Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новый солдат империи

А ведь так, чего не бывает, и до темноты можно досидеть! Она зимой рано наступает! И свалить потихоньку! Что, не смогут она втроём уйти со Шреком и Ведьмаком? Да смогут! Считай, полноценная тройка. Хоть и плотно укропчики обложили, но по темноте, из развалин, тройка с их подготовкой ускользнёт в два притопа, три прихлопа. И ПНВ не помогут — больно много тут будет отражений. А в полях мы идти и не будем. Мимо фермы бы лишь просочиться — а там и балочка. По ней и выскользнуть. Вряд ли вражины успели там растяжек да мин поразвести. Эх, лето бы! Тут, говорят, такая кукуруза растёт! По ней вообще бы как по бульвару вышли бы! Но и так будет шанс.
Лишь бы, блин, боеприпасов хватило, до темноты продержаться. А то вон уже кот наплакал. Ещё пара атак смелыми, но глупыми укропами — и всё. Останется только гранату в ход пустить. Под подбородком. Чтобы не доставить нацикам грязной радости узнать, что Бурана всё-таки завалили...
Три постукивания, пауза, два постукивания. Это сигнал, что свои. Шрек, бродяга. Всё ж заставил вздрогнуть. Хоть и нормально они втроём распределили секторы, но всегда есть шанс, что какой-нибудь хитрый диверс найдёт путь через тылы. Сами-то они вон — так же положили расчёты миномётные. А там грамотно ребята расставлены были, с охранением, с секретами, с прикрытием. Дядю Борю там срезало, получил он свою первую рану. Тут уж случайность сработала, неизбежная в каждом бою. А так всех они приняли качественно, тихо. Один лишь пост не заметили — кстати, в самом же дядиборином секторе. Но всё равно вышло хорошо: не только расчёт двух миномётов обнулили, но ещё и сами из них популяться успели. А затем подорвали, а в магазине — в развалинах — ещё и засаду устроили.
Нет, хорошо повоевали, чёрт возьми! Непонятно, что произошло, раз при такой благоприятной ситуации не бросили сюда подкрепление, с которым уж точно этот посёлок нашим стал бы. И на горле дебальцевской группировки завязан стал бы большой красивый узел...
Что это: глупость или измена? Так, что ли, какой-то деятель при царе спрашивал?
Про измену думать не хотелось, да и глупости, если честно, было бескрайне много. Переход на армейские рельсы штабы, надо признать, не выдержали. Нечасто бывал Алексей в штабах, но от всех их одно оставалось впечатление: все носятся, как ошпаренные, одновременно заполняя невероятное количество бумаг — акты, справки, рапорта, отчёты. Перестроения на новые стандарты — а какие, к чёрту, перестроения, если летом всё шло само, координируясь инициативой полевых командиров, а затем армию пришлось создавать заново? С другой стороны, люди не на полянке под листиком выросли. Вот и получилось, что в штабах сидели офицеры с украинской штабной культурой, внедрять надо было российскую, а внедрение должно было облагодетельствовать ополченческую вольницу. И в максимально сжатые сроки. Пошли вперёд семимильными шагами... за которыми сами штабы и не поспевали... От какового несоответствия желаемого и действительно ещё глубже погружалась в вонючее болото армейской бюрократии.
Ладно, фигня это всё на данном боевом фоне. Война покажет. А русские всегда выигрывали народные войны. Вот как эта, в Донбассе.
- Слышь, командир, БК кончается шо кабздец. В натуре по магазину осталось. Надо линять. А то прикрывать друг друга нечем будет, по полю когда пойдём. А эти гадёныши, – он мотнул головой за стену, – чё-то опытные какие. Просекут враз, что мы безоружные.
Алексей поморщился, словно у него заболел зуб. Да так фактически и было. Он и сам с тоскою смотрел на свой последний рожок, и тоска его брала именно как от зубной боли.
Всё же реально бросили их здесь...
- Я уж думал об этом, – проговорил он досадливо. – Вон передо мною пятеро лежат. Опытные, как ты говоришь. Значит, БК у них с запасом. Но до них слазить нельзя. Снайпер, сука, работает. Подозреваю, где сидит, но не твёрдо. А пульнуть наудачу боюжсь — у меня в «винторезе» пять штук патронов осталось. И граната последняя.
- Так какие вопросы, Буран? – искренне обрадовался Шрек. – Я сейчас сползаю, пособираю. А ты меня прикроешь сверху.
- Он тебя первым делом и снимет, – покачал головою Алексей.
- Зачем? – отверг печальную перспективу Шрек. – Ты перемещайся на позицию, а я ему после касочкой в окошко покачаю. Он стрельнет, ты его поймаешь. Всего и делов. Поскорее надо, а то они сейчас опять навалятся. Можем тут уже не облиться, без патронов-то...
Не очень Алексей верил в такой оборот. Разве что да, в горячке боя утратит снайпер положенную осторожность. Он же тоже видит, что нас тут мало. Вернее, что я один в этом доме. Может купиться. Ладно попробуем. Есть на примете один подозрительный чердачок. Больно выгодно он смотрит прямо на их позицию. Не может снайпер его не занять. Лишь бы высунулся.
Через две минуты он сам сидел на чердаке, перед небольшим удобным прораном в металлочерепице, но в глубине, чтобы не отсветить случайно чем-нибудь. Солнца нет, конечно, но бережёного Бог бережёт.
Дальше они отрабатывали. Не в таких условиях, конечно, как сейчас, но принцип один и тот же. Сейчас Шрек «запускает» пару раз тени в глубине комнаты — какая-нибудь тряпочка на палке, но так, чтобы стороннему наблюдателю, затаившемуся в сотне метров с винтовкой, казалось, что в доме движение. Потом при возможности к окну подсовывается каска, надетая на скомканное камуфло или бушлат. Рядом выставляется ствол автомата. Древняя, как сама война, обманка. Но на неё покупаются. Особенно если снайпер — не какой-нибудь там ас из спецназа, а обычный солдат.
Да, рассчитано всё оказалось правильно: неопытный снайпер, горячка боя, приказ — наверняка! – от начальства «закрыть дело» до темноты. В общем, движение, блеск малый — и Буран отправил в это движение пулю. Перекатился к другой дыре в крыше, заранее присмотренной, поглядел. Движения больше нет. Повёл стволом винтовки вправо-влево-вниз-влево-вправо-вверх — вроде тихо. Ну, то есть суматошная стрельба шла, но укры явно не видели, откуда был срезан их снайпер, и палили просто без видимого прицела.
- Давай! – скомандовал он. Сам продолжал сторожить активность противника, и не зря: второй номер снайперской пары, похоже, узрел движение Шрека и захотел остановить его при помощи хотя бы автомата. Не смог. Остановился сам. Лёжа.
Чёрт, даже если не уйти отсюда, – он, Алексей Кравченко, уже не зря повоевал. Семерых за сегодня, которых точно он, лично, упокоил, – за свою жизнь — хороший баланс. А скольких они ещё вместе положили...
Нет, гордиться особо нечем, конечно. Всё тот же неотвязный вопрос: бестрепетно готов гасить карателей-нацистов, самих выбравших себе судьбу, – но когда от твоих пуль ложатся обычные солдаты... Всё равно — есть какое-то неправильное ощущение, будто стреляешь в своих. Нет, не неправильное. Досадное и тошное...
Tags: Новый солдат империи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments