Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новый солдат империи

Ответить "Иди в жопу!" Александр не успел. Он скорее почувствовал, нежели увидел некое движение, слитное, не неким непонятным образом раздваивающееся по высоте, по направлению и даже по времени. Шорох, лёгкий металлический скрип – и допрашивавший его айдаровец-интеллектуал оседает на пол с завёрнутой на пол головой, обхваченный сразу с двух сторон так, что не может двинуть рукой.
Ещё мгновение – и он уже лежит на полу с заведёнными за спину руками, запястья его споро фиксируются пластиковыми стяжками, а в рот запихивается… Что? Граната! Да они охренели тут, что ли?
Один из напавших оборачивается к Александру, подмигивает и подносит палец ко рту – тихо! Другой в это время приговаривает в адрес тюремщика:
- Ты давай, отдышись…
А действительно, обратил внимание Александр, "хвостатенький" дышит как-то болезненно, со всхлипами. То есть нападавшие как-то успели его ещё и под дых садануть? А он и не заметил!
-…отдышись тихонько, а то не помереть бы тебе с кляпом во рту. Только тихонько, не то при первом звуке гранату тебе в рот затолкаю вместо кляпа, понял?
Айдаровец не то что мелко закивал, а как-то затрясся. Это, видимо, должно было обозначать согласие. Несмотря на это, напавший, высокий, крепкий парень в какой-то типично бандитской косухе – или как там такие куртки называются – продолжал его увещевать с явно чувствуемой издёвкой:
- Она, правда, широковата, гранатка-то. Да с пояском. Лезет плохо. Как лампочка. Засунуть можно, а обратно – уже никак. Но ты не переживай особо. Если с зубами вместе её туда вбить, то всё зашибись будет. Только хирург вынет. Но это если колечко там будет. Я ежели я его выну? Мы в Чечне снайпершам знаешь куда такие же штучки запихивали? Так прикинь – до госпиталя ни одна не дотянула! Иные и до первого этажа даже долететь не успевали…
Ну да, и выговор у парня не здешний, российский. Освободители? Кажется, ура?
- Ладно, психолог, - шёпотом прикрикнул на напарника другой, тоже здоровый парень. Глаза интересные. – Вишь, согласен он уже! На всё. Да?
- Да? – переспросил первый, легонько пристукнув айдаровцу гранатой по зубам. – Правда, согласен?
Хвостик на голове опять запрыгал. А ведь, должно быть, трудно так энергично кивать, лёжа вдавленным одной щекою в пол…
- Вот и ладушки, - покладисто согласился парень с гранатой. – Кляпик мы тебе тогда обычный забьём. Безопасный. И пойдём потихоньку. Пойдёшь с нами?
Снова безоговорочное согласие.
Второй парень тут же поднялся со спины задержанного, одним гибким движением переместился к Александру. Во, блин, как ягуар какой! Спецы, видно…
- Фамилия, имя?
- Молчанов Александр.
- Корреспондент РТА?
- Да.
Нападавшие переглянулись. Как показалось Александру, с облегчением.
На душе потеплело. Точно, свои!
- У меня есть приказ доставить вас на ту сторону. Готовы следовать за нами?
Смешной вопрос!
- Да, конечно! – тоже переходя на шёпот, воскликнул Александр. – Ещё спрашиваете! Только наручники расстегните. А то рук уже не чувствую…
- Разумеется. Эй, Гадилов, у тебя ключи от наручников?
Тот отрицательно шевельнул головою:
- У конвойного…
Парень кивнул своему напарнику. Тот явно привычным движением надавил айдаровцу на челюсти, заставил открыть рот и затолкал туда заранее, судя по исполнению, заготовленный кляп. Потом выскознул за дверь и через секунду втащил в комнату второго айдаровца – того, который вёл сюда Александра.
Выглядел тот плохо. Прямо сказать, никудышно выглядел покойник: переносица проломлена, в ней глубокая дырка, лицо залито кровью.
Его споро обыскали, заодно освободив от камуфляжной куртки. Ключи были в ней, и уже через секунду Александр едва сдержал стон, когда одна боль в запястьях, давящая, сменилась на другую, рвущую. Словно кровяные тельца яростно набросились на пережатые ткани, прогрызая себе пути по привычным дорожкам. Ну, сука укропская, тебе бы такую же муку!
Собственно, почти так и произошло дальше: парень, который говорил о приказе, перехватил наручниками запястья айдаровца.
- На всякий случай, - прокомментировал он, перехватив взгляд Александра. – А то стяжку, вообще-то, разорвать можно. Правда, с руками сзади это ещё никому не удавалось, но случаи разные бывают… Всё, уходим! Эй, Гадилов! Документы, бумаги, планы, карты – где всё?
Тот кивнул на стол. Выглядел при этом несколько удивлённо. Видать, не ожидал, что нападавшие знают его фамилию.
- Злой, по карманам его обхлопай, - приказал дальше парень своему напарнику. – Удостоверимся, тот ли.
- Уже, командир, - был ответ. – Пока ты того шмонал, я этого. Как учили…
Командир хмыкнул удовлетворённо.
- Так, точно, наш клиент! Гадилов Валентин Игоревич. Ну, сучёныш, молись Богу, чтобы тихо всё было. А то у меня к тебе большие личные счёты. С удовольствием тебя причморю, если что! У меня приказа доставить тебя и нет. А хоть бы и был… Я Буран, слыхал, небось?
Судя по тому как побледнел "хвостатый", этот позывной был ему хорошо знаком.
- Злой, собери тут бумажки, какие нужные, - скомандовал дальше Буран. - Ключи от "бобика" у тебя? – обратился он к пленённому.
Тот снова отрицательно покачал головой.
- У водилы?
Кивок.
- Водила отдыхает?
Кивок.
- В какой комнате?
Кивок головой налево, в сторону коридора.
- По левой стороне?
Отрицание.
- Первая комната отсюда? Нет? Вторая? Третья?
Кивок.
- Ладно, чудила многогрешная, смотри, если не ту комнату назвал, на твоей совести  покойники будут, - прошипел грозно Буран. – И ты в их числе. Впитал?
Кивок, убедительный, чуть ли не раболепный.
Буран исчез.
Затем ничего не было слышно, затем он появился. На плечах уже был армейский бушлат, второй он бросил напарнику.
- Всё, двинулись, - сказал. – Ни звука. Ты, - обратился он к айдаровцу, - если даже ножкой топнешь сильно, убью нахрен! Злой, привет от усопшего безутешным товарищам приготовил?
- Обижаешь, командир! И в столе ещё одна.
- Классно, двинулись.
А дальше Александру оставалось только восхищаться – как, казалось, просто всё делается у этих парней. Один впереди, с оружием наготове, но не на виду, – с тем самым пистолетом с длинным стволом, видимо, бесшумником или как там. Его не слышно и даже, кажется, не видно. Вторым поставили его. Третьим двигался пленный, действительно от души стараясь не производить шума. Четвёртым – второй боец, который Злой. Тоже с пистолетом и тоже ловко хранимым у тела так, что выплюнуть смертельную пулю может в течение миллисекунды.
Так соскользнули с лестницы, прошли через фойе первого этажа, пустое – ну да, логично! Сели в машину – ополченцы… Какие, нахрен, ополченцы, профессионалы-диверсанты высшей пробы! В общем, Злой сел за руль, пленного посадили рядом. "Представительствовать будешь", - приказал Буран.
Сам он сел назад, продемонстрировав айдаровцу, что пистолет сторожит каждое его неверное движение прямо у самой печени. На левое заднее посадили Александра. Чудесным чудесным образом поменявшимся ролями с его недавним мучителем.
Открыли ворота, выехали, закрыли ворота. Со стороны, должно быть, привычное зрелище – поехал сотник по делам своим важным. Что ж, иллюзии бывают подчас – или всегда? – куда приятнее действительности. Особенно когда в ней ждёт своего часа гранта в ящике начальского стола…
Tags: Новый солдат империи
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments