Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские до славян

Но это всё же мелочь, деталь. Я её привёл только для того, чтобы показать непрерывность степных всаднических культур, начиная от ямной.
А ямная у нас, между тем, сразу после начала засухи ещё не существует. По степям, стремительно превратившимся в полупустыню, на качающихся от бескормицы лошадях ковыляют кочевые общности. По быту и организации они – боевые. Потому что лесостепным землельцам и скотоводам тоже пришлось несладко, но всё же хозяйство есть хозяйство. Как говорили много позже, но верно, "коровка всегда прокормит". А вот всадникам приходится реально худо.
При этом всадниками, номадами, кочевинками, в общем, совсем отдельной стратой они себя не осознают. Это пока всё те же носители днепро-донецкой культуры, которые, в зависимости от обстоятельств, могут кормиться как при табунах коней, так и при волах, и при охоте, и при рыбалке. Лишь бы кормовая база позволяла.
А вот с этим, похоже, стало трудно у всех. Примерно на этот период арзгула засухи приходится распад очень многих прежних культур: эртебёлле, линейно-ленточной керамики, хвалынская, сурско-днепровская, льяловская. Причины их исчезновения называются разные, но совпадение должно, как минимум насторожить.
Оно и настораживает. И вот какая картина начинает вырисовываться, если сопоставить все факты и совместить получившееся со здравым смыслом, человеческой психологией и историческими аналогами.
Среди наших степных "европейцев", скотоводов, склонных к земледелию, начинает с 6,5 тыс. лет назад выделяться среднестоговская культура. Развивается она из сурско-днепровской, но судя по отмечаемому в погребениях смешению двух расовых типов – южного средиземноморского европеоидного и северного европеоидного кроманьонского, - в чисто человеческом плане участие в формировании её населения принимали выходцы из днепро-донецкой культуры. Это они имели северный кроманьоидный облик.
В общем, тот самый типичный случай – как и днепро-донецкая, являет собою переходно-смешанный тип как по экономическому укладу, так и по культурной и антропологически-генетической принадлежности.
И вот живут себе среднестоговцы земледелием, скотоводствои и охотою, никого особо не трогают, развиваются себе потихоньку. Получают между делом разнообразные импульсы от соседей – то коневодческие от хвалынцев, у которых уже развитое общество с вождеством (т.е. военизированное), то земледельческие от трипольцев. Постепенно под этими воздействиями матереют, богатеют, социально усложняются. А без того и не обойдёшься в тех условиях: раз конники по соседству – волей-неволей своей защитной конницей обзавестись возжелаешь. Но конь – удовольствие дорогое для земледельца, для стойлового его содержания. А тут трипольцы пример показывают: не просто съедают всё, что поймают, пока не испортится, а продуктами запасаются, и у кого-то этих продуктов накапливается больше личной потребности, а на том уже и торговлишка начинается, имущественное.
А поскольку археологическая культура – не этнос, то и внутри среднестоговских общин начинается движение, как социальное, так и по разделению, так сказать, труда.
Но тут наступает засуха. И буквально сразу же археология нам выдаёт важное наблюдение: в захоронениях людей этой культуры начали встречаться шнуровые орнаменты и каменные боевые топоры! То, что присуще только через 800 лет появившейся культуре шнуровой керамики/боевых топоров!
Tags: Русские до славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments