Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Итак, до тех пор у нас остался ещё нерассмотренным вопрос отделения от F парагруппы IJ.
Он в некотором смысле теоретический, этот вопрос, - или, скорее, виртуальный, как виртуальная и сама эта гаплогруппа. Потому что ни одного её представителя не открыто даже в останках первобытных людей – все найденные (и живущие) относятся либо к I, либо к J. Но, оказывается, –

- на существование этой гаплогруппы указывает наличие некоторых общих мутаций в Y-хромосомах происходящих от неё гаплогрупп I и J.

То есть всё то же: даёшь на каждую мутацию по гаплогруппе!
Как бы то ни было, время возникновения этой гаплогруппы также относят к той же эпохе "плавильного котла" и к тому же месту - в районе Среднего Востока или Западной Азии и по времени между 30,5 - 46,2 тысячи лет назад[2].
Нам эта группа интересна тем, что к ней относят как раз кроманьонцев, пришедших –

- в Европу около 40 тыс. лет назад… Ещё 20 тысячелетий после этого (до вторжения индоевропейцев) потомки этих кроманьонцев (гаплогруппа I), по всей видимости, составляли большую часть населения Европы. Гаплогруппа I, возникшая 25—20 тыс. лет назад, вероятнее всего, выделилась из локальной европейской субклады IJ, таким образом являясь единственной «большой» гаплогруппой, возникшей в Европе[3].

Вот тут у нас и обнаруживается единственный оставшийся носитель единственного оставшегося праязыка из ностратической группы – IJ для семито-хамитских языков. Лингвисты лишь подтверждают эту модель – они тоже переносят отделение семитско-хамитских языков от пра-ностратического на самое начало процесса языкового разделения. Иными словами, тот же процесс, что мы уже наблюдали в подобных случаях: выделился некий коллектив особо активных товарищей, по которым прошлась новая мутация, ушёл себе счастья дыбать в дальние палестины, - и на выходе мы уже видим появление одного из ностратических языков, «привязанного» к ареалу преимущественного бытовая той или иной гаплогруппы. Разумеется, не в деталях – языки, мы знаем, как амёбы склонны поглощать друг друга, и на тех же индоевропейских сейчас говорит полмира носителей самых разных гаплогрупп. Но это сейчас, когда эти самые носители разбрелись по свету. А если брать изначальные ареалы, то мы увидим преимущественную привязку индоевропейских языков к гаплогруппе R.
Отсюда – умри, внутренний антисемит! – выстраивается непреложный вывод: первые европейские кроманьонцы говорили на семито-хамитских наречиях! Точнее, они их обрели в процессе отделения от массива F и путешествия на Запад. Где – уже, похоже, на пороге Европы, всё на том же Ближнем Востоке, разделилась на гаплогруппы J, которая впоследствии и стала "эталонной" семито-хамитской, и I, которая и вторглась в Европу, пережевав каким-то образом – хотя, может, и самым что ни на есть прямым – ближневосточных неандертальцев. Предварительно переняв у них технологии обработки орудий и - это уже, похоже, в процессе распространения по Европе в продолжающемся контакте с ними – охоты на крупного северного зверя, которого обожжённым на костре дротиком не возьмёшь.
А параллельно, возможно, вынося в мифы и предания свой опыт общения с неандертальцами. О всяких вредных ребятах типа троллей в северной мифологии мы уже говорили. А вот это место в Библии, которая давно признана этнографами сборником первоклассных древних мифов, где говорится о забирании всякими ангелами дев человеческих? Не отражает ли оно того самого процесса, который мы тут описали сугубо логически, но который, однако, имеет вполне реальный след в геноме каждого природного европейца. Ибо повторимся: чтобы оставить след в геноме, ребёнок с неандертальской кровью должен был прежде всего выжить. Выжить он мог только при условии, что вместе с матерью находился под многолетней защитой мужчины. И не одиночного, разумеется, а в составе группы-племени. Значит, неандертальцы приваживали дев человеческих, отчего и приобретали в потомстве известную ближневосточную грацильность.
А потом процесс, как мы уже предположили, скорее всего, пошёл в другую сторону. И уже кроманьонцы что-то такое сотворили, отчего ближневосточные неандертальцы ушли или вымерли, но передали первым и куски своего генома, и свою грацильность. А те кроманьонцы, что пошли дальше, приняли генетическое наследие других, северных неандертальцев, из-за чего образовался среди европейцев другой, отличающийся от средиземноморского, антропологический тип.
Впрочем, это вполне могут быть игры страдающего от недостатка информации разума. А всё было иначе, и след неандертальца в геноме человека современного типа образовался как раз в процессе завоевания кроманьонцами Европы. Правда, тогда подвисает в воздухе факт наличия неандертальских генов среди азиатов, но это тоже может быть объяснено контактами с азиатскими неандертальцами – доказано, что те распространялись как минимум до Алтая.
Так или иначе, что-то одно в воздухе подвисает. Кроме двух вещей: непреложно установленного генетического следа неандертальцев в современном человеке (кроме африканцев) и – того, что процесс занесения этого следа в геном кроманьонца был не одномоментным, а по меньшей мере в ходе сожительства тех и других. Если совсем грубо – то не в процессе изнасилования военной добычи (которую затем можно было и съесть на пиру победителей), а в процессе семейной жизни. Чтобы под нею тогда ни понималось.
Об этом же говорят, собственно, сами генетики:

Гены, вовлечённые в первую линию обороны организма от патогенов, не должны меняться под эволюционным давлением. Но вот загадка: у людей современного типа эти гены должны были бы меняться в связи с новыми патогенами, что они встретили за пределами Африки. Тысячи лет занял бы процесс возникновения правильной мутации. А скрещивание с неандертальцами, возможно, и предоставило иммунитет без риска для жизни – ведь неандертальцы жили с европейскими патогенами в течение сотен тысяч лет, постепенно накапливая полезные хитрости, чтобы оградить себя от болезнетворных микробов. Эти tlr-гены, унаследованные от неандертальцев, исследователи нашли.
“Возможность провести ночь или две с неандертальцем была слишком маленькой ценой, чтобы заплатить за получение тысяч лет генетической адаптации.
Вычислительный биолог Дженет Келсо из Института Макса Планка по эволюционной антропологии в Лейпциге, Германия, и его коллеги также исследовали одни и те же гены tlr. Согласно их докладу, человек унаследовал как минимум три версии от вымерших предков.
Одна неандертальская версия этих генов, так называемый базовый гаплотип III, был найден во всех неафриканских популяциях, которые исследовали учёные исследовали. … Вторая неандертальская версия генов, базовый гаплотип I, был найден в Азии. Этот результат подтверждает более раннюю работу, где предполагалось, что предки азиатов скрещивались с неандертальцами. “Мы можем быть вполне уверены, что это не разовое мероприятие”, - говорит Келсо. А денисовская версия генов, основного гаплотипа VII, был найден в двух странах Юго-Восточной Азии.

Далее исследователи делают вывод:

Неандертальские версии не меняют сами tlr-гены, но приводят к изменению активности генов. Гены tlr более активны у людей с неандертальским базовым гаплотипом III. Эти люди имеют меньше шансов заразиться бактерией язвы Хеликобактер пилори. Но за это преимущество приходится платить: эти люди более склонны к аллергии.
(Quintana-Murci and colleagues report in the Jan. 7 American Journal of Human Genetics).

Но пойдём дальше. Что бы ни творили наши с дедушкой Хёгни предки с неандертальцами, они не забывали при этом распространяться по Европе. Считается, что это они несли с собою технологию граветт.
А что у нас граветт? Правильно! – это толстозадые тётки и всё более точная обработка камня. И загонная охота.

The initial proliferation of the Paternal Ancient Ancestry Haplogroup I within Europe is most often associated with the flow of the mainly pan-European Gravettian technology. The mutation is estimated to be about 22-23,000 years old and possibly stemmed from descendants who arrived from the Near East about 25,000 years ago. Gravettian technology is characterized by backed blades used for projectile points and is associated with cultures that made Venus statues, such as the Venus of Willendorf. Mammoth hunting was very common during this period and is about the time when minor differences of the Indo-European language developed between eastern and western Europe.

В общем, граветт – это те же примерно Костёнки. С некоторыми региональными вариациями. Мы об этом уже говорили.
То есть что? То есть – коллективизм. Тот самый первобытный коммунизм, когда от каждого по труду, а каждому – по справедливости. По потребностям – это вряд ли: уже тогда потребности человека существенно опережали возможности общества, а производных финансовых инструментов ещё не изобрели, и Джордж Сорос, как бы ни был стар сегодня, в те временя всё же не жил, чтобы вместо реального продукта предлагать соплеменникам игры в раскрашенные бумажки. Хотя, вроде, именно соплеменникам он их тоже не предлагает…
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments