Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новый солдат Империи

А утром умерла Ирка.
Алексей узнал об этом только после обеда, когда уладив все дела в подразделении, решил заглянуть в больницу, не откладывая этого дела на вечер. Хотел обрадовать Ирку внеплановым посещением.
Обрадовал. Вернее – его "обрадовали".
Главврач не то чтобы отводил глаза, но и прямо как-то не хотел смотреть. Словно страдал каким-то странным косоглазием: вроде глядел в глаза, но взгляда его поймать не удавалось.
- Очень сожалею… Искренне сожалею, - говорил он. – Но медицина не всесильна. Помните, я говорил, что всё зависит от её организма? Внезапно началось ухудшение состояния. Стали готовить операцию. Сделали трепанацию, но…
Он развёл руками. В глаза так и не смотрел.
Сами зарезали, что ли? А теперь испытывают чувство вины?
В душе начала подниматься злоба.
- Когда вскрыли, было уже поздно, - продолжал тускло выдавливать из себя врач. – Сосуды… Такое ощущение, словно она сильно напряглась. Давление прыгнуло и…
Алексей всё глядел на него хмуро и остро.
- Мы не успели, - сказал врач более уверенно, но так же тускло. – Вторичное внутристволовое кровоизлияние… Если бы не стресс, полученный больной при известных вам событиях… Я имею в виду похищение. Мы ведь не знаем, в каких условиях она содержалась. Надеялись на позитивное течение, но…
- Хотите сказать, что если бы её тогда не дёрнули, то всё могло быть иначе?
Врач опять развёл руками.
- Точно сказать нельзя – мы ведь МРТ не сразу сделали. Но симптоматика была вполне положительной. Ушиб головного мозга – распространённая травма, особенно в условиях войны. Если бы ей был гарантирован полный покой… Мы не знаем, как с ней обращались… похитители. Опрокидывание, тряска в машине, возможные удары – всё могло повлиять. Примите мои самые искренние соболезнования…
Остальное была – чернота. Посмотреть на Ирку не дали: "Знаете, лучше не надо – сами понимаете: операция, вскрытие…". Он, впрочем, и не настаивал. Почему-то вдруг захотелось вовсе не видеть её мёртвой. Вроде бы пока не видишь – она живая. Рядом, но просто временно не до встречи с ней.
Не хотелось встречаться и с матерью Иришки, которую больница уже известила, и которая сидела в фойе, вся чёрная, с красными клубками набухших глазных сосудов. Алексей её всё-таки увидел, сочтя себя не вправе просто пройти мимо. Но сказать было нечего, когда она глянула на него устремлёнными куда-то в собственную глубину глазами. Да и что скажешь фактически незнакомому человеку? Мать знала, конечно, что Ирка встречается с офицером, ночует у него, - так что ж с того? Взрослая уже, сама мать малыша. Но сама к знакомству не стремилась, а Алексей – так и вовсе… Один раз и виделись – когда заезжал к Ирке домой после того взрыва, забирал вещички её для больницы…
Посидел рядом, сказал ей что-то. Малоутешительное, наверное, потому как самому нечем было утешиться. Да, знал он – даже не верил, а знал, ибо нередко чувствовал сам присутствие отца рядом, - что смерти нет. Нет смерти. А есть просто переход личности за грань нашего восприятия. Знал он ещё также, что душа – есть. Ибо достаточно навидался того, как тускнеют мёртвые тела, как некрасивы они становятся. Безобразны. Без-образны. Без души. А значит, душа есть, и это именно она покидает тело, переходя просто на другую грань существования, ибо бессмертна.
Всё так, конечно, но откуда столько боли! Боли по Ирке, по этой веселушке, по девчонке, не ломавшейся под жизненными передрягами, всегда умевшей находить положительное и замечательное в самых сложных обстоятельствах. Господи, она ещё и завещание ему оставила – Настю! Как она сказала? – "если меня не будет, возьми Настю"… Что-то уже тогда чувствовала?
И вот он был с Настей в эту ночь, и Ирка наутро умерла… Может, что почувствовала? Душою той же. Вылетела из тела, устремилась к нему, Алексею, почувствовав мощный выплеск душевной его энергии во время сложного и рискованного выхода. А застала его уже с Настей. Посмотрела на них, плюнула на всё и решила не возвращаться?
Получается, это они виноваты в её смерти? Да не они, а он! Ведь это был его выбор. Пусть Ирка не знала ещё, но ведь он-то внутренне действительно ушёл к другой женщине! А Ирка пусть и не знала, но чувствовала ведь! Сама говорила тогда…
Так и просидел он с матерью Иркиной минуты две, пустея душой от осознания неисправимой уже вины своей. Потом всунул ей все деньги, что были с собой, – надо потом заехать, отдать ещё, из тех, что хранились в долларах на будущий обмен, - и пошёл прочь…
 
Tags: Новый солдат империи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments