Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Глава 9

А что такое вообще представляли собою неандертальцы?
Тут вот в чём проблема. Прежде чем отвечать на этот вопрос, нужно сделать одно необходимое душевное усилие. А именно – избавиться от некоего предощущения превосходства, которое базируется, в сущности, только на одном обстоятельстве: мы вот нынче живём, летаем в космос и питаемся в магазинах, а они – они вымерли над своими каменными рубилами.
То есть сдвиг у нас в сознании, вот что. И мы нас нынешних, с Львом Толстым в голове и гаджетом в кармане, сравниваем с теми, кто грамоте был не учён, вместо гаджетов использовал каменные орудия и в своём духовном развитии до толстовства так и не поднялся, перебиваясь в смысле культурном игрой на костяной дудочке под треск кастаньет из костей медведя.
Синхронности мышления нам не хватает, вот чего.
Вот давайте и попробуем подойти к делу с нею наперевес.
И что обнаружим? А ту самую картину, которую частично описали в предыдущей главе: у порога ЦИВИЛИЗАЦИИ стоят злые дикари с палками.
Потому что, повторюсь, у неандертальцев уже есть:
1. промышленность – не заводы-фабрики, конечно, но производство каменных орудий организовано специализированно, технологично, с разбивкой на базовые операции, с поразительной стандартизацией, когда изделия из Европы и откуда-нибудь из Средней Азии одинаковы настолько, что даже размерно совпадают едва ли не до долей миллиметра!
2. наука и культура – обмен абстрактными понятиями, передача чистого знания, начала медицины, представления о загробном мире, начала искусств и так далее;
3. социальная организация – не просто деление общества на социальные страты, а деление признанное, институциализированное, оформленное в определённый набор взаимных обязательств, в том числе по отношению к нетрудоспособным.
Вполне цивилизация, как по мне. Конечно, не будем питать иллюзий – цивилизация эта не более таковой же у нынешних папуасов. Но и не менее. Наше глубинно признаваемое превосходство над папуасами базируется лишь на том, что мы летаем самолётами, а они там босиком по джунглям бегают. Но в базе мы с ними одни и те же сапиенсы. И случись большой барабум, не факт, что выжившие окажутся лучше приспособлены к выживанию в первобытном постапокалипсисе, нежели эти дети каменного века.
И вот теперь остаётся дополнить нашу картинку неандертальской цивилизации сценою, когда к границам поселений неандертальцев выходят существа, отстающие от их уровня… ну, примерно как индейцы от уровня первых белых поселенцев в Северной Америке. То есть к людям с камнеобрабатывающей, но промышленностью вышла толпа размалёванных папуасов с палками. Каков контакт цивилизаций получается? И второй вопрос: кто тут вообще – цивилизованный?
И – холодок по загривку: а кто кому вообще дал цивилизацию? На чьём фундаменте стоит дом нынешней человеческой цивилизации сапиенсов сапиенсов? Не на неандертальском ли? Не дом ли неандертальца мы надстроили, то ли захватив, то ли заняв пустым? Не они ли, неандертальцы, и есть истинные родоначальники человечества разумного?
Вот и давайте рассмотрим историю неандертальцев под таким углом: кто бы и каким бы они ни были – на момент нашей с ними встречи они стояли в плане цивилизационного развития значительно впереди нас. То есть давайте попробуем забыть каноническую иллюстрацию, на которой волосата орясина с дубинкою напряжённо смотрит вдаль, ожидая прихода более прогрессивного хомо сапиенса. Их первая встреча напоминала уж, скорее, сцену у закрытых ворот форта, где на стенах стоят поселенцы с ружьями, а внизу беснуется толпа чингачгуков в перьях. Причём чингачгуками как раз были сапиенсы…
Итак, появление неандертальцев как отдельного вида столь же туманно, как появление вообще всех человеческих видов. А может, вообще всех видов. Тут, повторюсь, дело тонкое: они выскакивают, как из пробирки, а дальше только чуть-чуть видоизменяются под требования среды.
Это так, но в то же время как раз на примере неандертальца мы можем проследить, как развивался этот вид от эректуса к тому, что принято считать классическим хомо неандерталенсис. Великолепный обзор этого проделал в своей книге "Неандертальцы: история несостоявшегося человечества" ведущий научный сотрудник Отдела археологии палеолита Института истории материальной культуры РАН Леонид Вишняцкий.

Древнейшим антропологическим свидетельством пребывания людей на территории Европы является фрагмент нижней челюсти гоминида неопределимого вида из пещеры Сима дель Элефанте. Возраст упомянутого фрагмента, а также найденных в одном с ним слое каменных артефактов, составляет около 1,2 млн. лет (Carbonell et al. 2008). Других достоверно человеческих костей, которые бы можно было с уверенностью отнести к эпохе нижнего плейстоцена, в Европе пока неизвестно. Нет здесь и бесспорных останков гомо эректус. Почти все древнейшие палеоантропологические материалы с этого континента, предшествующие по возрасту костям классических неандертальцев и анатомически современных людей, относят сейчас к виду человека гейдельбергского.
…Многочисленные человеческие останки из пещеры Сима де лос Уэсос, находящейся, как и Гран Долина, в Атапуэрке. Останки принадлежат, как минимум, 28 индивидам. Их древность, согласно результатам торий-уранового датирования, составляет не менее 530 тыс. лет, а скорее даже около 600 тысяч (Bischoff et al. 2007). Среди костей есть несколько неплохо сохранившихся черепов (рис. 3.6) и нижних челюстей, и все они убедительно свидетельствуют о том, что уже в то время в анатомии обитателей Европы имелись многие из особенностей, которые являются важными составляющими типично неандертальского комплекса признаков (Bermúdez de Castro et al. 2004). … Первые решительные шаги на пути «неандертализации», похоже, были сделаны аборигенами Европы ещё в первой половине среднего плейстоцена, более полумиллиона лет назад.
…Среднеплейстоценовые европейцы и неандертальцы, как полагают исследователи антропологических материалов из  Симы де лос Уэсос, «представляют один и тот же «эволюционный» вид: череду популяций, находящихся в отношении предки-потомки и без каких-либо разрывов репродуктивной преемственности между ними». Тем не менее, продолжают они, «морфологически европейские ископаемые среднего плейстоцена и неандертальцы достаточно различаются между собой, чтобы именовать их по-разному» и среднеплейстоценовую группу обозначать как гомо гейдельбергенсис (Arsuaga et al. 1996: 48).
Например, черепа из французской пещеры Араго (рис. 3.8) или греческой пещеры Петралона (рис. 3.9), возраст которых сопоставим с возрастом черепа из Сванскомба, неандертальскими можно назвать лишь с очень большой натяжкой. Вместе с тем, есть довольно веские основания, чтобы рассматривать их обладателей в качестве вероятных предков гомо неандерталенсис. С одной стороны, они сохраняют ещё немало черт, сближающих их с гомо эректус (было время, когда их даже и зачисляли в этот вид), но, с другой стороны, и некоторые неандертальские признаки тоже просматриваются уже довольно отчётливо. Так, если по ширине основания и форме затылка череп из Петралоны вполне подошёл бы для любого эректуса, то по объёму мозговой полости (свыше 1200 см3), конфигурации носового отверстия и строению надглазничного валика он ближе к неандертальскому «канону».
И лишь в конце среднего плейстоцена, около 200 тыс. лет назад или, может быть, чуть раньше, появляются, наконец, те, кого уже почти без всякой натяжки можно называть неандертальцами.
Таким образом, как бы мы их ни называли и к какому бы виду не относили, все европейские гоминиды среднего плейстоцена, следующие во времени за черепом из Чепрано, обладают признаками, позволяющими рассматривать их как вероятных предков неандертальцев. Они могут быть выстроены в единую филетическую линию протяженностью не менее полумиллиона лет (Эту точку зрения в той или иной степени разделяет сейчас большинство антропологов, но есть у неё и оппоненты. По их мнению, эволюция европейских гоминид в среднем плейстоцене шла по нескольким независимым линиям, и неандертальцы – лишь одна из них, просуществовавшая дольше всех (см. напр.: Tattersall 2006: 273).

Итак, мы видим, что каковы бы ни был споры среди антропологов по поводу таксономизации неандертальских предков, сама по себе линеечка постепенного биологического становления этого вида прослеживается примерно от 600 тысяч лет назад. Примечательно, что именно к этому времени относят разделение предков будущих сапиенсов и будущих неандерталенсисов и генетики. По их данным, последний общий предок этих человечеств жил как раз в районе 600 тысяч лет назад – и это с очевидностью был эректус:

Эволюционные ветви неандертальцев и современных людей разошлись около 500—700 тысяч лет назад. По данным изучения ядерной ДНК обитателей испанской пещеры Сима де лос Уэсос в Сьерра-де-Атапуэрка, денисовцы и неандертальцы разделились около 500 тысяч лет назад, а их общий предок отделился от Homo sapiens 700—765 тысяч лет назад[26]. По Y-хромосоме время разделения линий неандертальцев и современного человека оценили в 588 тыс. лет назад (95% доверительный интервал: 447—806 тыс. лет назад)[27].
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments