёю этой и снова Руси угрожали. Оттуда же пошёл к Тмутаракани, и взял её, сказав, что будет здесь изнова город русский под Русью Киевской.
И победил ясов и касогов, и отправил многих из них на поселение в земли курские северян степных и аланов русских.
А город Белую Вежу взял же и посадил там дружину русскую, сказав, что отныне Русь Киевская по Дону сидеть будет. И тут тоже иных поселил из северян, ясов и касогов.
После же вернулся Святослав в Киев со славою великой и утёр пот за Русскую Землю.
 
Tags: Повести исконных лет
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments