Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новый солдат империи

И вот он, бой. Похоже, что последний.

Пятеро. Сторожко идут, профессионально. Алексей пригляделся, смахнув слезу, - не вовремя раненный глаз давал понять о лишнем для себя напряжении.

Ленточки на рукавах жёлтые. Укропы. И профессионалы. Наёмники? Вряд ли, те наверняка уже сдриснули из этого Богом проклятого селения. Просто опытная ДРГ. Чтобы их качественно подцепить, подпустить надо поближе. И не смотреть на них прямо – только искоса, боковым зрением. Иначе почувствуют, раз профессионалы, залягут. Выковыривай потом гранатами…

Хотел на автомате сделать знак своим, чтобы нишкнули и не дёргались. Сам всё сделаю. Только некому осталось знак делать. Лежит Дядя Боря, не шевелится. И Топтун отдыхает уже, отмучившись своё с вынесенной осколком челюстью…

Алексей подпустил укропов метров на десять, дождавшись, когда выйдут на открытое пространство перед домом. Выстрелил. Как и хотел, попал в шею. На ней появилось маленькое красное пятнышко, из него толчками полилась кровь. Время опять словно замедлилось, его хватало и чтобы зафиксировать подробности, и чтобы выцеливать следующего врага, пока падает предыдущий. Выстрелил во второго, тоже попал в не защищённую бронежилетом шею. Это хорошо, это удачно.

Да, профессионалы: падать на землю укропы начали мгновенно после первого выстрела. Но всё равно они были недопустимо медлительны для кравченковского "дзикана". Он успел перечеркнуть троих оставшихся одной очередью. Потом достал гранату – не было гарантии, что завалил всех качественно. Вынул чеку, тихонько бросил эргэдэшку – хватит с них на голом месте – в направлении упавших. Отлетел рычаг, пауза, хлопок. Серый дым над местом упокоения врагов. Приложил ладонь к груди, где крестик: прости, Боже, за причинение смерти. После смерти Ирки как-то всё чаще обращался к мыслям о Боге, спонтанно совершенно. К концу, что ли, дело идёт? К встрече с Ним? Да допустит ли? В крови ведь руки-то, в человеческой – что бы там ни говорил Тихон о приставках к оружию…

"Руки-от", - сказал бы Еланчик. Где он теперь? Тело-то вон оно, на окраине лежит, у гаражей. Как же ты не уберёгся-то, Еланчик? Как теперь твои три жены будут, "две бывших и одна мила моя"? Прости, Господи, но вот этих пятерых я за него в ад отправил. По стольку бы за каждого своего – и можно было бы умереть спокойно…

А ведь они почти освободили посёлок! Сами! Одни, бля!

Да, казачки примчались часа через два после того, как они попали под первую засаду. Но как-то опять всё пошло вкривь и вкось. Как доложил встретивший их Куляб, прискакали они на одном танке, другие почему-то за ними не подошли. И самих казаков оказалось мало: по пути их срезал укровский броневик из засады, так что до места целыми добралась только половина. Человек пять. Остальные, соответственно, обуза, потому как их надо эвакуировать, а как?

Танк их, который всё же в деревню вошёл, очень скоро сожгли: в ней оказалось шесть штук украинской бронетехники, так что у парней шансов не было. Правда, они разменяли свои жизни за две — на перекрёстке возле какого-то поместья с некогда красными, а теперь уже отсутствующими крышами, в небо ввинчивались сразу два расползающихся болта чёрного дыма.

Ещё две единицы сожгли его ребята. Но оставшиеся где-то гудели неподалёку. Не исключено, что из близкого Дебальцева подогнали ещё брони.

Глупая была затея вообще сюда заходить! Слишком близко от Дебальцева, а там слишком много вражеских войск! Надо было все силы туда бросить, на Светлодарск! И ведь подходили же к нему, сам по сводкам знал, и со стороны Горловки и от Ирмино — Троицкое! Что победило отказаться от того направления, и всё кинуть сюда, в эту мясорубку вокруг Дебальцева? Там же и оборона была бы надёжная, роскошная даже — по-над водохранилищем, где вообще парой рот с артиллерийской поддержкой можно армию удерживать на единственной годной для танков дороге между ними!

Ладно, что уж. Теперь уже всё равно. Этот бой проигран, а ему самому уже не выйти из него. Всё просто. Помощь так и не пришла, перераненные казаки ею тоже не стали. В гаражах постепенно скапливались трёхсотые — и их, и свои...

Алексей сменил позицию. Эта дырочка, конечно, удобная, но теперь она раскрыта. Прилетт граната, откуда не ждали и каюк. Оно, конечно, и так каюк — не вырваться уже ему одному. Но пока патроны есть, хочется побольше нацистов на тот свет забрать. Людям на этом дышать будет легче...

Нет, повеселились-то от души! Миномёты всё-таки расколотили. Убили и того «Буцефала», что пострелял казаков и кого-то наверху так испугал, что дальнейшую бронетехнику для развития первоначального успеха начальство застопило в тылу. Уничтожили три заградительных огневых точки, угостив их команды гранатами. В общем, можно было навалиться и решить тему.

Но крики и увещевания по рации ни к какому результату не привели: «Поняли тебя, решаем вопрос»... Не выделили даже бэтра паршивого, чтобы раненых вывезти! А потом стало вообще поздно. В деревне оказалось неожиданно много укровских войск. Вот как эти, опытные, только что упокоенные. Они только вперёд не лезли. Похоже, большую, важную засаду готовили. То есть вот так, дать втянуться подразделениям ЛНР, поманив кажущимся успехом, втянуть в деревню, да в ней всех и положить. Может, поэтому командование с помощью не торопилось? Просекло что-то? А их тут оставили — ну а что делать, раз они уже здесь?

При этом, справедливости ради, приказ на отход всё-таки был. Только поздно он пришёл. К тому времени укропы уже насели плотно. То есть что значит, плотно? Стреляли из пулемётов, да порыкивали танками. Но вперёд не лезли, справедливо опасаясь за свои жизни. Всё же положили их тут немало. И танкисты не знали, сколько у нас было ещё в распоряжении гранатомётов. Действовал ведь тот закон, о котором упомянул ребятам: в населённом пункте танк без пехоты — лёгкая добыча. А для пехоты мы — слишком жалящая оса. Авиацией разбомбить - это, пожалуй, можно, но опять же - сложно попасть в нужное место.

В общем, что-то вроде неустойчивого равновесия. Нет, при котором тоже стреляют, пытаются всё-таки проковырять защиту одного из немногих здесь по-настоящему каменных домов. И посылают такие вот группки ликвидаторов, что лежат перед домом — вторая уже! - с задачей отыскать и добить.

Пока не удаётся. В соседнем доме, кирпичном, засели и отбиваются Ведьмак со Шреком. Ещё где-то казаки постреливают. Те пятеро, что целыми оставались. Сколько их теперь, неизвестно. Но постреливают.

Остальные ушли. По приказу, конечно, никак иначе. Унося и сопровождая раненых. Правда, уходили по чистому полю, который начали обстреливать с того же проклятого опорного пункта! Да и из посёлка этого — нельзя им втроём все удобные для стрельбы позиции перекрыть. Хоть и остались прикрывать отходивших. Опять же всё, как положено: одни небольшими группами отходили, другие оставались в деревне оттягивать на себя укропов. Потом группами отходили и эти, а прикрывать оставались другие. В одном только эта схема не работала в данной конкретной ситуации: в поле людей сразу доставали с длинных дистанций. И отходить перекатами не получалось. Просто отползали группами. А кому-то надо было оставаться последним. Вот они и остались, собрав новую тройку.

Эх, Еланчик...

Tags: Новый солдат империи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments