Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Война до начала времени

 (170x175, 26Kb)
Пять сезонов Олег Алиев прожил в джунглях Новой Гвинеи. Более того, он стал полноправным членом папуасского племени… И даже женился на аборигенке! Но главное - он сумел проникнуть во внутренний мир этих первобытных людей. По сути, он побывал в нашем собственном прошлом - словно слетал на машине времени на 20-30 тысяч лет назад.

Он даже не вскрикнул. Никто не ожидал, что его так легко будет убить. Шевельнулся куст, хищно прыгнуло копье, влажно чмокнуло, входя в кожу, - и чужой перестал жить.
Но на лицах воинов не было радости. Они не ожидали, что не встретят сопротивления, что в кустах скрывается всего один человек. Они защищались от настоящего набега и хотели покарать врага, желавшего захватить их женщин. Но выяснилось, что набега не было, и теперь за это бесполезное убийство придется расплачиваться войной с соседним племенем. Тоже в конечном счете бессмысленной… ... [more]
Повод к войне


- Убивая своих соседей - задумываются ли папуасы о ценности человеческой жизни? Или убийство - часть самой жизни?
- Я бы не назвал это чистым убийством. У папуасов беспорядочных убийств нет. Почти исключительно в случае войны. Так было и здесь: пришел кто-то, кто посягает на безопасность деревни. А ее надо защищать.
И то у них сегодня - уже сомнения. Происходила работа в их голове, прежде чем они схватились за топоры.
…В это утро жители деревни Курулу племени дани-дугум были сильно возбуждены. Дозорные заметили молодого воина, которых под прикрытием кустарников пытался пробраться к полю, где работают девушки. И скорее всего утащить одну из них.

Женщина - ценность здесь. Рабочая сила, сексуальный объект, мерило благосостояния и мужской состоятельности. Наконец, похищение невесты - прямая экономия: за выкраденную у соседей жену не надо платить выкуп родителям. Кстати, немалый: жених должен привести в деревню невесты 5 крупных свиней. Да в подарок вождю поросенка. Словом, есть ради чего рискнуть.

И теперь все мужчины племени собираются на военный совет, где нужно обсудить, как защищать деревню и ее жителей.

Мы спорим долго. В конце концов, мы давно ни с кем не воевали, а карусель взаимных походов, засад, наскоков может длиться долго. И как пострадает при этом племя - неизвестно. Если воины отправляются на охоту за людьми - они сами становятся объектом охоты. Сколько раз было, что уже возвращаясь после удачной битвы с головами врагов, они оставляли в засаде свои собственные головы.

Войны вообще постоянный спутник традиционного папуасского общества. Причинами их - как, впрочем, и у нас в конечном счете - являются обладание властью, женщинами и домашними свиньями.

Успешно проведенный набег укрепляет положение и повышает престиж вождя победившего племени. Материальные интересы воинов также понятны. Но есть и метафизический уровень - нередко папуасы хотят умилостивить своих духов, контролирующих жизнь членов племени. Те ведь тоже не просты - они лишают своего расположения деревню, из которой враги украли свиней или женщин. И, соответственно, возвращают это расположение после успешно проведенного акта отмщения.

И все же некоторые старые воины, зная, как трудно восстановить мир, предлагают подождать и воздержаться от начала боевых действий. С другой стороны - это ведь мы стали объектами агрессии. Это на наши поля пробрался чужак, чтобы украсть одну из наших женщин, чью-то - может быть, даже мою! - жену.
Последнее слово принадлежит вождю Яли. Он призывает к активным действиям. Искоса поглядывает на меня - с кем я?
Вообще-то я на стороне стариков. В конце концов, как говорят, даже столетние войны кончались миром - стоит ли начинать?

Наш воинственный лидер, видя, что многие с нам не согласны, предлагает посоветоваться с мумией.

Это - важный авторитет. Уже более 300 лет нами руководит великий вождь, который в свое время был смертельно ранен в войне между кланами. Умирая, он завещал особым образом обработать его тело, чтобы и после смерти быть со своим народом. Хранится вождь у колдуна.

Как протекал их совет, осталось тайной. Но в итоге мумия велела: "Готовьтесь к войне"...
PARA BELLUM...

- В каждом племени есть свой колдун?
- Да. Быть им очень престижно. В нашем племени колдун - бывший воин. У него на теле более чем серьезные шрамы. Так что прошлое его безупречно. Но сейчас он слеп.
У папуасов вообще колдовством не занимается здоровый и сильный. Более того, в этот своеобразный институт служителей культа идут те, кто вообще - и физически, и психически - слабоват для бесконечной лесной битвы за выживание. Колдовством они находят свое место в племени, свой кусок хлеба и мяса.
На Новой Гвинее еще можно открыть неизвестную долину и встретить первобытных людей. Их единственное оружие - каменные топоры, копья, луки и стрелы. Они поклоняются своим богам, а когда наступает темнота - опасаются злых духов. Здесь еще живо далекое прошлое человечества с кровавыми обрядами и жертвоприношениями. И я - в этом прошлом...
Итак, мы готовимся к войне. Оружие хранится в специальном месте. Для дальнего боя используется тяжелое и длинное, без наконечника копье, которое делается из твердых пород дерева. А наиболее распространенным видом вооружения для рукопашного боя является топор.

Второй необходимый атрибут войны - боевая раскраска. Воины наносят на свои тела традиционный орнамент дани-дугум. Ожерелья, которые украшают шею нашего бравого вождя, означают две вещи: ванимо, изготовленное из береговых ракушек насса, служит признаком благородства, а другое - микак, сделанное из раковин улитки, - дается воину за убийство врага.
Все же как мало люди изменились по существу! Спортивные костюмы и короткая стрижка наших отечественных бандитов - чем не тот же боевой раскрас? Вот разве что они перед своими разборками не вставляют в нос украшения из двух скрепленных между собой кабаньих клыков...
Еще один необходимый элемент подготовки - боевой танец, в котором лучшие воины имитируют нападение на своих будущих врагов. Польза от него двоякая: он служит хорошей разминкой и, кроме того, психологически настраивает на победу в предстоящем сражении.

КАК ИЗГОТАВЛИВАЕТСЯ КАМЕННЫЙ ТОПОР
Клинок топора делается из камня и подвергается шлифовке. Топорище изготавливают из различных пород древесины. Оно тщательно полируется. Чтобы клинок плотно прилегал к топорищу и надежно держался, его обматывают сушеным банановым листом и хорошо закрепляют специально приготовленной для этой цели веревкой-полоской, для изготовления которой служит ротанговая пальма.
Каменная часть топора у каждого племени имеет определенную форму, так же, как орнамент плетения. Благодаря этому всегда можно определить, в каком именно месте и кем был изготовлен топор.
КАК ИЗГОТАВЛИВАЮТСЯ СТРЕЛЫ
Стрелы делаются из побегов бамбука. Заготовки нагревают над костром и выравнивают. Место, к которому крепится наконечник, тщательно обмазывается смолой и обматывается тонкой полоской высушенной лианы.
Чтобы прочно укрепить наконечник, в заготовке проделывают отверстия. По одной технологии, в них вставляются три "жала". Их раздвигают и переплетают бечевкой, сплетенной вручную. В результате получается трезубец.
Другой тип наконечника изготавливают из отростка расщепленного бамбука, который смолой крепится к древку и плотно обматывается полоской сушеной лианы. Острая как бритва стрела вонзается в жертву и наносит ей глубокие, смертельные раны.


Полностью отдавшись ритму, танцоры, украшенные хвостами из птичьих перьев, устремляются на незримого противника и имитируют отрезание его головы.
Это, кстати, важный атрибут внутреннего мира папуаса, хотя настоящая охота за этой принадлежностью человеческого тела сохранилась лишь в некоторых труднодоступных районах Новой Гвинеи. Люди верят, что голова является вместилищем особой духовной силы, передающейся ее новому обладателю. Из этого убеждения вырос и каннибализм. Для папуасов он вовсе не является одним из разделов кулинарии, как по сию пору многие думают. Это прежде всего ритуально-магическое действие, применимое как к врагам, так подчас и к своим соплеменникам, и даже родственникам. Ибо папуасы убеждены, что, поедая чье-то тело, они получают часть силы его бывшего обладателя.

Постоянно практиковавшиеся убийства и людоедство считались аборигенами необходимым условием для нормальной социальной жизни, и, в общем, лишь под давлением государства эти былые нормы смещаются ныне в более цивилизованное русло. Кстати, в моем племени массовое людоедство процветало еще в шестидесятых-семидесятых годах...


Самая известная история с людоедством на Новой Гвинее связана с отпрыском знаменитого клана Рокфеллеров - Майклом Кларком, который в составе первой научной экспедиции, посланной Гарвардским университетом, посетил центральную часть Новогвинейского нагорья в 1961 году. С большим трудом экспедиции удалось добраться до долины Балием (той самой, в которой и живет племя дани-дугун), где наследник миллиардеров бесследно исчез при невыясненных обстоятельствах - хотя его считали опытным путешественником.
Поиски продолжались в течение 8 дней: были задействованы самолеты, патрульные суда, моторные катера миссионеров и пироги аборигенов. Но безрезультатно.
Многие местные жители считают, что Рокфеллер стал жертвой охотников за головами.
В 1966 году американский и австралийский миссионеры Стен Дэйл и Фил Мастере пытались установить контакт с местными племенами и внушить людям каменного века заповеди любви к ближнему.
Сначала туземцы поверили тому, что эти два чужеземца являются инкарнациями их умерших предков, которые стали белыми после путешествия по земле мертвых. Но когда они убедились, что миссионеры - обыкновенные люди, обоих постигла страшная участь: они были убиты и съедены.

Сейчас-то мы готовимся к отражению набега, а не к большой войне. В прежние времена, когда такие войны были часты, в поход собирались почти все мужчины. Настоящий такой табор, даже женщин молоденьких брали для поддержки. Они строили лагерь, убирали, готовили пишу. А воины тем временем могли заниматься боевой подготовкой, танцами, песнопениями и прочими религиозными делами, после чего совершали набеги. Очень практично. А ночью можно и любовью заняться.
Наконец, начинается последний этап подготовки к сражению. После танца обязательна победная песня, как будто мы уже взяли верх. Это последняя, резонансная настройка. На всех уровнях - и психологическом, и религиозном, и энергетическом. Песня подтверждает готовность воина к сражению.
И вот орел наш вождь Яли отдает последние распоряжения перед нападением...




ДЕРЕВНЯ

Место обидания племени дани-дугум весьма типично для папуасских населенных пунктов. Крытые листьями хижины, центральная площадь - и джунгли и джунгли вокруг...




ПОЛКОВОДЕЦ КАМЕННОГО ВЕКА

На земле нет места более влажного и жаркого, чем джунгли Новой Гвинеи. Переходы в них чрезвычайно сложны.
Лишь десятая часть солнечного света достигает земли - поэтому в тропическом лесу царит постоянная полутьма, создающая впечатление мрачности и однообразия. Из-за высокой влажности воздуха пот не испаряется, а стекает по коже. Постоянную опасность представляют бесчисленные колючки, торчащие в разные стороны обломки ветвей, пиловидные края пальмы пандануса - даже незначительные ссадины и царапины гноятся и доставляют много неприятностей. Нагромождение растительности, обступающей со всех сторон, сковывающей движения и ограничивающей видимость, вызывает подчас что-то похожее на боязнь закрытого пространства. А преодоление густых зарослей, многочисленных завалов из упавших ветвей и стволов, стелющихся по земле лиан и корней требует больших физических усилий и заставляет отклоняться от прямого маршрута.

Как во всем этом находят следы чужака мои спутники - для меня загадка, хотя я немало походил с ними по джунглям. Вот тут я еще раз понял, кто такой наш вождь Яли.
Теперь это был уже не тот хитрый "кулачок", что торговался каждый раз, когда я у него что-нибудь просил. И не тот практичный "отец народа", который буквально приказал мне жениться, рассчитывая, что его племени достанутся удивительные предметы, которыми обладают европейцы, - в соответствии с легендами, бытующими даже в тех труднодоступных горных районах, где белых людей никогда и не видели. И это уже не тот "старшина", который занимается распределением еды во время совместных трапез (лучшие куски достаются старым опытным воинам, молодые же получают остатки).

Нет, теперь Яли был воин - предусмотрительный и цепкий, надежный и беспощадный. Лучший воин племени.
Благодаря ему мы так успешно отразили вражеское нашествие. Проблема оказалась лишь в том, что это было не нашествие...
Почему он не бежал, этот юноша из соседнего племени? Почему он так плохо прятался? Почему он вообще пришел один?
Я не спрашиваю, почему так точно было копье, вырвавшее жизнь из его груди - что-что, а этот навык вырабатывается всю жизнь. Более того, существуют жесткие правила, и если ты не можешь выполнять их, то рискуешь превратиться в неуважаемого изгоя, чье место не среди мужчин. И действуют они по всей вертикали - вплоть до вождя. Тот, например, при строго регламентированной охоте на кабана должен поразить животное непременно одной стрелой в область сердца с близкого расстояния. Вспомните европейское средневековье - даже короли гордились своими победами над вепрем. И сравните тех королей с практически обнаженным человеком, выходящим против такого же вепря с бамбуковым ножом и стрелами без железных наконечников!

...И вот мы стоим у как-то враз посеревшего тела и, в общем, не знаем, что делать дальше. Да, можно убедить себя в том, что его поход к нам все равно был набегом - или разведкой, неважно. И на этом основании упрямо продолжить войну, воспользовавшись таким прекрасным поводом к ней, что предоставил нам чужой воин. Но...
Ведь у нас и так многие этой войны не хотели. И сейчас вождь выглядит несколько смущенным - словно боксер, вышедший биться с равным соперником, но встретивший на ринге ребенка. Он великолепно замахнулся - но его удар обрушился в пустоту. Почти в пустоту...
Словом, я убедил Яли для предотвращения нарастающего конфликта выдать тело деревне убитого. И заплатить за него выкуп.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ

На огромной территории Новой Гвинеи живет очень мало людей. И межличностные отношения здесь более тесны, чем у нас, и очень ценятся. Гость, например, может зайти к тебе в дом и жить хоть месяц. Никто ничего не скажет. Если ты не растворяешься в племени, то это раздражает страшно, - но если растворяешься... Ты вдруг проникаешься незримой, но пронзительной лаской таких контактов.

Поэтому папуасы намного острее нас ощущают потерю родственника, близкого, друга. Скажем, у нас, в Европе - что бы посоветовали друзья сделать вдове, скорбящей по мужу пять лет? Пойти к психоаналитику. А здесь такая острая и длительная скорбь - в порядке вещей.
В то же время боль утраты и грех убийства можно уменьшить выкупом. И в этом нет парадокса. Горя не отменишь, но первобытные люди - народ практичный.
Скажем, похоронные обряды могут длиться несколько лет. И одна из их целей - собрать родственников и соседей убитого для обмена товарами.
...Уговаривать стариков и семью принять выкуп было делом нелегким, хотя даже родственники прекрасно понимали, что парень уходил в поход на свой страх и риск. Но отчего бы не поторговаться?.. Тем более с белым, который явно что-то должен знать о потустороннем мире - ведь он сам оттуда пришел!

Это одно из самых любопытных верований папуасов: мертвые у них уходят в свою страну и возвращаются оттуда белыми. Поверье хотя бы потому загадочное, что оно живет даже в тех племенах (мы в разных экспедициях такие встречали), где никогда не видели белого. Как завороженно тамошние аборигены на нас смотрели!
Более того, согласно старым легендам, умерший предок придет из мира мертвых не только белым, но и принесет много полезных предметов и даже приведет новых животных.
Откуда возникло это поверье? Не знаю. Происхождения легенд никому еще не удалось выяснить. Ведь научное изучение Новой Гвинеи не только до сих пор не закончено, оно находится лишь в начальной стадии.
...Строгого плана проведения похоронной церемонии нет. В принципе, все ритуалы направлены на умиротворение духов, которые особенно сильны в теле человека, убитого в результате военных действий. А вот уже пышность церемоний и размеры подношений зависят от статуса умершего.
Один из первых обрядов в любом случае - когда близкие родственницы убитого отправляются к ручью, чтобы в знак траура совершить "биси" - обмазывание глиной головы и всего тела. Причем - желтой глиной, поскольку смерть у дани символизирует маленькая черная птичка с желтым оперением.
В это же время мужчины заняты приготовлением погребального костра в центре деревни.
Недалеко от него готовится место, где перед сожжением будет лежать тело покойного. Его украшают сетками и ракушками. Сюда же кладут и ритуальные камни, которые являются обиталищем некой священной силы "вуса". Перемещение или даже прикосновение к ним без надобности сурово карается племенными законами. Перед мужским домом в направлении выхода из деревни поверх камней кладут длинную полосу, сплетенную вручную и украшенную раковинами каури. Это - мост между живыми и мертвыми, который облегчает переход из мира живого в царство незримого.

КАК ДОБЫВАЕТСЯ ОГОНЬ
Огонь добывается способом, неизменным на протяжении десятков тысяч лет. Жгутом, изготовленным из ротанговой пальмы, трут кусок сухого дерева, подложив под него солому. Это продолжается до тех пор, пока жгут не перетрется. Тлеющую солому раздувают и поджигают факел, которым впоследствии зажигается костер.
Родственники обмазывают тело покойного свиным жиром и глиной. Начинаются похоронные песни, в которых рассказывается о выдающихся заслугах погибшего воина. Что ж, еще одно подтверждение универсальности общих человеческих принципов: "о мертвых либо хорошо, либо ничего".

И наконец, тело сжигается на костре, чтобы дух его не вернулся обратно из царства мертвых.
О том, как возник этот обычай, папуасы рассказывают в маловразумительной, но поэтичной легенде.

В давние времена люди жили в одной большой пещере и не покидали ее. Выйдя однажды, они были поражены красотой окружающего мира и уже не нашли в себе сил вернуться обратно.

Увидев, как быстро бегают большие птицы, люди пытались быть похожими на них. Тогда птицы отправились к первочеловеку Накма-туги, чтобы узнать, кто эти существа, что гоняются за ними. И, получив ответ, птицы, а вслед за ними и другие животные отказались жить с людьми. Гармония ушла...


- Откуда появляются вожди, как их выбирают?
- У папуасов нет наследственной власти. Хотя я знаю племя с вождем во втором поколении. Но эта должность была сыном также заслужена - он много знал, много умел, был мудрым тактиком и политиком.
Так что вожди должны быть очень хитрыми. У аборигенов ценится сильный хозяйственник, немного дипломат, хороший руководитель. Эконом. Папуасы смогли бы оценить Юрия Михайловича Лужкова.

- Говорят, политика - это когда на одну власть претендуют минимум двое. В этом смысле существует ли политика у папуасов?
- Да. Когда мы сидели где-нибудь в долине около костра, мне один парень нередко говорил о том, что вождь уже стар. А он-де молодой, умный, - ну как наш Немцов. Быстро научился нескольким русским и английским словам. Это единственный человек, который мог явно претендовать на верховенство после вождя Яли. Он старался следить, с кем я общаюсь, выступал посредником в переговорах между мной и "большим" вождем. Всех приучил к тому, что попросить у меня что-то можно только через него. То есть зарабатывал очки к следующей предвыборной кампании.
Но все же этот "претендент" никогда не позволял себе вызывающего поведения рядом с вождем Яли. Ему, конечно, льстило, когда я говорил, что помогу ему стать лидером, после того как похоронят нынешнего. Однако он, как и я, как и все, знал о главном "политическом" ограничении в этом обществе: вождя не сменят на нового до тех пор, пока племя не поймет, что старый уже не функционален, что он исчерпал себя.
Так что по разуму им интриги, только научи. Но сама суровая и простая жизнь накладывает на интриганство ограничения.

- Папуасы живут в таких воистину первобытных условиях и так рано умирают, что отношение к смерти у них должно быть, вероятно, достаточно фаталистическим?
- Отношение к смерти у аборигенов гораздо проще, чем у нас. Они знают три ее варианта: от старости, на войне и от колдовства - если причина гибели им непонятна.
И когда ты умираешь, тебя почетно похоронят. Или не менее почетно съедят, когда ты пал в бою, и тогда дух и сила твои перейдут другим. И в какой-то мере это более правильно, что ли... Куда унизительнее умереть от руки пьяного бомжа или быть размазанным под колесами машины...
А так - они такие же люди, как и мы. И если отношение к смерти у них - как к повседневности, то саму потерю родственника они переживают острее, чем мы.

- Есть ли у папуасов какой-то бог?
- Есть. Называется по-разному. Есть племена, которые поклоняются солнцу. Но в основном они почитают духов предков. Этот культ направлен прежде всего на их задабривание. Ибо если тело похоронить, а дух не задобрить, - то он будет жить в деревне и вредить. Его даже иногда кормят, как живого человека, доставляют другие чисто земные удовольствия. Скажем, племенной божок всегда олицетворял мужчину. И его статуэтку ставят на камень с дырочкой, который играет роль женщины.
Вообще духи у них очень мудрые. Приходишь к нему, что-то просишь, он ставит тебе условия, которые выполняешь - и тебя вознаграждают.

- Есть ли у этих первобытных людей рай, ад?
- В принципе, в их понятиях существует нечто, похожее на потусторонний мир. В общих чертах, поскольку племен много, это выглядит как подобие райских кущ, где папуасы получают вдосталь еды. Особенно свинины.
Потом животные собрались вместе, и у них зашел спор о смертности человека.
Первой сказала Змея:
- Если сжигать умерших людей, они станут бессмертными, возрождаясь из пепла подобно тому, как я меняю свою кожу и живу вечно.
Птица же сказала:
- Когда человек умрет, я буду оплакивать его смерть, упав в грязь у его тела.
С тех пор люди сжигают мертвые тела и украшают их перьями птиц...
Через два дня после похорон родственницам покойного отрезают фаланги пальцев. Это - ритуальный дар умершему.

Существует на этот счет древнейшая легенда. Муж не очень хорошо относился к своей жене. Она умерла, попала в иной мир. Но муж горевал без нее. Отправился за ней. Подошел к главному духу и умолил вернуть жену обратно в мир живых. Дух поставил условие - муж должен помогать жене, не давать ей делать тяжелую работу. Тот обрадовался, согласился. Но однажды все забыл и заставил ее вновь тяжело трудиться. Когда спохватился и понял, что нарушил обещание, то было поздно. Женщина на его глазах распалась. У мужа осталась только фаланга пальца. А люди племен изгнали мужчину, сказав, что его нетерпение и забывчивость отняли у них бессмертие, на которое они рассчитывали по примеру его жены.
Такой вот первобытный феминизм... Впрочем, и он здесь парадоксален - фаланги-то именно женщинам и отрезают...

Хотя есть свои кровавые ритуалы и для мужчин. Вы когда-нибудь пробовали резать себе ухо деревянным - точнее, бамбуковым - ножиком? Он, конечно, острый, но - не сталь. И процесс - далеко не мгновенный. И мне остается лишь сочувствовать, наблюдая, как отец покойного в знак траура совершает обряд "насук" - отрезает себе верхнюю часть уха и потом глиной замазывает кровоточащую рану. Для него это - напоминание о потере, знак вечной памяти и вечного уважения.
...Я сижу между "дикарями", как их нередко называют, и ловлю себя на мысли, что я - один из них. Я помню, что я белый, европеец, россиянин, но сейчас это как-то совсем неважно. Это, оказывается, вообще неважно - помнить о метро и троллейбусах, о президентах и банкирах, о космических полетах и проблемах инвестиций. Мы выстроили очень мудреную цивилизацию, которую, вероятно, и в самом деле легко опрокинуть одним катастрофическим событием - войной или, скажем, исчерпанием запасов нефти. Но стоит тебе перенестись из этого сложносочиненного мира в первобытный мир простых, а то и незаконченных форм, - ты скоро понимаешь, что главное в другом. Цивилизация - как ритуальная краска на теле у человека. Главное - в том, что под ней.

И, побывав как бы в прошлом человечества, почти у своих собственных предков, я так и не заметил между нами серьезных разногласий в трактовке добра и зла. Я поездил по всему миру, оказывался, можно сказать, в разных временах - и знаю точно: человеческие законы морали всегда одинаковы. С поправками, конечно, на обычаи и национально-психологические особенности - но в принципе они идентичны у всех.
И может быть, именно первобытные народы в этом смысле моральнее нас, "цивилизованных".

В новогвинейских джунглях еще встречаются кровавые ритуалы. случаются и вооруженные столкновения, но в основном папуасы заняты повседневным трудом и воспитанием детей. В своем племени я видел людей разных - и хитрых, и недобрых, и завистливых. Но не видел подлых...

И сидя у костра и прощаясь с моими друзьями, я знаю, что с грустью буду вспоминать утомительные переходы в дождь по болотам и скалам, дни, проведенные в их селениях, улыбки на их лицах, наше полное взаимопонимание. Особенно в те редкие минуты, когда я имел возможность заглянуть в чужой, скрытый от нас мир, в души этих людей, полные страха, надежды и жажды жизни.



http://www.neplaneta.ru/war_before_time_p1.shtml
 (255x283, 56Kb)
Tags: Война с людьми, История зримая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments