Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Выскажусь непопулярно

Россия опять уже виновата

"…И клянут Россию, которая дала надежду и бросила на произвол карателей".
Это написал Игорь Стрелков, один из по-настоящему выдающихся команданте донбасской революции. И написал по поводу настроений среди жителей Славянска, который сравнивают сейчас с землёю войска киевской власти.
Игорь Стрелков давно уже замечен как человек, не пренебрегающий случае вбросить элемент паники в информационную картину дня. Странный такой парадокс – командир, возглавляющий один из наиболее эффективных участков обороны, время от времени пускает в эфир фразы в духе незабвенного: "Шеф, всё пропало, гипс снимают, клиент уезжает". Начни так причитать рядовой боец – вполне был бы состав дела для военного трибунала. Но командир, и командир успешный, умелый…
Впрочем, на сей раз традиционное в его сообщениях содержание типа "население охватила паника… наше снабжение полностью прервано… давят сплошным потоком брони и снарядов…" дополнено вот этим: "Все проклинают Киев, Порошенко и… Россию". С призывом: "Если Россия не вступит в дело в самое ближайшее время – Новороссия погибнет".
Нет, конечно, полезно было бы в ответ промямлить что-то вроде: "Да, гибнут наши братья, нам, России, нельзя не вмешаться, иначе…". И далее переходить к проклятьям, которые посыплются на наши головы, если мы не вмешаемся.
Они, впрочем, если верить Стрелкову, уже сыплются.
Но я не буду произносить эти мантры за их очевидностью. Сердце болит по гибнущим детям, но решения всё же принимаются головой. А для их принятия надобно сперва полностью выяснить обстановку на поле принятия решений. Понятно – чтобы максимально снизить вероятность ошибки.
Ибо цена ошибки в данном конкретном случае высока, как никогда со времени начала Великой Отечественной войны.
Ибо как и тогда, мировая война за гегемонию на планете уже идёт. Покамест в формах информационных, экономических, агентурных. Кое-где огонёк уже потрескивает – чтобы инфраструктура и логистика войны уже попыхивали на малом ходу, настраиваясь на включение на полный. Уже отмобилизованы спецподразделения и потихоньку передвигаются на позиции силы передового развёртывания.
Россия природой и положением своим уже вовлечена в эту войну. Мы уже воюем! Захват Соединёнными Штатами Украины и ответный ход России с очищением от Украины Крыма – это суть вооружённые действия в рамках военной парадигмы. И ничего не меняется от того, что американских войск нет на украинской территории. Во-первых, они там есть, хотя бы в виде спецподразделений и советников. А во-вторых, это неважно потому, что роль американских войск исполняют и за них сражаются украинские войска. Отсюда, кстати, и та невиданная лютость, с которой они крушат города и сёла Донбасса, не испытывая жалось ни к детям, ни к старикам.
Эта жалость не предусмотрена в приказах. Которые на самом верхнем уровне отдаются именно американскими политическими управляющими и военными координаторами.
Жалость не предусмотрена в их приказах.
И тем не мене прямых боевых действий между Россией и США пока нет. Это позволяет пока надеяться на постепенное восстановление мира и сохранение тем самым человечества. Если ни одна из двух ядерных держав не совершит резкого и непоправимого движения.
Вторжение на Украину таковым станет по определению. Ибо…
Ибо война войною, но мировое право покамест действует, пусть ущербно, но в основах своих оно сохранено. Вторжение на территорию суверенного государства, каковым формально является Украина, будет полным и однозначным нарушением этого права.
Возвращение Крыма в состав России в этом смысле аналогом не является: там и формально, и по существу сначала всё решил народ. И местная власть, что очень важно. Местная легитимная власть перешла на сторону народа. Обеспечение порядка и спокойствия вооружённою безупречной вежливостью было лишь следствием. Они были лишь орудием сохраняющегося политического порядка и, следовательно, закона. Из порядка и закона была выдворена лишь киевская власть, мгновенно превратившаяся в чужую и иностранную.
Надо ли напоминать, что в Донбассе местная легитимная власть никоим образом не поддержала восстание? А ведь это сразу выбросило повстанцев из политики и, следовательно, закона.
Новый закон им предстояло теперь воздвигнуть вооружённой силою. При поддержке – и безусловной поддержке! – народа. Ибо иначе эта вооружённая сила действительно становилась бы сепаратистскою.
Но становясь, таким образом, стороною, борющейся против официального закона своей страны за новый, свой закон, донбасское ополчение теряет полностью не только право опираться на иностранную вооружённую силу, но хотя бы и просто просить её о вмешательстве. Оно тем самым автоматически теряет ту последнюю легитимность, которую даёт опора на свой народ. А иностранная вооружённая сила тем самым превращается в интервента и оккупанта по всем международным, да и человеческим, принципам.
Последствия будут очевидны. Интервент становится вне международного порядка. Экономические санкции, аресты собственности, разрыв договоров, прекращение поставок – это будет только начало. Как отреагирует экономика России? Для начала – пустыми полками в продовольственных магазинах. Не одни бананы пропадут - Россия и другими дарами полей, садов и ферм кормит себя далеко не полностью. Что будет дальше, вольно представить каждому. Ибо и доллары Россия печатает далеко не сама.
В общем, 1941 год в экономике – вполне умеренный прогноз.
С военной же точки зрения ввод иностранных войск-"защитников" сначала на Украину, а затем по желанию и на других направлениях – шаг тоже абсолютно естественный. Причём воевать они будут примерно как в Афганистане – стоя на базах и предоставляя сомнительное удовольствие стрелять и резать друг друга  украинским и русским пацанам. Но даже формально Россия окажется в состоянии войны со всем Западом. И тогда любой неизбежной – ибо она будет спланированной – военной случайности будет достаточно, чтобы ввезённые в Эстонию крылатые ракеты ударили по Петербургу.
Тут умеренного прогноза последствий уже не получается…
И вот тут – самое время вернуться к свидетельству Игоря Стрелкова. Как бы "наши" жители Донбасса уже клянут нас, за то, что мы им что-то будто бы пообещали. При том, что обещания как такового никто не давал – было лишь зарезервировано право вмешаться "в случае, если". "Случай, если" определяется, однако, не только нуждой и бедствиями населения Донбасса, но очень многими причастными или могущими оказаться причастными факторами. Наподобие тех, что описаны выше.
Но население Донбасса вбило себе в голову – и об этом очень много свидетельств, - что Россия придёт и заберёт его под своё крылышко, как Крым. Правда, Крым понялся без малого весь, а в Донбассе с самого начала половина территории с безразличием осталась под Украиной, и местные бабульки и поныне носят молочко на блок-посты, занятые войсками киевской хунты. Но это не важно клянущим Россию – она виновата, что не исполнила ими за неё задуманное.
И вот тут впору поставить уже встречный вопрос: а кого, собственно, спасать?
Помнится, была война в Нагорном Карабахе. И во всём Степанакерте, и при штурме Агдама не видел я что-то ни одного русского солдата. Армянские были, скрывать нечего, но не было армянской армии. Воевали силы самообороны Нагорного Карабаха. Они и добыли себе победу, а своей родине – фактическую независимость.
В Абхазии тоже не воевали российские войска. Руку на пульсе держали, конечно, чего там, и вовсе не лавровая веточка была в той руке. Но свою судьбу отвоевали себе сами абхазы – ибо даже и северокавказские добровольцы формально входили в состав их вооружённых сил.
И Приднестровье само вывернулось из петли. Незабвенный генерал Лебедь пригрозил, конечно, молдавским нацистам, бросившим армию на Дубоссары и Бендеры. Но отбивались и отбились именно приднестровские гвардейцы. Которых, кстати, нацистское руководство Молдавии также величало "бандитами" и "террористами".
А что в Донбассе? А в Донбассе, оказывается, одни ополченцы отбивают у других отделение милиции, которое до сих пор подчиняется, оказывается, Киеву. А третьи ополченцы не подчиняются министру обороны Донецкой республики Стрелкову, потому что они подчиняются олигарху Ринату Ахмедову. И Стрелков взывает из окружения о помощи к России, а не к донецким отрядам, чьим главным командиром он будто бы является. А в автобусах с беженцами сидят молодые мужчины, и в лагерях, где беженцы размещены, немало таких же. А в крымских пансионатах нет-нет да и выявляют целые семьи, которые ни от кого не бежали, ибо не имеют трений с киевскими войсками, а просто решили под видом беженцев отдохнуть в Крыму.
Нет, упаси Боже ставить под сомнение и подвиг Стрелкова, и страдания людей, на которых обрушена ярость киевских нацистов и безжалостная прагматика американских приказов! Но что хотите делайте, а нет впечатления, что в Донбассе имеется ответственная политическая сила,  желающая и способная сама отвоевать для себя свой закон. И кого и что в этих условиях защищать России, жертвуя собою, а то и всем человечеством? Где тот принцип, за защиту которого было бы страшно, но не жалко пожертвовать собою? И где та сила, которая бок о бок пойдёт с тобою за него в бой и умрёт рядом, если потребуется?
Нет такой силы. Потому что нет ещё на Донбассе такого принципа. Не восстал пока что именно народ. И именно потому ополченцы Стрелкова на собственной территории оказались в окружении, именно потому он не может приказать своим же отрядами выдвинуться на деблокаду Славянска, именно потому активисты донбасской независимости ждут на помощь Россию, а не собственный народ.
Народ всё ещё предпочитает, чтобы его не беспокоили.
Что ж, России остаётся только уважать желание народа.
Чтобы не быть проклятой снова.


 
Tags: Временно отторгнутые территории, Люди как люди, Очерки текущей войны, Украинская война
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments