Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новый солдат империи

Зато тут в Лёшке сыграла, возможно, и паранойя, но полезная, элемент которой всегда держать в себе учил Ященко. Не слишком ли быстро? – подумал Алексей, уже дойдя в ласках до точки - как это у лётчиков? – принятия решения. Ещё точнее – дойдя до позы, предусматривающей однозначное продолжение. Но пусть Мишкин контакт и передал ему опытный и хитрый начальник, пусть и определились они относительно "спины к спине", - но "медовую ловушку" всё это не отменяет. При всей дружбе-союзе. Ибо лишний якорёк на партнёре в агентурной работе никогда не помешает. Так, на всякий случай.
И Лёшка буквально за задницу сам себя стащил с Насти, промямлив, что-де очень Настю хочет, но не готов изменить жене, тем более при двух детках. Получилось не очень убедительно, но решения своего он не изменил. И даже заставил уйти возбуждение, сосредоточившись на воспоминании о той засаде у Шатоя. И даже коленку заставил заныть.
Он потом не раз жалел – и не жалел – о той минуте. Ибо Настя продолжала его манить, и где-то в душе он стал ощущать некий росток привязанности к ней. Знал, конечно, что завёлся он, этот росток, как раз от нереализованного секса, но вырывать его из души не хотел. Да и зачем? Предназначалась ли девчонка в "медовые ловушки" или по своей инициативе решила провести ночь с московским гостем, Алексей, естественно, никогда так и не узнал наверняка. Когда они сдружились до той степени, что смогли без всякого тайного подтекста подшучивать над своими отношениями и друг над другом, он признался о подлинной причине тогдашнего своего – глупого, как он уже считал, - решения.
Настя, естественно, всё отрицала - насчёт "медовой ловушки", - над его опасениями посмеялась. Но зато призналась, что так оно вышло даже к лучшему. Потому что она, дескать, рано или поздно начинала плохо относиться к мужчинам, с которыми переспала и рассталась, - чаша испита, кому она нужна, только раздражает своим видом. Такой вот характер.
С Лёшкой же расставание рано или поздно всё равно было предопределено – "не из семьи же его уводить, такого хорошего". Зато теперь, без застрявшей между ними двусмысленности завершившейся связи, можно просто и долго дружить, без всякого битья надоевшей посуды и выяснений отношений.
Правда, это она рассказала гораздо позднее, уже в Луганске. И тогда Лёшка поверил, что с Митридатом Настя действительно не спит, хотя и живёт с ним в одной квартире. Она такая, да… Котёнок, который гуляет сам по себе…
Гноевой, естественно, про их отношения знал – в "Антее" дело было налажено так, что о подобного рода контактах сообщать надо было немедленно и в подробностях. Обо всех, имеется в виду, новых контактах. С описанием ситуации, общим и психологическим портретом персонажа, с перспективами дальнейших контактов.
Надо отдать должное Гноевому – он не стал подвергать сомнению утверждение Кравченко, что сексуального контакта с девушкой не было. Но сказал многозначительно: "Эх-х, молодёжь…" И непонятно было: то ли осуждал он Лёшку этими словами за упущенный "случай", то ли одобрял его предосторожность. Но въедливая его, зудливая придирчивость по отношению к нелюбимому подчинённому, как-то незаметно растворилась.
А калейдоскоп продолжился.
В череде событий больше всего Лёшка запомнил вечер в Симферополе после референдума. Как тысячи, если не десятки тысяч людей – казалось, тут, на площади, собрался весь Крым, - плача и смеясь, смеясь сквозь слёзы, пели гимн России. Плача и смеясь. счастливо плача и счастливо смеясь. И этим искренним порывом к новообретённой родине был словно наэлекризовано всё вокруг – так, что немудрящие эти слова в гимне превратились в какую-то священную, от сердца и до Всленной, присягу на верность России.
И Алексей сам пел и сам почти плакал, и был он в этот момент никаким не "боевиком ЦК", а просто гражданином своей великой страны, своей великой Империи, снова расправляющей плечи. И был он снова её солдатом, её верным солдатом, готовым за неё на всё…
И сквозь невыразительные, деревянные слова Военной присяги, вдруг появившиеся в мозгу – "клянусь достойно исполнять воинский долг, мужественно защищать свободу, независимость и конституционный строй России, народ и Отечество" – само собой всплывало чеканное, бронзовое, величественное, выученное когда-то в курсантском кубрике едва ли не для смеха:
"Я всегда готов по приказу Советского правительства выступить на защиту моей Родины – Союза Советских Социалистических Республик, и как воин Вооружённых Сил клянусь защищать её мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагами"…
Tags: Новый солдат империи
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments