Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские до славян

Ещё больший приток нетрудовых – но охочих до присвоения природных ресурсов в виде оленей и мамонтов - мигрантов открылся после окончательного потепления в голоцене 11 – 10 тыс лет назад. Мамонты, правда, вымерли. Тоже как-то вдруг, при этом человек едва ли имел отношение к этому экологическому преступлению, чтобы ни писали в учебниках истории древнего мира. Это где же такие массы людей нарисовались, чтобы фактически в один присест истребить всех мамонтов от Чукотки до Германии? А на канадских островах кто их так-то? Неужто эскимосы?
Как бы то ни было, но пока наши любители толстых женских попок в суровой борьбе отжимали у неандертальцев охотничьи угодья, над ними буквально навис демографический козырёк в лице соседей. И как только ледник начал сникать под ударами тогдашнего глобального потепления, над козырьком этим, фигурально выражаясь, появилась кокарда, и массы организованных вооружённых формирований стали заходить в Европу, где отдувались от перенесённых битв и испытаний части бывшей гаплогруппы I. Но пот они утирали в движении – массовый падёж прежней кормовой базы и им не оставлял другого выхода. Тем более что до действительно массового возрождения поголовья животных в этих местах оставалось ещё тысячи три лет.
В аллерёдское межледниковье в Европе жили культуры, называемые верхнепалеолитическими: эпиграветтская, аренсбургская и свидерская. Если брать крупные. Ещё указывается, что –

- на территории Леванта процветала натуфийская культура — возможно, первая культура, в которой появилось земледелие.

Это утверждение мы не будем пока комментировать, просто пометим здесь появление земледельческого хозяйства. Именно оно добьёт позднее тех первобытных охотников, с которыми мы до сих пор имели дело. Многих выбьют физически, кого-то убедят собственным примером, кого-то просто покорят. За полноценной иллюстрацией того, как проходил этот исторический этап в развитии человечества, милости прошу к истории освоения европейцами индейских пространств нынешних США и Канады. Ружьё Натаниэля Бумпо помогло лишь сократить бытование этого конфликта с тысячелетий до столетий, но как он выглядел прекрасно показали Фенимор Купер, Майн Рид и незабвенный, хоть и незаслуженно забытый Карл Май.

Примечание про археологические культуры

У нас сегодняшних, объединённых в немыслимое число разных структур – от государственных и национальных до клубов любителей кошек или тушканчиков, представляет почти непреодолимый соблазн счесть древних людей тоже объединёнными в какие-то подобные структуры. Скажем, имеется понятие археологических культур. И по умолчанию, инстинктивно даже, понимается, что в археологической культуре представлена некая квазигосударственная или уж во всяком случае племенная общность. Из работы в работу кочует это вот – «представители такой культуры продвинулись туда-то» или «делали то-то». То есть им скомандовали, и они пошли. Или они собрались, решили и пошли.
На самом деле такого не было. Нет, то есть тушканчиков кто-то явно любил. Если удавалось поймать. Гурманов тогда явно было не большинство, а большинству и тушканчик годился на жаркое. Но эти любители не были объединены в некое сообщество. Как не были объединены в сообщество любители оббивать камни особым образом или шлифовать каменные топоры кварцевым песком. Они просто так делали, а в какие общности при этом объединялись, не имеет никакого отношения к технологиям, по которым, собственно, и определяются археологические культуры.
Сейчас, с появлением понятия о гаплогруппах то же преставление о некоем объединяющем их начале распространяется на них. Даже и в этой работе это звучит постоянным рефреном, хотя я регулярно – в том числе и сам себя – стремлюсь вернуть к пониманию, что гаплогруппа – не этнос, не народ и не племя. Это просто научная абстракция, органам чувств недоступная, говорящая о том, что у таких-то людей когда-то был общий предок. Поэтому про гаплогруппу как про некоторый объединительный признак мы говорим тут только удобства для. На деле объединительный признак один – мелкая помета на хромосоме, которую никаким органами чувств не определишь и не выделишь. Чай, не цвет кожи.
Вот в самом начале истории сапиенсов, когда из немногочисленных первобытных сообществ выделялись и уходили ещё менее многочисленные первобытные стада, связанные кровнородственными узами, причём во главе их стоял некий лидер или группа родственных лидеров, имеющих преимущественное право покрывать всех самок, - вот тогда можно говорить о некоем относительном совпадении понятия отдельного сообщества и гаплогруппы. Но говорить об этом можно, лишь касаясь относительно недолгого периода. Ибо с первого момента своего выделения сообщество-гаплогруппа тут же начинает а) распространяться, размываясь и б) размываться, принимая чужих мужчин.
Впрочем, и в этом случае люди существовали в относительно компактном составе своей гаплогруппы не потому, что их тянула друг к другу отметка в хромосоме. Нет, их совмещало во времени, пространстве и отношении друг к другу нечто куда более человечески-существенное. А именно – какие-то формы общественного объединения. Какие же?
Давайте возьмём некую свежевыделившуюся гаплогруппу в её первоначальном агрегатном состоянии. То есть в движении – неважно, за горизонт ли или за тушканчиками. Вот в каких общественных формах двигались начальные гаплогруппы?
Из того, что мы видим сегодня в первобытных сообществах, можно с известной долей уверенности предположить, что в этих формах присутствовало а) вождество (в т.ч. старейшинство и/или шаманизм), б) равноправие взрослых мужчин-охотников воинов (исключая вождя/старейшины/шамана, который, однако, перестаёт таковым быть, как только – "Акела промахнулся"), в) обычайная, следовательно, очень жёсткая дисциплина, но не перед людьми, а перед обычаем, традициями, установленными правилами и табу.
Назвать это племенем? Не поворачивается язык: настоящие племена появляются уже чуть ли не в историческое время. Группой? Слишком расплывчато. Родом? Пожалуй, но это должно было быть существенно побольше рода, чтобы оставить после себя целые континенты своих потомков. Поэтому меня подмывает для таких сообществ ввести понятие «стадо». Или ввести в понятие «стадо» дополнительное значение.
А что? Тогда у нас и получается непротиворечивая картина. Есть некое, ничем кроме инстинктов, рефлексов и обычаев не управляемое сообщество взрослых мужчин. Оно предводительствуется сравнительно небольшой группой авторитетных взрослых вожаков, родовых лидеров, во главе которых – самый взрослый и авторитетный. Эти мужчины ведут с собою женщин и детей, защищая их, но и управляя ими. Самым естественным образом преимущественное право на женщин распространяется на вожаков, причём женщины не только не против этого, а сами стремятся к спариванию в первую очередь с ними, и радуются, когда это удаётся. Ибо их будущее обеспечено, и с детьми. И до сих пор этот инстинкт безусловно ведёт женщин по жизни.
В таком стаде могут участвовать и мигрировать мужчины из сторонних гаплогрупп – присоединившиеся добровольно или же втянутые в наше стадо в ходе его движения. Но в описанных условиях они неизбежно оказываются на, так сказать, сексуальной периферии, и их генетическое потомство достаточно скоро просто забивается широко размножающимся потомством вожаков. Или, фигурально будь сказано, «гапло-вожаков». Так что в итоге в конечную точку миграции стадо приходит как бы не в более «чистом» гаплогенетическом составе, нежели уходило. Если, конечно, не рассеивалось по пути, распадаясь на локальные стада, которые вскоре начинают нести уже свои отдельные отметки на хромосомах.
Вероятно, именно этим можно объяснить то странное перемещение гаплогруппы D с Ближнего Востока сразу до Китая без малейших следов по пути. А просто вожаки этого стада были, видать, крепкие, уверенные в себе вожди. Сталинское политбюро. Никому не позволяли отслаиваться по дороге, в контакты, видно, ни с кем не вступало, а если вступало, то летальным образом для оппонента. Да и с кем было вступать? Ненавистные «братишки» из С прошли, судя по следам митохондриальных ДНК их подруг, берегом моря, по пути элиминируя остатки эректусов, ежели таковые были. Ежели они какие сепаратистские стада за собою и оставили, то стадо D их в себя запросто могло вобрать. Ну-у… в общем, о прямом, физически-гастрономическом смысле этого слова я подумал во вторую очередь, что прошу читателя зачесть мне в плюс.
Судя по тому, каковы нынешние потомки того стада с гаплогруппой D, то изначально оно отличалось особенной лютостью. Ведь, смотрите, жители Андаманских островов всегда характеризовались захватившими острова англичанами крайне отрицательно – вспомнить хоть изображение одного из аборигенов в рассказе Конан Дойля про Шерлока Холмса. И то, что за англичане сами характеризуются мировой общественностью отрицательно паки, в данном случае ничего не меняет в менталитете андаманских жителей. На одном из островов вон до сих пор никто высадиться не может – не пускают к себе аборигены, из луков отбиваются, а кого-то, всё же угодившего на их остров, по слухам, назидательно схрумкали.
Ещё одни потомки – японцы. Те резались всегда, но поскольку Провидение законопатило их на изолированные острова, то больше всего резались они друг с другом. И прежестоко – перед чтением не приукрашенных японских исторических хроник желательно постричься налысо, чтобы волосы не так сильно шевелились. Несколько видов крайне изобретательных способов самоубийств или камикадзе как средство ведения войны – это тоже из того же менталитета. А уж что японцы с айнами вытворяли…
Наконец, и тибетцы прославлены свой суровостью к чужакам. Их, правда, сильно обтесал гуманистический буддизм с его «познай же в каждом живом самого себя – не убивай и не причиняй страдания». Но даже на этом фоне путешественники о них рассказывали довольно тяжёлые вещи.
Впрочем, это детали. Вещи, всё равно недоказуемые. В любом случае мы имеем дело с тем, что даже в тот, самый ранний период существования гаплогрупп в их быстро расползающемся единстве жизнь людей обеспечивалась некоей формой общественной организации.
Но то же касается и археологических культур. Да, сама приверженность тем или иным технологиям говорит об известной связности обществ, в которых используются эти технологии. Но тут не случайно употреблено множественное число: одни и те же технологии могут использоваться не одним обществом. Более того, они могут использоваться враждебными обществами!
Tags: Русские до славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments