Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Польша против байкеров: выстрел себе в ногу

Польша выстрелила себе в ногу, не пустив русских байкеров отдать дань памяти воинам Победы.
Жаль, что не все это поняли, расценив как тяжёлое моральное поражение России. Как будто если бы поляки байкеров впустили, то это была бы победа.
Особенно в этом смысле заламывает руки телевидение. Или вовсе молчит. Что ещё хуже.
На самом деле адекватнее всех – и очень быстро, что характерно, - выступил российский МИД. Правда, на уровне "Твиттера", а не официальной ноты, но надобно признать, что этот интернет-ресурс стал в последнее время знатной площадкой для обмена хоть и неофициальными, но подчас весьма болезненными информационными ударами.
Вот и уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов написал: "Польские власти не вправе запрещать российским гражданам почтить память павших в борьбе с нацизмом. Это — позорное забвение Освенцима и Майданека".
Таким образом, делает он вывод, позиция Варшавы является надругательством над собственной историей и "политически близоруким следованием обречённым фобиям".
Насчёт фобий – речь дальше, а вот насчёт надругательства над собственной историей можно поспорить. История Польши ХХ века – пример ярких метаний от собственной полуфашистской диктатуры при Пилсудском до фактического союза с Гитлером после Мюнхена и от фиги в кармане в составе Варшавского договора до пистолета в руках НАТО, приставленного к голове России. Ну, по крайней мере, в мечтах.
Объединяло все эти метания одно. Одной красной нитью они были пронизаны и прошиты. А именно – наконец-то нашедшей волю ненавистью к России.
Как она возникла, когда и почему – историки, что называется, спорят. Факт, что русофобия как идеологическое течение появилась в Европе в XVI - XVII веках именно через посредство Польши. Где и возникло. А та переняла от Великого княжества Литовского и вела в то время с Москвою ряд тягучих, всё время возобновлявшихся войн, основным содержанием которых было стремление речи Посполитой захватить и удержать русские и бывшие русские земли, а стремление Москвы, соответственно, - освободить их. Для понимания этого мучительного, как зубная боль, процесса достаточно знать, что одним из главных призов в этих войнах был Смоленск, регулярно переходивший из рук в руки.
Важно в этом одно: такая "вечная" пограничная война не могла не вызвать и вызвала столь же вечное её идеологическое обоснование. А поскольку реально тяжело обосновать свои права на Смоленск, упомянутый в качестве русского города ещё в 880 году, когда и Польши-то как таковой ещё не существовало, - в ход неизбежно идут клише о правах изначальных. Как-то: людей перед недочеловеками, цивилизации перед варварством, хоббитов перед Мордором, элоев перед морлоками и так далее.
Это, конечно, принципиально ничем не отличается от идеологии фашистской Германии – откуда и та природная тяга к рейху со стороны предвоенной Варшавы. Но поляков можно и понять. Каково это – на протяжении веков терпеть поражение за поражением от "варваров", быть ими даже ликвидированными в качестве политического субъекта, получить от них унижающее, быть может, ещё больше признание суверенитета, даже земли – правда, те, которые "варвары" решили отдать, а не те, которые хочется у них отнять…
Так что да, прав Константин Долгов – именно фобии не позволили полякам пустить наших байкеров на могилы их предков. Да, павших за освобождение Польши!
Но это – никак не поражение. Ни байкеров, ни России. Это – поражение Польши. Это – выстрел Варшавы себе в ногу.
Ибо это – прямое и честное выражение прежнего курса польских элит на союз хоть с чёртом, хоть с дьяволом, хоть с фашизмом – лишь бы против России. Русские хотят почтить память своих предков, павших в сражениях с нашим общим врагом? Этого нельзя позволить! Потому что прежний враг давно повержен, да и был он временным. Так, эпизод – с 28 апреля 1939 года, когда был разорван пакт о ненападении между Польшей и Германией от 1934 года по 6 мая 1945 года, когда на волю победителя – и опять русского "варвара"! – сдался город Бреслау, ныне Вроцлав.
А вот "враг вечный" по-прежнему на пороге. Он, собственно, всегда на пороге. Потому как стоит ему свой порог отодвинуть – мы, поляки, сами к нему придвигаемся. Хоть до Смоленска. Да хоть и до Москвы!
Так что понятна издёвка российского дипломата: "Власти Польши испугались 30 российских байкеров?". Но это не боязнь. Это всё то же стремление слабого, проигравшего и подчинившегося силе, куснуть ладонь своего освободителя. Это такая демонстрация силы. Хотя бы самому себе.
А проявившая при этом солидарность с нацизмом… Что ж, не впервые. В конце концов, полное взаимопонимание высших сановников Польши - маршала Рыдз-Смиглы - и Германии – рейхсмаршала Германа Геринга – о том, что "опасен не только большевизм, но Россия как таковая" и что "в этом смысле интересы Польши и Германии совпадают" – это взаимопонимание разрушил как раз русский солдат.
Позволить русским почтить память этого разрушителя? Нет уж, лучше выстрелить себе в ногу!
Tags: Очерки текущей войны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments