Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Глава 5

Итак, -

- в Восточной и Юго-Восточной Азии в течение более 1 млн лет происходило эволюционное развитие азиатского Homo erectus. Это не исключает прихода сюда небольших по численности популяций из сопредельных регионов и возможности генного обмена, особенно на пограничных с соседними популяциями территориях. Но учитывая близость между собой палеолитических индустрий Восточной и Юго-Восточной Азии и их отличие от индустрий сопредельных западных регионов, можно утверждать, что в конце среднего – начале верхнего плейстоцена человек современного физического типа Homo sapiens orientalensis сформировался на базе автохтонной эректоидной формы Homo в Восточной и Юго-Восточной Азии, наряду с Африкой.

То есть путь к сапиенсу был пройдён разными, независимыми друг от друга потомками эректуса. Из одного черенка развились разные побеги, которые затем снова сплелись в один ствол.
Хотя не исключено – и даже скорее всего – уже на уровне эректуса в самом его таксоне развились разные ветви, от которых и пошли разные человечества. А что удивительного при таком регулярном масс эректусов друг от друга и от самих себя? Так и появился один "дядя" – денисовец, так появился и второй – неандерталец.
Этот вид зарождался в период 250 – 300 тысяч лет назад. То есть тоже развивался параллельно и денисовцу, и восточным потомкам эректуса, и человеку современного типа, который для простоты будем называть дальше прежним именем – кроманьонец. Хотя на самом деле вернее было бы вслед за Анатолием Деревянко  назвать его Homo sapiens africaniensis.
Наиболее принятая ныне точка зрения - что неандертальцы произошли из некоей развитой формации эректусов - так называемого человека гейдельбергского. Этот прогрессивный по отношению к эректусу парень поделился надвое. Одна его ветвь осталась в Африке – из неё в конечном итоге и вышел "кроманьонец" или человек современного анатомического типа. А вторая передвинулась в Европу в период с немаленьким таким разбросом в 350—600 тысяч лет назад[1][прим. 1]. Этот период соотносится с Миндельским оледенением 600 – 300 тыс лет назад. Если первые цифры верны, то это значит, что своём бесконечном разбросе "гейдельбергские" наследники эректусов из Северной Африки были вытеснены в Европу через обнажившиеся (из-за концентрации значительной части вод Мирового океана в ледяном щите на севере) сухопутные перешейки в районе современного Гибралтара, Туниса – Сицилии и Эгейского – тогда-не-моря.
Вот там, под влиянием холодного климата гейдельбергцы и копили в себе мутации, которые и "выстрелили" новым видом в период, видимо, некоторого смягчения климата в период миндель-рисского межледниковья. Вполне логично, вообще-то: условия среды поменялись, прежняя форма к ним приспособлялась хуже, нежели та, что среди них появилась, вот и…
Впрочем, рассуждения досужие: никто до сих пор так и не ведает, как именно и при каких условиях появляются новые виды. Что животных, что человека.
Они просто берут – и появляются. А потом одни исчезают под давлением среды, а другие… нет, не приспосабливаются. Остаются неизменными. Вот как акулы – одно и то же на протяжении 400 миллионов лет…
Как бы то ни было, где-то тогда в Европе появились уже настоящие неандертальцы. Зажили, приспособились, распространились… и попали на оледенение Рисс I, которое от Минделя отделяли какие-то 50 тысяч лет.
Тогда граница постоянной ледяной шапки доходила до устья Рейна. Что было делать людям? Во-первых, уйти им было некуда: в Африке взаимоотталкивание эректусов (к которому уже присоединились первые сапиенсы-африканенсисы) вовсю бурлило так, что выдавливало всё новые волны "свободных нейтронов" враждебных всему окружающему родов, порождая настоящую цепную реакцию по всей Ойкумене. Тогда, кстати, и дошла та, вторая, по академику Деревянко, группа переселенцев в Денисовскую пещеру, которая там и поселилась уже на ПМЖ.
Во-вторых, старики-гейдельбергцы вымерли. Или их подъели "детки"-неандертальцы – кстати, не исключено, что как раз в связи с новым ухудшением климата и, значит, сокращением охотничьих ареалов. А сами неандертальцы были ещё молодой биологической формацией, для приспособления к изменившимся условиям имели гораздо более значительный генный и биологический потенциал. И… они приспособились.
Не надо думать, что эти люди были мазохистами и любили поваляться в снегу и подышать морозным воздухом. Нет. В принципе, для приспособленных особей и их сообществ жизнь на севере была не так уж и плоха. И в наше, даже почти в историческое время масса народу продвинулась с беспокойного юга на север, где вполне нашла себя в образе таёжных охтников или тундровых оленеводов. А тогдашняя приполярная фауна была не чета нынешней. Как мне уже доводилось показывать, тундростепь голодным краем не была.
Она была в состоянии прокормить многочисленных мамонтов и шерстистых носорогов – не говоря уже о более мелком зверье. А значит, она могла прокормить и людей. Ведь и для первобытного охотника мамонт – добыча вполне по плечу. Это ведь только на картинках в музеях древние люди заманивают мамонта в яму и там отчаянно закидывают его булыжниками. На самом деле такого, конечно же, никогда не бывало. Не экономично! Это сколько же времени надо рыть яму, чтобы из неё не мог выбраться мамонт? Да не лопатами даже, а каменными скребками! А как потом туда зверя загнать?
Нет, конечно же, и загонная охота была широко распространена. Например, у подножия обрыва неподалёку от верхнепалеолитической стоянки Солютре во Франции археологи обнаружили костные останки до 100 тысяч диких лошадей. Животных явно сгоняли к этому обрыву, падая с которого они и калечились. Или есть описание так называемого Амвросиевского костища, где были обнаружены костные останки до 1000 зубров. Но, во-первых, это использование естественных ландшафтных условий, которые в таком виде не везде наличествовали. А во-вторых, это работа совсем разного уровня сложности – загнать табун лошадей на обрыв и загнать туда же стадо мамонтов...
Так что всё происходило гораздо проще. И увидеть ту охоту вполне можно и сегодня. Правда, на месте мамонта будет слон, а вместо Сибири – Африка. Но всё остальное пигмеи – охотники в джунглях, до сих пор живущие по законам первобытного времени и даже до сих пор ведущие вечную наследственную войну… с обезьянами, – делают наверняка так же, как те же неандертальцы полторы – две сотни тысяч лет назад. Чай, не глупее нас, кроманьонцев, были, коли и мозгом пообъёмнее, и технологически мы у них многое переняли, когда в Европу пришли.
А пигмеи делают так: подобрался к гигантскому зверю сзади и – рубилом по сухожилиям. И падает слон, даже не сообразив, отчего ноги перестали слушаться. И мамонт так же падал.
Словом, представления о трудности выживания первобытных людей в тундростепи сильно преувеличены. Конечно, иметь дело с волосатыми носорогами среди мхов и снегов – это совсем иные требования к выживаемости, нежели в краю постоянного лета с непугаными кенгуру. Но находки большого количества костей животных возле стоянок людей каменного века в России не свидетельствуют о том, что даже мамонт был какой-то экстраординарной добычей.
И не удержусь от того, чтобы вновь привести описание писателя и историка Геннадия Климова, которое он сделал по стоянке верхнего палеолита в Костёнках, в Воронежской области. И хотя картина обрисовывает быт наших предков, сапиенсов, но, во-первых, повторюсь, по всем цивилизационным признакам неандертальцы от нас в каменном веке ничем не отличались, если не превосходили, а во-вторых, не придётся возвращаться к этому эпизоду позже:

Многие археологи обращали внимание на большую эффективность индустрии неандертальцев на финальном этапе среднего палеолита и наличие у них многих элементов поведения, характерных для человека современного анатомического типа. Имеется много свидетельств о намеренном захоронении неандертальцами своих сородичей. Они использовали орудия труда, аналогичные тем, что параллельно развивались в Африке и на Востоке. У них проявились и многие другие элементы современного человеческого поведения. (http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=6e042940-ad9c-4a01-8a68-b5fc097cf614)

Итак:

Были найдены древнейшие на территории Восточной Европы украшения – пронизки с орнаментом, изготовленные из трубчатых костей птицы и подвески из раковин. Эти находки были найдены в слое вулканического пепла, принесённого на территорию Русской равнины с территории современной Италии около 33-38 000 лет назад.
<…>
В 2001 году на той же стоянке был обнаружен целый скелет молодого мамонта, в том числе всегда плохо сохраняющийся череп животного.

Это, кстати, подтверждение того, что охотились на мамонта – а то и на шерстистого носорога, ибо как его шкуру и пробить-то каменным наконечником на палке? - способом, о котором говорилось выше. Ибо именно так скелет животного в целом виде как раз и сохраняется.
Хватало времени и для удовлетворения эстетических нужд –

– была найдена голова человеческой статуэтки из бивня мамонта возраста 35 – 37 тысяч лет назад по радиоуглеродной системе датирования и по палеомагнитным данным – древнее 42 тысяч лет.

Аналогичная картина – и по далёкой северной Якутии:

…В процессе раскопок на реке Яна на севере Якутии… среди найденных учёными предметов есть наконечники для копий, сделанные из бивней мамонтов, и один очень необычный – из рога шерстистого носорога.

То есть, у древних вполне хватало и сил, и времени, чтобы не только охотиться на гигантских волосатых слонов, но и мастерить поделки и скульптурки из их костей.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments