Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Учебно-сдаточный материал для историка ortnit`а

Хотя постойте! Ведь есть ещё вечно модная этимология Брайчевского! А он снова вспоминает… осетин:

Осет. Ajk — «яйцо» (имеющее, впрочем, общеиндоевропейский характер) — довольно точно фиксирует наличие гнездовий, что подчеркивается и Порфирогенетом. Вторая основа — осет. fars (*fors — «бок», «ребро», «порог», то есть вместе: «порог гнездовий»). Впрочем, возможен другой вариант для второй основы — от осет. farm (в архетипе — общеиран. *parna) — «крыло».

Конечно, с переводом Брайчевский подкачал, да. Какой такой «порог гнездовий» образуют «яйцо» + «бок»? Или яйцо и ребро? И даже яйцо и порог? А яйцо, фиксирующее наличие гнездовий, – это, конечно, на редкость готично, но на деле фиксирует только натягивание на заранее заданное решение за те же… Ах да, уши-то уже оторваны. Значит, уже не за уши.
В общем, вы догадались…
Но при чём тут осетины? - в любом случае хочется спросить. Потому, поясняет профессор Брайчевский, что осетинский язык выводится всё из скифо-сарматского, то есть иранского. Оно, конечно, частично так и есть. Так что к Брайчевскому – никаких претензий.
Претензии к смыслу.
Ведь если на некоей территории есть две группы названий, и вполне аутентичный источник указывает, что одна группа названий принадлежит одной группе людей, а другая…
Фу, сложно получается.
В общем, если одна часть топонимов надёжно опознаётся в качестве славянских, то вторая может принадлежать только росам. Ибо никакого третьего этноса нам Константин Багрянородный точно не называет. Тогда откуда росы знают осетинские названия порогов?
Так и видишь осетин, галопом спешащих с Кавказа к Днепру через всю степь к проходящему каравану русов, чтобы напомнить тем: названия порогов – наши, наши, наши! Чтобы так и рассказывали в Константинополе, северные собаки!
Нет? Смешно? Тогда логика позволяет только один вывод: росы – и есть осетины.
Тогда, получается, это у нас осетинские имена указаны в договоре между послами русов и греками 911 года? Вот эти:

…Карлы, Инегелдъ, Фарлофъ, Веремудъ, Рулавъ, Гуды, Руалдъ, Карнъ, Фрелавъ, Рюаръ, Актеву, Труанъ, Лидуль, Фостъ, Стемиръ, иже послани от Олга, великаго князя рускаго

Как интересно!
А те рунические надписи на Готланде, о которых мы говорили чуть выше, - тоже осетины оставили? Вот так вот добрались от Владикавказа до Балтики, соорудили корабль, доплыли до Готланда и воздвигли там камень… С надписью:

Ярко окрашенные установлены эти камни: Хёгбьярн и его брат Хродвисл. Эйстейн и Эймунд вместе установили эти камни по Хравну к югу от Ровстейна. Они добрались вплоть до Айфора. Вифиль дал приказание.

Этов переводе замечательной нашей исследовательницы этой темы Е.А.Мельниковой. Я бы перевёл несколько иначе, но тонкости толкований нам здесь не важны. Важно, что осетины Эйстейн и Эймунд поставили на Готланде памятник Хравну, который побывал на Айфоре по приказу Вифиля.
И второй перевод – чтобы два раза не ходить:

Льот, кормчий, воздвиг этот камень по своим сыновьям. Звали Аки того, который посе¬тил Айфор (или: который погиб вдали [от дома]). Вел корабль // приплыл // он в грече¬скую // гавань. Умер дома II ...II... высек руны.

Какие интересные у нас осетины получаются! Зовут их Карлами, Хёгбьярнами, Эймундами и Хродвислами. Работают они, степные всадники и горные жители, кормчими, то есть штурманами кораблей дальнего плавания. Ставят надгробия в Швеции…
Не слишком ли лихо?
Ах, это только названия – осетинские? То есть росские – это равно осетинским? А люди со скандинавскими именами просто пользуются чужими именами порогов?
Тоже любопытно. Видимо, у кормчего Льота слов в собственном языке не хватало, чтобы как-нибудь обозвать камни, торчащие из воды. Он слетал во Владикавказ – а в Х веке никаких иранцев вблизи порогов и быть не могло, значит, оставались только горные аланы, они же нынешние осетины. Поспрашивал там у стариков насчёт порогов. Вернулся, узнав с облегчением, как по-осетински эти камни обозначаются. И с удовлетворением воздвиг камень с соответствующей надписью по бедняге Аки, что загнулся возле осетинского Айфора.
Нет, тоже как-то неловко получается.
Может, русы просто пользуются названиями, сохранившимися через века от иранцев-сарматов? Может быть. Оно, конечно, интерес степных всадников сарматов к чисто штурманским заморочкам требует отдельной поэмы. Но почему бы и нет: надо же им было как-то обозначать, у какого камня они будут встречать и раздевать корабелов. Вот только корабли у нас ведут, как говорит Багрянородный, - русы. И названия порогов даны по-русски. И если русский язык – осетинский, то как ни выкручивайся, неизбежно возвращаешься ты к выводу, что и русы – осетины. Логика – наука точная. Математическая.
И тогда так и видишь эту сцену:
- Аве, цесари Лев и Александр! Прибыли к вам на переговоры. Позвольте представиться: Карл, Инегельд, Рулав и так далее. От рода осетин…
Вот, должно быть, остолбенели цесари, увидев хорошо знакомых аланов с именами Фарлоф и Рулав, да ещё выступающих от имени русов! Которые недавно едва Царьград не взяли, приплыв к нему на сотнях кораблей, и были так похожи на норманнов, что их норманнами и называли!
Можно представить себе также и офигение императора Людовика в Ингельгейме! Прибывают два посла, представляются осетинами, представляют осетин, говорят по-осетински… Просят их пропустить из Византии в Осетию через территорию Германии.
А на поверку оказываются –
- шведы!!!
Весь текст: http://a-pereswet.livejournal.com/194856.html
Tags: Откуда взялись русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments