Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новый солдат империи

По улице тянутся два ряда одноэтажных домов. Большинство разбито, щерятся в мир неряшливыми дырами в стенах. По дворам валяются куски металла и шифера. Дерево, перебитое, словно нога, ветки лежат на земле большой метлой. Фонарные столбы с обвисшими волосами проводов…

Где-то лает собака. Почему-то лает, а не воет, как должна бы. Должна? Чёрт её знает, как тут положено собакам в эпицентре боя. Самому завыть хочется. Еланец лежит там, сзади, и невозможно его даже в тыл вынести.

Шершавый воздух пропускает снаряд. Бухает сильно сзади, безопасно. Ещё один – куда-то влево. Пристреливаются? Или по площадям кладут?

Горит "Газель", уткнувшись лбом в забор. Словно хотела спрятаться и поплакать.

Кто-то внутри. Так-то трупов не видно, но характерный запах говорит, что люди выбраться не успели. Или были убиты сразу, а теперь горят. Тошненький запах. Как всегда от горящего человека.

Чья машина, тоже неизвестно. Укропская, должно быть, откуда тут другой взяться. Хотя, может, и беженская. Собрались люди убраться из попавшего между молотом и наковальней посёлка, а оно вон как обернулось. И "газелька" горит, будто плачет – как ни малосочетаемы понятия слёзы и огонь.

Тела лежат. В одном месте, у крайнего к железке дома. Прикрыты домоткаными половиками. Судя по тому, что видно, - гражданские. Кто о них так позаботился? И странно: дом целый, а тела лежат. Притащил кто-то? Укрыл заботливо. Странно. Впрочем, неважно. По крайней мере, сейчас. Сейчас надо тихо прокрасться вперёд.

Они всё-таки прорвались в деревню. Рассыпаясь и вновь сбиваясь, залегая и вновь бросаясь из стороны в сторону, они бесконечное, казалось, время приближались к ней. И наконец, она стала вырастать в начавшей уже неостановимо сереть темноте — какие-то постройки, гаражи, огороды.

И вот тут по-настоящему не повезло. Здесь их ждала засада. Прямо откуда-то из-за гаражей забился оранжевый огонёк и навстречу им выплеснулась тугая струя трассеров, тут же разбиваясь на капли, когда пулемётчик повёл стволом из стороны в сторону. Салабон, что ли? Ночью, да трассерами, да ещё по людям, больше раскрывая свою позицию, нежели вредя атакующим. Это по технике так стрелять полезно — видно, куда попадаешь...

Оказалось, Буран был неправ. Жестоко неправ. Салабон был враг или кто, но прилетело им густо. Хорошо, что двигались, как учили, перекатами. Плохо, что в это время как раз поднималась цепочка первой группы. И видно было, что как минимум двое повалились на землю не так, как залегают по своей воле. Раздавшийся тут же стон, впрочем, позволял надеяться, что ребят только ранили.

А вот то, что по ним прошлись ВОГами, было гораздо хуже. Правда, тут Алексей снова ошибался, но узнал он об этом тоже позднее. В темноте по залёгшим вразброс людям враги промахнулись. Лишь в одном месте кто-то заматерился, шипя, получив, видимо, осколок. Но и это было, сука, неприятно: несколько секунд прямого боя, а у них уже трое трёхсотых. И сколько там злодеев сидит, если один с пулемётом, и три взрыва ВОГов прозвучало? В воздух покамест, всё же откосик тут небольшой, у дороги, есть. Но это безобразие надо пресекать поскорее.

- Шрек! - зашипел Буран. - Не спи!

- Уже, командир, - ответный тихий бас.

- Сразу после нас, слышишь?

- Понял.

У Шрека была «семёрка», но чтобы выстрелить, надо было привстать на колено. Под таким огнём это было безнадёжно.

К счастью, условия прямого лобового столкновения с подразделением противника они с парнями отрабатывали не раз. И Алексей просто кожей видел, как сзади его бойцы расползаются в стороны и вперёд, чтобы охватить позицию противника, а в передовой группе раскатываются друг от друга, ощетиниваясь стволами в сторону врага. Далее по его сигналу должны тоже ударить из подствольников. Сигнал крайне прост: его выстрел первый.

Эффект был достигнут: пока на позициях противника вскипали оранжево-чёрные в темноте пузыри, Шрек привстал на колено и запустил осколочно-фугасный заряд из РПГ по пулемётчику. После чего его подразделение для противника исчезло: все споро, ящерками, расползлись в стороны, пользуясь защитой укоса. Атаковать одним броском, пока противник в замешательстве, было очень соблазнительно. Но и глупо: если тот не дурак, обязательно прикроет свои позиции минами. Понятное дело, что и на месте тут лежать — смертельно глупо: получив первый отпор, противник постарается накрыть это место из миномётов. На открытом месте это будет очень больно.

Кстати, позиции миномётов надо выяснить в первую очередь. Когда сюда пойдут казачки, для них эта дрянь окажется смертельной.

Отползали долго, пока выжившие укропы куда-то там пулялись. О, вот и мины заныли. Эх, вызвать бы артиллерию, но тут есть опасность, что она не миномётчиков накроет, а их самих. Сперва надо куда-нибудь под укрытие каменных домов затихариться.

Собственно, это и делалось. Пока совсем не рассвело, надо срочно зацепиться за край посёлка. Хорошо бы на фермах, но там настолько очевидная цель, что или сидит кто-то или лежит что-то. А именно — мины. Жилой сектор интереснее, там подобных возможностей меньше.

Пока ползли, Алексея мучил вопрос: кого же срезало там, перед засадой? В этих условиях, конечно, перекличку не произвести, чёрт! И - дважды чёрт! - в каком они состоянии? Смогли ли сами отползти до того как шарахнуло минами? Хотя, похоже, маханулись укропские прицельщики — далековато легло...

И ничем ребятам не поможешь. Это только в кино боец посреди боя склоняется над раненым, а то и принимается его выносить. На самом деле всё не так, конечно. Сначала — выполнить задачу. А особенно в диверсионно-разведывательных подразделениях. Ранен? - справляйся сам,терпи, но иди с группой. Обездвижен? - оставайся на месте и жди, пока задание будет выполнено и за тобой придут. Но на всякий случай держи гранату с ослабленными усиками чеки возле головы. Чтобы если первым тебя обнаружит враг, уйти наверняка. Потому что жизнь тебе всё равно не сохранят, и лучше погибнуть, даже не почувствовав боли, нежели погибнуть после того, как ты выдал своих, корчась от невыносимой боли от рук врагов...

В посёлке тем временем разгорался бой. Друг в друга они там стреляют, что ли? Ну, тем лучше...

А вот что-то и затемнело справа, отдельное от фона. Посмотрим-ка... Да, домик, вполне себе зелёненький в глазках наших ночных. Метров пятьдесят до него. По двое, перекатиком, марш!

Добрались? Здорово! А ну-ка, второй домик осмотрим. Тоже замечательно. Дальше у нас там что? Т-образный перекрёсток впереди. На котором наверняка какие-нибудь злодеи затихарились. Должны они тут перекрёстки держать, ежели деревню удержать хотят. А они хотят, раз тут засад понавпихивали. Ну, что ж, вот мы туда передовое охранение-то выдвинем, чтобы, когда казачки подойдут, оно по супостатам-то и пальнуло. А уж мы с ними потом и растечёмся по улицам.

Кого отправим? Шрека, конечно, с его гранатомётом. И... пожалуй, Еланца, Он пластун, самое там место ля таких. Э, а где Еланец?

Уже всё поняв и холодея внутри, Алексей приказал:

- Назовитесь, кто здесь.

В доме было ещё темно, а фонарик включать было бы неосмотрительно.

- Шрек... Топтун... Ведьмак... Алик... Монах, - ребята называли себя. Здесь было двенадцать. Выходило двадцать четыре. Правильно, около половины пошло загребать вправо от позиции, где встретили засаду. Значит, согласно плану, при разделении групп они должны занять ряд отдельно стоящих домов на подобном же отрожеке, на котором зацепилась группа Бурана. Не они ли там и воевали? Да нет, им как раз тишина нужна. Но поскольку шум до сих пор стоит оголтелый, похоже, укры действительно воюют с тенями. Или — как хочется надеяться! - друг с другом.

Значит, что выходит. Тут со мной ребята из группы Куляба. У него, значит, часть моих.

- Парни, кто видел, кого зацепило на засаде? - спросил он.

Вразнобой, но ответ отрицательный.

- Вы сами все в порядке? Никого не задело?

Снова ответ отрицательный, что является на деле ответом положительным.

Так теперь связь.

- Куляб Бурану.

Полминуты тихого шипения.

- В канале Куляб.

- Ты где?

- На позиции.

- Сколько с тобой?

- Девятеро. Толстого зацепило осколком в ляжку. Легко, но годен ограниченно.

- Кто с тобой?

Сердце замерло. Несмотря на холод, вспотели ладони...

Нет, сердце чуяло верно. Еланца с Кулябом не было. Еланчик остался лежать на поле. И ещё один парень из Кулябской группы, Тит.

- Конец свя...

Ладно, переживать некогда. Будем надеяться, что Еланчик лишь ранен. И чем быстрее мы сейчас с Кулябом соединимся, зачистив эту долбанную Степную улицу, тем скорее сможем оказать помощь нашим парням. Будем считать, что помощь им будет именно что нужна...

Тогда действуем.

Связь с командованием:

- Первый Бурану.

- В канале.

- На месте. Начинаем.

- Принято.

- Конец связи.

- Конец связи.

Tags: Новый солдат империи
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments