Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Да и вообще – как эти жалкие два десятка тысяч особей могли заселить огромные азиатские пространства от Аравии до Китая и от Алтая до Явы? Нет, непонятно!
То есть ладно: есть аберрация расстояния. Когда такие колоссальные провалы времени отделают нас от тех на диво энергичных путешественников, кажется лишь математической абстракцией – то 1,2 млн лет назад, что 800 тыс. Между тем, это 400 тысяч лет! Всей нынешней человеческой цивилизации, начиная от пирамид, - в 100 раз меньше! А мы как размножились! Вон, всю планету затоптали! Отчего эректусы за 400 тысяч лет не могли так размножиться, чтобы захотеть избавиться от тесноты где-нибудь на острове Ява?
Но тут действует другой принцип – статистический. Когда б их было так много – много оставалось бы и останков. Один скелет из ста, пусть из тысячи – но мы сегодня находили бы их в количествах. Чего, однако, к сожалению, не наблюдается.
Так что их погнало в свой невероятный железный бег?
Вот тут аберрация расстояния по времени нам уже не помешает, а поможет. Просто надо представлять себе, что события, кои представляются нам быстрыми, длились на самом деле в сотни раз дольше, чем всё то, что произошло со времени фараона Хуфу до наших дней.
Сразу выносим за скобки климатические причины. За столь длительный срок к любому климату можно приспособиться. Что и было показано в дальнейшем, когда хоть и с потерями, но в целом благополучно переживало человечество ледниковья и межледниковья.
Выносим за скобки и колебания поголовья животного мира – опять же на столь длительной дистанции эта синусоида сглаживается.
Остаются лишь какие-то внутривидовые и внутрикультурные факторы – насколько-то можно говорить о культуре существ с мозгом двухлетнего ребёнка. Какие же это факторы?
Во-первых, мы знаем, что с археологической точки зрения эректусы – это ашёль, ашёльская культура, ашёльские технологии. Ручные рубила, или бифасы – крупные удлинённые камни, края которых превращаются в лезвия, пики – это очень массивные орудия, напоминающие кирку, кливеры – орудия с поперечным лезвием на крупных отщепах.
И мы знаем, что почти сразу после появления ашёльских технологий 1,7 млн лет назад они начинают выходить и за пределы Африки. Хотя, конечно, поначалу захватывают её – на протяжении 300 тыс лет.
Во-вторых, мы знаем, что по крайней мере поздние эректусы создали копьё. Это где-то 400 тыс лет назад, хотя, возможно, дело было и раньше. Судя по балансировке, некоторые из этих копий были метательными. При эксперименте с бросанием подобных копий одно из них, пущенное рукой спортсмена-копьеметателя, пролетело 70 метров. Оно, кстати, и внешне напоминает современные спортивные копья – узкое, без наконечника, только с заострённым и обожжённым на огне концом.

Конец копья из Боксгроува застрял в лопатке носорога, а в Лёрингене копьё найдено между рёбрами слона, что недвусмысленно говорит о назначении этого оружия. В Шонингене 7 копий, длиной до двух с половиной метров, находились среди многочисленных лошадиных костей. (http://antropogenez.ru/zveno-single/127/)

То есть ребята были не только трупоедами, но и охотниками. По крайней мере, в более поздние времена. Жили они в шалашах и даже в чём-то вроде вигвамов, покрытых шкурами животных.

Один из интереснейших памятников — стоянка Терра-Амата на юго-востоке Франции, на территории г. Ниццы, раскопанная А. Люмлеем в 1966 г. Здесь у подножия известняковой скалы в позднеминдельское время (т.е. 383 – 362 тыс лет назад – Авт.), в конце весны и в начале лета, в пору, когда цветёт дрок (его пыльца сохранилась в отложениях стоянки), люди ежегодно в течение 11 лет устраивали свои сезонные охотничьи стойбища. В культурных слоях найдены многочисленные древнеашельские каменные изделия — чопперы, чоппинги, рубила, кливеры, отщепы, а также куски красной охры, которой обитатели стоянки раскрашивали своё тело, и кости животных, на которых они охотились,— южного слона, носорога Мерка, благородного оленя, кабана, дикого быка, зайца, грызунов, птиц, черепах. Преобладали остатки молодых животных — слонят, оленят и др. (их легче было убить). Практиковались рыбная ловля и собирание морских моллюсков. Огонь был известен. Особенно интересны обнаруженные в Терра-Амате остатки древних жилищ. Последние не являлись постоянными. По предположению Люмлея, в каждом из них люди жили не дольше одного, трех дней, занимаясь главным образом изготовлением орудий, о чем свидетельствует обилие отщепов и осколков. Хижины были овальными в плане, имели 8—15 м длины и 4—6 м ширины. Пол был вымощен гальками или же покрыт шкурами. Вдоль стен хижин располагались укреплявшие их основание куски камня. На полу расчищены ямки от столбов и кольев, подпиравших кровлю. В центре каждой хижины на вымостке из галек или в небольшом углублении, вырытом в песке, горел костер. Вероятно, жилища делались из ветвей и туда проникал ветер. Чтобы защитить костры от потоков воздуха, в частности от северо-восточных ветров, господствующих здесь и в настоящее время, к северо-востоку от каждого очага сооружалась маленькая стенка из камней. (http://collectedpapers.com.ua/ru/ancient_past_of_humanity/davnij-ashel)

В-третьих, мы знаем, что ранний ашёль встречается, кроме Африки, на Ближнем Востоке и на Кавказе. То есть эректусы наши с самого начала были весьма энергичными молодцами, которым одной Африки было мало.
География ашёльских находок широка:

- они известны в Африке, Передней, Южной и Юго-Восточной Азии. Много их в Южной и Западной Европе — во Франции, Англии, Бельгии, Германии, Италии, Испании, Югославии. В Средней Европе их значительно меньше. В Северо-Восточной Евразии ашельские памятники немногочисленны и относятся ко второй половине ашеля. Приурочены они к южным районам — Кавказ и Предкавказье, Молдавия, Приднестровье и Приазовье, Средняя Азия и Казахстан, Алтай, Монголия. (http://civilka.ru/humanity/ashel_epoha.html)

Кстати, любопытно, но, судя по находкам, -

- к наиболее ранним ашельским памятникам в Восточной Европе может быть отнесено Королёво (Западная Украина), древние слои которого относятся к раннему ашелю, (http://civilka.ru/humanity/ashel_epoha.html) -

- древние наши архантропы с самого начала забирались и на относительный для них север. Что ещё раз говорит о том, что климатические условия был вполне для них, африканцев, уютными и на территории средней Европы.
Складывая всё вместе, приходим к одному предвыводу: в путь архантропов гнало не перенаселение, не плохие условиях жизни, не голод и не холод. Значит, причина кроется в самом их обществе. Вероятно, в нём самом существовали какие-то причины для взаимоотталкивания, которые и заставляли их общности делиться и уходить друг от друга.
Каковы могли быть эти причины? Их, собственно, две: пища и женщины. Точнее, конкуренция за них. Нежелание делиться. И, следовательно, дальнейшее взаимное разбегание после того как то и другое оказывалось поделено.
Любопытно, что здесь мы приходим к самым базовым инстинктам, характерным для живых существо на планете Земля. Что это за инстинкты?
Возьмём человека как продукт природы. Его тело, его мозг – следствие длиннейшего ряда эволюционных воздействий, начиная ещё с того периода, когда все мы были амёбами в первобытном океане. К чему вели человека эти воздействия? Ответ очевиден: к поиску и нахождению наиболее эффективных способов не быть съеденным, поесть самому и продолжить свой вид.
Миллиарды лет продолжалась эта история – через моллюсков, рыб, земноводных, великолепных динозавров… И через мелких, похожих на крыс мегазостродонов, первых млекопитающих, - они тоже записаны где-то в глубинах эволюционной памяти человека. И все эти непредставимые массы времени все воздействия на организм расценивались только с точки зрения пользы от великой триады потребностей: уцелеть - съесть – размножиться!
Мозг человеческий – такой же продукт длительной звериной эволюции, как и его тело. Человеком правят страх, голод и стремление оставить потомство. Отметим: общество для этого не нужно. Но человек – существо общественное. Значит, на каком-то этапе его эволюции сложились обстоятельства, при которых он ощутил, что в обществе достичь удовлетворения этих трёх базовых инстинктов надёжнее, нежели в одиночку.
Когда это случилось? А когда в человеке начали проявляться социальные устремления?
А мы это видим: как раз в человеке прямоходящем. Строить вигвам – это уже работа, то есть некое социальное действие. Это уже осознание некоей общности, которая может, имеет право разместиться доме. Значит, мы наблюдаем появление понятия дом – опять-таки социальной категории.
Но! Но… Ещё раз: в отличие от диплодоков и мегазостродонов человек существо общественное. Но общество не может и не желает говорить с ним на уровне его инстинктов. Они не являются общественной ценностью – у общества есть свои ценности. Да, стартующие от всё тех же персональных инстинктов, но поднимающиеся над ними и удовлетворяющие уже общественные инстинкты. Если же некоторые особенно близкие к природе особи навязывают обществу свои инстинкты, - то оно довольно неприязненно это воспринимает и по возможности такие действия пресекает.
Но это сегодня. А когда это началось? Ну очевидно же – у эректусов и началось! Они демонстрируют первые общественные инстинкты в истории человеческой эволюции!
Да, но если некая общность существует, значит, связывающего её членов больше, чем разделяющего. В ином случае этой общности просто не образуется.
Наконец, ещё одно соображение, которое мы покамест не брали в расчёт. Мы не поговорили ещё о третьем базовом – инстинкте самосохранения. Он заставляет беречь себя, в том числе и объединяясь опять-таки в общности, способные защитить своих членов. Или убегать, если защититься невозможно.
Значит, по факту у нас наблюдается эффект взаимно разбегающихся общностей, размером примерно с такие, которые могут уместиться в шалаше площадью в 50-90 кв. метров. А это что? А это – род, большая семья. Которая и отрывается от других родов и ищет себе пропитание где-то в стороне от охотничьих ареалов конкурентов. Иначе бывает плохо. Ибо есть ещё одно обстоятельство, о котором я пока умолчал. Оно состоит в том, что на многих костных останках архантропов обнаружены следы… обработки зубами. Объедены оказались косточки, иначе говоря. И не зверьми, а такими же волосатыми людьми с мозгом ребёнка, каким предстаёшь в эволюционной картине ты сам.
И знаете, что это мне напоминает? А напоминает картину, которую путешественники и учёные застают в современных обществах каменного века – скажем, у папуасов Новой Гвинеи. Всё – почти один к одному с вышепредставленной картиной: небольшие деревеньки в джунглях, разбросанные друг от друга на таком расстоянии, чтобы дойти от одной до другой уже было бы равно тяжёлой работе. Все деревеньки – враждуют друг с другом. До смерти. Мужчины заняты постоянной охотой и местью соседям за убитых сородичей, украденных женщин и свиней. Поэтому война носит перманентный характер. Раньше и поедали друг друга – в смысле враг врага. Теперь индонезийские власти строго с этим борются, но ещё полвека назад каннибализм был настолько обычной практикой, что как-то съели даже представителя клана Рокфеллера, слишком самонадеянно углубившегося в их джунгли.
Вот какой предстаёт картина нравов первобытных людей в этой истории:

Загадку исчезновения молодого Рокфеллера лишь недавно удалось разгадать журналисту Карлу Хоффману, он выпустил книгу о сыне миллиардера. По версии Хоффмана, Майкл почти добрался до берега, но на мелководье его окружили несколько десятков каноэ аборигенов. Поначалу аборигены приняли плывущего Майкла за крокодила, но затем узнали – путешественник ранее уже посещал их деревню.
Однако знакомство не помогло сыну миллиардера, папуасы, не церемонясь, закололи Рокфеллера копьями, нанеся по телу копьями несколько десятков ударов. Таким образом, они якобы отомстили за случившееся накануне убийство пяти жителей деревни, в котором папуасы подозревали голландцев. Как пишет Хоффман, таким жестоким способом, они, согласно своим верованиям, хотели «восстановить равновесие в мире».
После убийства тело Рокфеллера отвезли в деревню. Голову размозжили топором и отрубили, а затем под ритуальное пение тело Рокфеллера расчленили, с головы сняли скальп, вынули головной мозг и съели его. (http://tourweek.ru/articles/world/273534/ © Tourweek.ru)

И это – ещё относительно современные люди сотворили! Представители нашего биологического вида, с мозгом взрослого сапиенса. Но всё в наборе: страх, месть, смерть, каннибализм. Что уж говорить про архантропов с мозгом ребёнка? Про детскую звериную жестокость, если её не задавать воспитанием, все, наверное, слышали…
Итак, что мы видим в итоге? А в итоге мы видим уже не сообщество, а некое "совражество" больших эректусовых семей, которые охотятся как на животных, так и друг на друга. Чтобы хорошо питаться, но при этом не становиться самому пищей для коллег-охотников из других родов, каждая единичная общность уходит подальше, на свободное пространство. В отличие от новогвинейских папуасов, им есть куда уходить и не надо десятилетиями вести войны с соседними поселениями. Столкновения, конечно, случаются, но приводят только к тому, что потерпевшая поражение группа в лице уцелевших её представителей, откочёвывает дальше. Благо планета большая, и зверей на ней ещё много.
Вот в этом, как мне кажется, и состоит объяснение того бешеного распространения по планете, которое продемонстрировали люди, умеющие только оббивать камни и обжигать концы палок на костре, превращая их в копья.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments