Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Как это произошло? Ну, генезис языков?
Тут надо сразу определиться: никакого единого языка, который затем распадался бы на фракции, ставшие нынешними языками, скорее всего, никогда не было. Если не считать, конечно, таковым язык рода или племени, в котором появился на свет наш самый первый перводедушка с признаками гаплогруппы А.
Однако понятно, что даже этот предположительный "протоязык" менялся в зависимости от природы, климата, животных и растений – словом, от новых условий, в которые попадали наши предки сперва в миграциях по Африке, а затем и по планете. Конечно, легендарный наш первый «Адам» какие-то звуки издавал. Насколько они были похожи на речь, на язык – для тех времён, когда он жил, вопрос открытый. А вот его потомство стало расходиться так радикально и на такие огромные расстояния, что, конечно же, в новом месте дислокации должно было понятийный аппарат изобретать фактически заново.
Ну, условно говоря, жил наш древний "филолог" в местности, где видел только кактусы и тушканчиков, а потом его занесло в саванну с баобабами и слонами. Нужно для них новые понятия изобретать: Ну, разумеется! А другой род в это самое время по берегу моря пошёл. И на всяких рачков-моллюсков десятки понятий нашёл, а вот слонов с леопардами даже не видел. И остались у него пробелы в лингвистической подготовке.
И в этом смысле можно только посочувствовать лингвистам, особенно палео-профиля – тем, которые не просто шарлатаны, - восстановить первоязык у них вряд ли получится. Этого единого праязыка, как сказано, возможно, и не было вовсе. Особенно, если принять гипотезу, что язык человечества зарождался сразу в нескольких центрах. И скорее всего, так и было: разные первобытные стада и племена переходили от обезьяньих звуков к словам в разных местах и в разных природных условиях. А потом, через сотни тысяч (!) лет до них добирались сапиенсы. И наверняка успевали набраться каких-нибудь понятий, прежде чем закусить дальними родичами.
Скажем, когда девушки сапиенсов в пещерах у ближневосточных неандертальцев их деток вынашивали, должны они перенять от тех определённый понятийный аппарат? Разумеется, по крайней мере в той его части, где у сапиенсов не было своих терминологических аналогов. Например, "обработка камня", "скол", "кремниевая основа" и так далее.
Тем не менее, языковые семьи сегодня есть и мы их наблюдаем. И даже подчас путаем с этносами. Как, например, славянскую языковую семью идентифицируют с некими мифическими славянами как народом, некогда, якобы, бывшим.
Не будем пока останавливаться на том, что это так же смешно, как представители трипольской культуры, будто бы общавшиеся по-украински. Зададимся вопросом: но раз славянские народы говорят на славянских языках – значит, был они некогда единым народом?
Вовсе не обязательно. Сегодня в России на славянском русском языке говорят татары, ногайцы, коми, мои любимые эрзя с мокшею. И масса других народов. Значит ли это, что они возникли из одного народа? Нет, их объединяет только общий язык. (На самом деле - не только, но в рамках затронутого сектора темы это нам не принципиально). Точно так же в славянскую языковую семью входили народы, посторонние даже с точки зрения рассматриваемой здесь эволюционной генетики. Например, куча фракийских и ещё неизвестно каких народов, ассимилированных славяноязычными интервентами на Балканах в ходе эпических этноцидных войн V – VI – VII веков, которые разбирались в первой книжке этой серии "Русские – не славяне".
А тот же будущий "славянский" язык был занесён на будущую Русскую равнину ираноязычными, как их корректно называть, кочевниками – скифами или киммерийцами, или же и теми, и другими, покорившими белогрудовскую культуру и породившими вместе с нею чернолесскую. Недаром столько похожего в нынешнем русском и санскрите из Индии – куда, в свою очередь, мигрировали, разделившись на два потока, в Индию и Иран, представители синташтинско-андроновского культурного кода с Южного Урала. При этом этническая самоидентичность менялась куда более круто, нежели язык…
Так вот, к чему это я. К тому, что никакого единого языка у человечества изначально могло не быть вообще. Но затем, по мере всё более увеличивающейся численности человечества и, соответственно, учащающихся контактов и стали возникать языковые семьи на базе предложенной русским этнографом С.П.Толстовым картины:

языковые семьи могли складываться в процессе постепенной концентрации отдельных языков небольших коллективов, их стягивания в более крупные группы, заселявшие значительные области земного шара.

В целом концепция этого учёного о "первобытной языковой непрерывности" представляется надуманной, кабинетной – с чего бы языкам образовываться в зонах контактов, а не в зонах некоего "лексического ядра"? – но глубоко верной кажется мысль именно не распада, а концентрации тех или иных групп языков вокруг неких крупных человеческих сообществ. Причём, что интересно, одно другого совершенно не исключает. Мы видим то же самое развитие на примерах этногенеза: не один какой-то народ, непрерывно распадающийся на всё более мелкие этносы (славяне – русские, поляки, чехи и проч.; германцы – немцы, скандинавы, саксонцы, баварцы и т.д.), а постоянно меняющийся калейдоскопический узор, когда этносы собираются из кусочков, передвигаются, смешиваются, распадаются, снова собирающиеся уже в другом этническом рисунке…
Так и с языками – не вечный распад, а вечное пересобирание, переформатирование. И в этом смысле – да, такой процесс был возможен только в зоне языковых, т.е. межклановых, межплеменных, позднее межэтнических контактов. В этом смысле существует нечто подобное "языковой непрерывности", в которой, однако имеется некий метацентр, а то и несколько.
Как они возникали и под воздействием каких причин, мы не знаем. Связных размышлений на эту тему, которые было бы не стыдно повторить, я не встречал. Известный К. Ренфрью, скажем, высказывал мнение, что этот процесс связан с процессом возникновения центров неолитизации – то есть центров не присваивающего как при охоте или собирательстве), а производящего хозяйства.
Возможно. Это не противоречит гипотезе Д.В.Бубриха - С.П.Толстова о том, что переходящие друг в друга языки стали концентрироваться в языковые семьи в конце позднего палеолита — начале мезолита. Правда, в этой гипотезе сбивает как раз базовый её элемент – пример, на котором многое строится: наблюдения за элементами языковой дробности и языковой непрерывности у аборигенов Австралии и у папуасов Новой Гвинеи. Дескать, вот, полюбуйтесь: так ведут себя языки в сравнительно изолированных древних этнолингвистических массивах.
Однако в этом же – и недостаток такой концепции. Да, древние, да – но изолированные! И что же мы видим в этом смысле в Австралии?

В Австралии насчитали несколько сотен аборигенных языков с сотнями же диалектов. Логично предположить, что они либо произошли от одного языка одной группы переселенцев, единоразово заселившей континент, либо таких групп было несколько. Однако попытки применить к австралийским языкам те методы анализа, которые позволили уверенно выделить в Евразии сперва индоевропейскую семью языков, а позднее, допустим, австронезийскую и другие, в Австралии привели к странным невнятным результатам. По формальным признакам было выявлено полтора десятка языковых семей. А их общей особенностью оказалось только то, что они не имели ничего общего ни с одним другим языком остального мира. (http://www.rodstvo.ru/forum/index.php?showtopic=5941)

При этом крупнейшая языковая семья – пама-ньюнга - объединяет 178 языков народов и племён Австралии и охватывает 7/8 территории континента. Все остальные концентрируются на севере-северо-западе.

Около ста лет лингвисты пытались доказать существование когда-то некоего общеавстралийского языка или хотя бы прото-австралийского, но к настоящему времени вынуждены были сдаться и признать, что в рамках существующей методологии австралийские языки общего прототипа не имели. Всё это может говорить о том, что изолированное существование австралийской популяции людей столь продолжительно, что выходит за рамки языковых традиций.

А теперь попробуем соединить эти данные с результатами в других областях науки – глядишь, какой непротиворечивый вывод и появится.
Итак:

Аборигены Австралии, равно как и индейцы Америки, на редкость монолитны - у них C4a (M210).

По авторитетным данным – больше 61 процента. Остальные – F*, R*, K*.

По общему мнению, человек прибыл в Австралию не позднее 40 тысяч лет назад.
Иначе говоря, австралийцы во многом повторяют историю индейцев и папуасов (одна гаплогруппа и одна раса на разные по языку народы). (http://forum.molgen.org/index.php?topic=1416.0)

Только вот незадача, там же задаются вопросом умные люди. Если австралийцы пришли туда 40 000 лет назад, то гаплогрупп там должно быть почти столько же, сколько и в Азии. Да и расовые типы тоже должны были отличаться.
Попробуем разобраться и с этим.

По антропологическим и археологическим  (опираюсь на Белвуда) данным было 4 волны (на самом деле больше): (1) ок. 60 тыс. лет назад, (2) ок. 40 тыс. л. н., (3) ок. 10 тыс. л. н. - орудия с подшлифованными лезвиями, (4) 6 тыс. л. н. - геометрические микролиты. Носители гаплогруппы R*, естественно, связаны с последней волной.

В одном из источников разъясняется:

Второй волной (в данном случае речь идёт о тех, кто пришёл 10 тыс лет назад) были так называемые муррейцы, родственные айнам Японии, третьей – карпентарианцы, или архаические австралоиды. (http://historica.ru/index.php?showtopic=10199)

Кто мог сюда прийти 60 тысяч лет назад? Посмотрим это по культурным следам, ими оставленными:

"В 1990-х годах были опубликованы результаты исследований культурных слоев, расположенных под несколькими скальными навесами в национальном парке Какаду. Выяснилось, что люди населяли их уже 60 тыс. лет тому назад. Для самых ранних культурных слоев скального навеса Малакунанья II получены даты 61 тыс. и 52 тыс. лет, для навеса Наувалабила I – 60 300 и 58 300 лет. Пока это наиболее ранние даты, связанные с пребыванием человека на территории Австралии.[2] …
Уже 40 тыс. лет назад, а может быть и раньше, в районе оз. Манго жили люди. Это подтверждается и древностью стоянки у одного из соседних озер – 36 тыс. лет. Это были современные люди - Homo sapiens, или неоантропы. Люди с оз. Манго были похожи на современных аборигенов, однако, характерной особенностью их были невысокий рост и грацильность. Скелет еще одной женщины с грацильным черепом был найден на берегу высохшего озера Урана, в 350 км к юго-востоку от оз. Манго; древность его – от 20 тыс. до 30 тыс. лет.[4] К людям с оз. Манго был очень близок по своему физическому облику и человек из Кейлора, близ Мельбурна, древность которого составляет 31 600 лет. …
Другая серия палеоантропологических находок, возбудившая оживленную и все еще продолжающуюся дискуссию, была сделана на севере Виктории, к югу от озер Вилландра, в местности, носящей название Кау Свомп (Kow Swamp). Здесь, начиная с 1968 г., раскопано 12 неповрежденных погребений мужчин, женщин и детей, притом погребений разного типа. … Древность погребений в Кау Свомп – от 9 500 до 13 000 лет.
Загадка погребений в Кау Свомп заключается в физических особенностях погребенных. Хотя они в 2-3 раза моложе людей, живших у оз. Манго, их черепа имеют чрезвычайно архаические черты – очень толстые кости, сильно выраженные надбровные дуги, покатый, скошенный назад лоб, массивные челюсти и зубы, прогнатизм. Все эти особенности резко отличают их от грацильных людей с оз. Манго, гораздо более современных по своему физическому строению, и сближают с Homo erectus с острова Ява, ранее известного как питекантроп. По мнению палеоантрополога Алана Торна, гоминиды из Кау Свомп являются звеном, связывающим яванского Homo erectus с современными аборигенами Австралии.[5]
Люди с оз. Манго, более современные по своему физическому строению, чем люди из Кау Свамп, и в то же время гораздо более древние, не могли быть предками последних – это противоречило бы законам эволюции. Представляют ли эти две группы ранних австралийцев две различные миграции в Австралию, две разные по своему происхождению волны, и если это так, почему же группа, более архаичная по своему физическому строению, оказывается в то же время значительно более поздней?"

Собственно, все ответы сами собою сложились в совершенно непротиворечивую картинку. Около 60 тысяч лет назад в Австралию проникают потомки эректусов. Скорее всего, из той ветви, которую академик Деревянко называет хомо ориенталенсис. И если только мы сумеем сделать одно умственное усилие, которым разорвём связь между человеческим подвидом и материальной культурой, то никаких загадок перед нами не останется. Причём на самом деле никакого усилия даже делать не надо: в Денисовской пещере, как мы уже знаем, на протяжении 300 тысяч лет непрерывно развивался один и тот же подвид человека – денисовский, вышедший из эректуса в результате примой и последовательной эволюции орудий до уровня сапиенса.
Иными словами, архаичность облика и меньший в сравнении с нами объём мозга не помешал эректусу на Алтае цивилизационной развиться до сапиенса. То же самое мы наблюдаем в Южной Африке – материальная культура поднимается до сапиентной, но сапиенсов там нет, а те, что живут севернее, явно сами становятся реципиентами технологических достижений этих неизвестных пока "южноафриканцев". Но можно с полным правом ожидать, что когда-нибудь будут найдены носители этих технологий – и они тоже будут сапиенсами по уровню культуру и архаичными эректусами по уровню биологии.
И вот именно теперь мы видим подтверждение той же эволюции материальной культуры в Австралии! Некая генетически уже показанная, генетически уже обнаруженная ветвь-подвид людей хомо ориенталенсис проникла 60 тысяч лет назад в Австралию (или жила там и прежде, археология пока не всевидяща). По своей материальной культуре эти люди проявляли, надо полагать, не худшие достижения, нежели денисовцы с их неолитической иголкой на горизонте 50 тысяч лет назад.
Около 40 тысяч лет назад в Австралию зашла группа носителей С4а. Которых мы видели чуток раньше уходящими из "плавильного котла" Месопотамии. Затем, судя по находкам других гаплорупп, на континент проникали редкие группы новых переселенцев.
Судя же по языковым ареалам, носители языковой группы пама-ньюнга и распространились по территории Австралии вместе со своими 178 языками. По пути, судя по всему, "подчищая" людей типа из погребений Кау Свомп. А может быть, и нет, а окончательную ликвидацию эректусов-сапиенсов произвели люди из волны переселенцев около 10 тысяч лет назад. И, возможно, не их одних: интересно, что пресловутые малорослые "хоббиты" с острова Флорес исчезли тоже где-то вокруг этого времени – 10 - 12 тысяч лет назад…
И вот здесь пришло время поговорить об изолированности языков и их языковой непрерывности. Да, как мы видим, Австралия заселялась волнами. На каком языке говорили эректусы, сказать трудно, но при желании лингвисты могли бы попробовать вычленить их лексику в языках более поздних носителей. Вторая волна показывает почти полное совпадение между гаплогруппой и языковой группой. Ничего удивительного! – совсем недавно мы видели примерно ту же картину у бушменов и пигмеев. Третья и четвёртая волна принесла другие гаплоруппы и другие языковые семьи, но тут уже мы видим, что былое соответствие уже не сохраняется: гаплогрупп значительно меньше, нежели языковых семей. Что опять-таки естественно: с течением тысячелетий людей на планете становилось больше, и былое генетическое единство отдельных гаплогрупп-племён всё больше размывалось, покуда к нынешним временам не размылось почти полностью. Мы, нынешние, уже не потомки былых гаплогрупповых массивов (может быть, принимавших формы больших первобытных племён, расселявшихся по планете в относительном единстве). Мы – просто потомки своих предков.
Но во всяком случае на примере Австралии мы как раз и можем заключить – или относительно небезнадёжно для здравого смысла предположить – что языковые группы поначалу соответствовали гаплогруппам. А значит, и образовываться могли тогда же, когда и гаплогруппы.
И вот тут самое время поговорить о так называемых ностратиках…
Tags: Русские среди славян
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments