Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новый солдат империи

А дальше была война. В которую он зарылся, как в снег головою. Лекарство не только против морщин, но и против сердца, когда оно болит по тем, кого не вернуть…

Прямо на следующую ночь — после отправки Юрки в Москву командир дал вечер на поминки, затем день на прихождение в себя и подготовку к выходу - ходили корректировать огонь артиллерии по укреплениями нациков у Старого Айдара и Счастья. Места знакомые, да и вдруг удастся встретить там последнего живого убийцу отца - Валентина Безверхия. Кличка Лихой. Утихомирим Лихого...

Восемнадцатого опять ползали на корректировку — никак не давала укропская артиллерия перейти к реальному наступлению, демонстрируя давление на Крымское и далее, но заворачивая на самом деле от Славяносербска через Трёхизбенку и Счастье к широкому у российской границы, охватывая и окружая всю группировку в Станице Луганской. Замысел красивый, но вот по силам ли? И главное — очевидный: тот-то укры понастроили чуть ли не Линию Маннергейма от Старого Айдара через Райгородку до Новоайдара...

Укропы вызверились совсем. Сводки были одна красноречивее другой. Из Трёхизбенки лупили по району Долгое, Славяносербск и памятнику "Комбат". Обстреляли Хорошее, гаубица из Кондрашёвской била по району моста в Станице Луганской, по Фрунзе кидали мины со стороны Желобок, из Попасной вели пулемётный обстрел посёлка Молодёжный, Приветное приветили со стороны Счастье и тоже миномётами. По Первомайску пулялись из БМ 21 со стороны Попасной и Камышевахи. Оттуда же по посёлку Донецкий. Со стороны Старого Айдара ВСУ вели артиллерийский и танковый обстрел посёлка Весёлая Гора. На Бахмутке бьют по луганским позициям на высоте 175,9 и 31-му блокпосту.

В ответ пулялись тоже, и поиск вели разведгруппами. Алексей сам ходил через ночь, находя редкое по полноте упоение, когда удавалось хорошенько прижучить укропов. Выходы опять стали удачными, лишь с одним лёгким ранением у Ведьмака. Словно судьба или кто там всем распоряжается, забрав двоих близких, на том успокоилась. Иногда ему приходила в голову страшная и подлая мыслишка, что судьба эта забрала тех, кто мешал в их с Настей раскладе, - но он отчаянно гнал от себя эту мистику. Гнал, потому что боялся. Боялся теперь уже за Светку, за детей. Хотя и что могло с ними случиться в мирной Москве, - но допущенная однажды, мысль эта о выборочности и даже разумности Смерти, время от времени возвращалась и отравляла сознание…

Оттого он воевал ещё ярее, ещё беспощаднее. Помогали казачкам Головного на 31-м посту, у Крымского, в Орехово-Донецком. Вот только помощь эта по факту оказывалась убогой. Именно по факту, потому что убогость зависела не от собственных усилий, а от продвижения Головнинских бойцов. А тот явно их берёг, причём с перебором, настолько, что те фактически и не собирались продвигаться даже там, где для сокрушения укропов требовалось даже небольшое, но опасное для жизни усилие. С тем же Орехово-Донецким трахались каждое утро заново, хотя было уже закрепились там в самый первый день.

Алексей запомнил фразу одного из казачков: "Так что, возможно, противник выстоит и нам придётся откатиться". И откатывались. Нет, прав был кто-то, кто говорил, что казаки лично, сами по себе, могут быть отчаянными героями, но собранные в одно подразделение, становятся мало боеспособными. Начинаются бравада, пьянки, недисциплинированность, поиск на свою задницу приключений… И рецепт этот "кто-то" давал такой: распределять казаков россыпью по обычным подразделениям, где они не смогут проявлять свои худшие качества, а значит, будут проявлять свои лучшие.

А что? Ведь верно! Вон как у них тот же Еланец – герой героем и идеальный боец-разведчик! Даром что месяц всего с ними. Да и другие казаки в ОРБ – молодец к молодцу!

* * *

Тогда Алексей ещё не знал, что очень скоро сама жизнь подтвердит правоту его наблюдений, когда Перс доведёт до своих офицеров подробности штурма опорного пункта укропов под Санжаровкой на высоте 307,9.

Там танковый отдельный батальон "Август" должен был при поддержке пехоты из бригады Головного "Призрак" забрать у ВСУ эту высоту. Что на ней оборудован настоящий укрепрайон знали, но смутно. То есть не ожидали, что там будут стоять в капонирах "Булаты", на танкоопасных направлениях будут выкопаны ловушки, живая сила противника будет опираться на почти классические доты из врытых в землю железнодорожных вагонов, перекрытых сверху железобетонными плитами и землёй. Да в два наката.

Соответственно, артподготовка, которая началась с утра 25 января, мало что дала. Но об этом тоже не знали, и луганские танки пошли на штурм с разных направлений. Как ни странно, атака завершилась успехом – укропы, потеряв несколько единиц бронетехники, откатились назад. Особенно большую роль сыграл танк офицера с позывным "Монгол". Он зашёл на высоту сзади и буквально в упор расстрелял расслабившихся было после завершения обстрела укропов. И, вроде бы, польских наёмников. Говорили про них, что есть они там, но подтверждения в виде пленных или трупов не было.

Вот после этого, собственно, высота должна была быть занята пехотою, поддержавшей атаку танков. Азбука войны! Но только не для этого случая. Как жёстко заявил Перс, казачки Головного просто залегли, и на высоту не пошли.

Увидев такое дело, ранее отошедшие украинские танки пошли в контратаку, а у наших уже и боекомплект на исходе. Делать в такой обстановке нечего: стали отходить. Уступами, как положено. Монгол остался прикрывать отход с фронта, ведя огонь по наседавшей бронетехнике противника. Но беда была в том, что та наступала, в отличие от нашей, как раз под прикрытием пехоты. Потому Т-64 Монгола, которого звали Михаил Савчин, получил ПТУРС прямо в башню. Динамическая защита сработала, но что-то видно, было повреждено, потому как танк застрял на месте. После чего в него прилетел ещё один выстрел из гранатомёта, и танк загорелся.

И вот тут мужики повели себя, как будто в Сталинграде, с уважением и восхищением рассказывал Перс. Никто горящий танк не покинул, ребята продолжали стрелять. По рации слышали их. Монгол кричал: "Мужики, отходите! Я прикрываю!". Машину никто не покинул, хотя можно было: танк пока что только чадил, не занялся открытым пламенем. "В общем, они вот так стояли, горели, но стреляли, прикрывая своих, - покачивал головой Перс. – Просто герои, как в Сталинграде!".

Потом им прилетело в третий раз, и тогда уже танк заполыхал по-настоящему. Но те, кто видел бой, с ужасом и восхищением рассказывали, что экипаж Монгола сделал ещё два прицельных выстрела, уже сгорая заживо…

"И вот тут сами прикиньте, - уже зло и жёстко прокомментировал эту сцену командир, - мог бы злодей три прицельных выстрела сделать по танку, если бы того прикрывала пехота? Да ни в жизнь! Значит, пехоты не было. А поскольку мы знаем, что она – а главное, кто – там должна была быть, то вопросы, блин, к Головному у многих появились серьёзные"…

Как, в передаче Перса, доложил один из наблюдателей, "я видел, что пехота выгружалась из машин, но не видел с нашей точки, чтобы она пошла в атаку вместе с танками"...

Результат боя: у укропов три танка "Булат" полностью сожжены, несколько танков, по донесениям, повреждены, убиты также две БПМ-2 и два БТР-80. По подсчётам, противник потерял порядка шестидесяти человек убитыми и ранеными. Но это подсчёты поля боя – то есть дели надвое, а то и натрое. Чего их, супостатов, жалеть? – этот наказа Суворова свято соблюдается во всех, наверное, армиях мира…

Потери свои: два танка уничтожено, два попали в ловушки, два бойца погибли, пятеро – экипажи двух танков – пропали без вести, пятеро ранено, в том числе командир танковой роты тяжело, в обе ноги.

И всё из-за того, что кто-то "берёг жизни своих бойцов"… Тем более что батальон "Август", он же "Имени Александра Невского" тоже входит в состав бригады "Призрак"…

Tags: Новый солдат империи
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments