Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские до славян

А вот что мы видим по Y-хромосоме в нарвской культуре: R1b1a1a-P297, R1b, I2a1a2a1a, I2a1b.
Причём первый парень жил у нас 7,6 тысяч лет назад на территории Латвии. Это означает, что R1b в статистически значимых количествах уже присутствовала по крайней мере в центральной Европе. И, следовательно, о модных тезисах о массовых вторжениях "эрбинов" (R1b) или R1a говорить не приходится.
Более того, есть яркие генетически основания полагать, что носители указанных гаплогрупп с самого начала не только присутствовали в коренном населении Европы со времён окончания Вислинского гляциала (а R1a – так и зародилась на Балканах), но и приняли самое активное участие в формировании северного кластера европейского населения:

Нашлось интересное подтверждение того, что на северо-востоке Европы существует отдельный аутосомный кластер, ответственный за все последующее северное население. Это статьи на генофонд.рф "Структура генофонда населения Русского Севера по аутосомным данным". "Интерпретация взаимосвязей аутосомных генофондов народов Севера, говорящих на финских и пермских языках, в свете работ В.В. Напольских" авторства Сергея Козлова.
Что у нас тут интересного, а именно то, что авторы выделяют у нашего знаменитого Оленьеостровца компонент североевропейский балтийский, наличествующий у него в в объеме 55%. Так вот, этот же генофондный компонент присутствует в объеме 40 - 55% у всех исследованных русских групп. Отдельно отмечу, этот компонент у шведов ок 38% и аж ок 65% у латгалов.

Как это сейчас модно? – латгалов, Карл! Где у нас и жил тот парнишка с R1b1a1a.

Это нам говорит о том, что вкупе R1a Оленьеостровца, в основном именно сходный с ним генофонд наличествует у современных русских, а так же и наследовался в значительной мере прибалтами и скандинавами. Т.е. предположение, что разнос генетики, для интересующих нас народов,шел с Севера, а не с юга, можно считать очень обоснованным, -

- делает вывод многоуважаемый mazzarino и для наглядности приводит график из той же статьи:

 

Это всё, естественно, не по гаплогрупп, а по общему геному, по аутосомам. Любопытнейшая картина получается и по собственно русским:



Напомню ещё раз: русский (как и немец, татарин, финн или нганасан) – это не генетика, это культура. Точнее даже – самоосознание себя как части определённой культуры. А генетика – так, для поиска предков. Эвон как дедушка Хёгни-I1 запрятался, целую науку пришлось прошерстить, чтобы его найти. И то пока безрезультатно.
Может быть, поможет ещё одно указание драгоценного фактически соавтора этой работы? –

- Теперь я б еще обратил внимание на статью Андрея Хрунина и др. A Genome-Wide Analysis of Populations from European Russia Reveals a New Pole of Genetic Diversity in Northern Europe. Тут меня заинтересовала такая картина:



Эта карта "генетических расстояний", т.е. насколько гены исследованных групп отличаются от некоторого "среднего", а также и между собой.
Тут привлекает внимание "звездное скопление" на вертикали 0,02. Оно показывает, что группы русских Твери (Rus_Tv), Курска (Rus_Ku), Мурома (Rus_Mu) ближе к полякам, чехам, и даже немцам, чем к северным русским Мезени (Rus_Ме) и Каргополя (выборка Human Genome Diversity Panel обозначена Rus_HGDP). Это нам еще раз говорит об общности происхождения северных индоевропейских народов. Конечно, нам тут было б интересно посмотреть сравнение со скандинавами, но, к сожалению, в этой статье их нет, но есть немцы, что нам тоже немало говорит.

В общем, затерялся дедушка Хёгни-I1 где-то в этом кластере на пересечении 0 и 0,02…
Хотя не исключено, что он ушёл и за оленями и стал… саамом. Антропологически это возможно:

Антропологически носители аренсбургской традиции имели характерный резко долихокранный (рис.8.), широколицый, высокорослый европеоидный тип, который вполне соответствует пост-свидерскому аборигенному типу в волго-окском междуречье, имевшему ярко выраженный европеоидный облик, долихокранный со среднешироким лицом. Тот же антропологический тип участвовал в сложении саамов. Сопоставление данных антропологов показывает, что в лопарском типе присутствуют черты древнего североевропеоидного населения и более поздние черты, связанные с проникновением на север монголоидного комплекса. Слияние двух компонентов и привело к формированию антропологических особенностей лопарей.

Лингвистически – тоже:

В саамском языке так же выделяют два генетических компонента, первый – субстратный дофинский, второй – древнефинский, близкий к прибалто-финским и волго-финским языкам. Наследие первого особенно хорошо прослеживается в лексике, в меньшей мере в морфологии, фонетике и синтаксисе. По подсчетам специалистов, до одной трети саамской лексики имеет субстратный характер, которая не имеет аналогий ни в одном из существующих языков мира.

А бесценный mazzarino провёл специально для этой работы важное лингвистическое исследование:

Ну, как чоловик я неспокойный и располагающий некоторым временем пока еще, я все ж взялся поковырять в саамском.
Чтоб не шибко перегружать все наше дело, я взял по минимуму словарь Сводеша с сайта croton.su(к сожалению в википедии нет саамского словаря, да и кротон позволяет самому составить набор сравниваемых языков, да и набор слов отличается от википедийного и в лучшую сторону) для колтта-саамского наречия, практически вымершего(на настоящий момент им владеет менее 1000 человек), но имевшего хождение на самом стыке России. Финляндии и Норвегии. В общей сложности набралось всего 69 саамских слов, что немного для перегрузки информацией, но достаточно представительно, чтоб понять а что и откуда мы имеем.
Приложив рядом венгерский, вепсский, финский, шведский и эстонский списки(русский это само собой основа таблицы), памятуя о такой "нехорошей" черте саамских, как сильная палатализация всего и вся, начал выбирать, что и откуда и что бралось.
Вначале общие итоги:
30 слов я нашел, как бесспорно прибалто-финские (любопытно, но местоимение он - son, в этом языке тяготеет к восточным уральским(финно-пермским и обско-угорским), а не балтийским).
Несколько слов у меня вызвали серьезные сомнения
1) собака piânnai , хотя есть эстонское peni , но это не характерный для всех прибалто-финнов корень koir в вепском, koira в финском, koer в том же эстонском, как иной вариант (в венгерском забавное kutya), но сходится к уральским пине-мокша, пуны - удмурт.
2) дом põrtt , аналг имеется в вепсском pert, в других я не нашел аналогов;
3) числительное 20 kuâhttlo , не знаю, может придираюсь, но как то шибко отлично от kaks’küme -вепс., kaksikymmentä -финн., kakskümmend - эст., про венгерское húsz я и не говорю. Хотя может причина в обозначении десятки, к этому подойдем.
Итак, в общей сложности 33 слова из 69-и бесспорно или сомнительно прибалто-финские.
Следующая категория, это европеизмы и слова общие, как в индоевропейских, так и в финских, которые можно еще охарактеризовать, как общефинские заимствования раннего периода. Таких набралось всего 15 бесспорных слов. Но и тут нашлась парочка вызвавшая сомнения, это 1) päärnaž - ребенок. это сильно отлично от общего прибалто-финского laps' - вепс, lapsi -фин./карел, laps -эст, но зело напоминает шведское barn.
2) jeäˊnn - мать. Опять сильно отлично от mam - вепск, äiti , äiskä -фин, emä , muamo -карел, ema -эст. Хотя и смахивает на венгерское anya , но еще сильнее напоминает "жена".
Таким образом, обобщив, мы имеем 17 европеизмов.
Соответственно, имеем 19 слов не нашедших объяснения в прибалто-финских и европейизмах. Приведу их,
1) õhtt - один, возможно общее со шведским ett, однако и шведское не имеет объяснений. Может имеет аналогию с коми оти, но и это уникум.

2) åålm - мужчина, кардинально отлично он прибалто-финских - mez', mies и пр.. возможно имеет аналогию в первом члене северного марийского э̄лмхо̄лас-человек, но надо тут разбираться, марийский тоже не имеет аналогий.

3) muõrr - дерево.

4) vuäˊǯǯ - мясо.

5)pää´nn - зуб, не имеет аналогий в прибалто-финских hambaz вепск, hammas фин, hammas эст, но сходится к восточным уральским пинь удмурт., пей эрзя, пуӈк северное манси, с коими тож надо разобраться, все ж разница в корневой гласной очень велика.

6) njuuč - язык, не имеет аналогий в прибалто-финских, но в восточных уральских есть не̄лум - северное манси, ниӆәм -ханты, и самое интересное - nyelv венгерское. похоже, но все ж не то.

7) čââˊđ - сердце. Может тут сильно придираюсь, но разница с прибалто-финской основой südäin, sydän , süda мне кажется очень большая. Превратить d в đ я еще понимаю, а вот вывести из ü - ââ не понимаю. в восточных уральских тож нет аналогов.

8) jääʹmmed - умирать. В прибалто-финских, при всем многообразии синонимов (surema, koolema, kõngema, kärvama, hinge heitma, langema, lahkuma ), аналогов нет. Нет их и в восточных уральских.

9) â´brr - дождь, удивительнейшее слово.

â´brr - сюда же и глагол "дождить"

10) viskkâd – желтый, аналгов нет. Может каким то чудом удастся связать с мансийским wošram, но сомневаюсь.

11) eeˊǩǩ - год, аналогов нет. Не представляю, как его связать с этонским aasta или финским vuosi.среди уральских тоже нет аналогов.

12) sä´ppli - мышь.

13) lååi, låå´ǩǩ - десять, самое интересное и замечательное. Это числительное имеет всего одно отдаленное схождение с мансийским "лов". Но сама мансийская система уникальна и является "семеричной", т .е. после семерки числительные не имеют собственных названий. а образуются от десятки "лов" так нёллов - восемь, онтеллов -девять, лов-десять. С мансийской системой и её чудесами надо еще разбираться, и это пока не наша тема. Так что вытаскивать за уши саамскую десятку из мансийской не получается.

14) kuõbǯǯ - медведь.

15) põõus - губа.

16) vueˊn - свекровь

17) ǩeeu´niǩ - тень

18) a´rddi - плечо

19) čõrmm - волк

Ну, что можно сказать? Наверное, все ж некоторые из этих слов вытягиваются из восточных уральских (пермских и обско-угорских), что нам говорит в пользу того, что саамы сильно тяготеют к ним по происхождению, однако, немало слов которые не имеют корней ни в прибалто-финских, ни в пермских, ни в угорских. Из восточных уральских следовало б еще посмотреть самоедские языки, но мне кажется, это уже чересчур.

И выходит, что этот незаурядный исследователь открыл нам по меньшей мере два десятка слов, на которых разговаривали те самые постледниковые первозаселенцы Европы маркёра I, которые в конечном итоге добрались до крайнего севера Европы! Здравствуй, дедушка Хёгни! Я знаю теперь, как ты разговаривал! Так не съесть ли нам по этому поводу кусок vuäˊǯǯ kuõbǯǯ, как положено уважаемым åålm?
Tags: Русские до славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments