Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские до славян

Можно только представить себе этот "железный поток".
Правда, для этого надо избавиться от одной иллюзии.
А именно той, от которой не могут избавиться и маститые историки: представлять подобные переселения чем-то вроде единой и осмысленно-спланированной акции. Вроде похода Великой армии Наполеона на Москву.
Но во-первых: тогда не было дисциплины в смысле принудительного подчинения приказу или просто воле командира и начальника. При всей жёсткости личных отношений (поругались или чужая женщина понравилась – тюк прямо в темя, да каменным топориком, да заботливо отполированным…) подчинение могло быть только добровольным. Среди равных, конечно. А равным другому тогда считался каждый мужчина, кроме отношений подчинённости старшему в роду (так ведь и рода тогда ещё только конституировались, ещё была община базовой социальной стратою). Даже вождь мог только позвать за собою, но каждый воин решал сам.
Во-вторых: не было ещё и солидарностного диктата, когда любой ценой стоишь за своих, потому что без своих сам не выживешь. То есть не было сообществ, народов, этносов, социально связанных групп – ничего этого в современном понимании не было. Было что-то похожее на банды – группа добывающих пропитание товарищей во главе с вожаком, обладающим авторитетом и удачей. А всякие солидарные сообщества ещё только зарождались – у земледельцев, перед угрозой нападений внешних чужаков.
В-третьих: не было снабжения, вообще логистического планирования. Когда даже академики говорят нам: "племя двинулось в путь…" – что именно имеет в виду учёный муж, как он себе это представляет? Племя бросило свои поля с урожаем и ушло? А питаться чем? Значит, ушло, собрав урожай. То есть зимой? Когда питаться и вовсе нечем? И идёт в снегу и холоде до весны? Когда останавливается и сеет зерно? А откуда оно взялось? С собою везли? И не съели голодной зимой? Трудности – давайте признаем – при тех урожайностях, возможностях хранения, возможностях снабжения и подвоза чрезвычайные.
В-четвёртых: не было географии. Неизвестно было, куда идти. Где будет хорошо, а куда лучше не соваться из-за злых соседей, которых там обретёшь. Мир лежал под ногами, но он был неизвестен. А знания о нём оплачивать приходилось часто кровью…
Ну, хорошо, но люди ведь как-то всё равно передвигались? И я сам много пишу в этих работах о переселении больших масс людей.
Да, передвигались. Только давайте не будем рассматривать это в духе "ди эрстэ колонне маршиерт…". Тогда нам будет понятно то, что непонятно кабинетному учёному миру. Например, кто же принёс в Европу культуру шаровидных амфор и боевых топоров. А также – индоевропейские языки.
Потому что ответ будет прост: никто.
Парадокс? Нет.
Одно из моих любимых мест – уж извините, в собственном творчестве – описание в рассказе "Солнце Армагеддона" некоей математической модели, применённой одним игроком в "Цивилизацию" к своим юнитам. Выглядело это так:

"Смотри! Вот мы создаём невзаимодействующие сущности, потенциал которых аддитивен. То есть мы просто складываем их энергии-качества - и на том всё заканчивается. А него - только начинается!
Судя по всему, этот Волк представил стада в виде свободных частиц и начал под них нелинейные интегрируемые уравнения составлять. Грубо говоря, внутри стада он создал набор простых солитонов, но определённым образом чувствующих друг друга. И они деформируют своих партнёров так, что взаимодействие между ними порождает нетривиальную конфигурацию. Внедрил n-солитонное решение, так сказать.
И получается, что внутри одной частицы, стада этого - куча собственно юнитов, с их собственными уже функциями! А это значит, ему надо не просто конфигурации вычислять, а их вероятности. Понимаешь? Это же задача на порядок сложнее. Да какое там - на порядок! На три! Он, по сути, вообще фактически в квантовые группы уплыл! Не просто n-мерное пространство векторов выстроил, а вероятностное пространство с изменяемой размерностью - юниты-то не вечные, одни же по ходу убиваются, другие рождаются... В общем, создал Волк этот, по сути, квантовую интегрируемую систему!"


Беда большинства историков в том, что им не преподают высшую математику в рамках хотя бы в рамках матанализа, не говоря уж про алгебры Ли и дифференциальную геометрию. Потому взаимодействие человеческих существ они представляют как первые игроки, обсуждающие некоего Волка. То есть общества для них – это набор людей, чьи качества и потенциалы складываются вместе. И дальше с ними что-то делается при помощи некоего управляющего-направляющего воздействия.
А на самом деле люди – сами по себе сложные интегрируемые системы, которых лично я в математических понятиях сравниваю с солитонами. То есть с некими структурно устойчивыми (мы ведь структурно устойчивы?) уединённая (соединяем тела ведь только во время секса?) волна-частица (каждый из нас в человечестве частица, но с волновыми функциями, не так ли?), которая распространяется в нелинейной среде (а таков и есть мир вокруг нас).
А как ведут себя солитоны при распространении? Они при взаимодействии или при возмущениях не разрушаются, а продолжают движение. То есть разрушаемся мы, люди, при взаимодействии с другими нередко, конечно, но согласимся, что на фоне преодолённой до того жизни сам момент смерти можно считать пренебрежимо малым. Достаточно ввести статистический коэффициент на убыль – но и на появление новых! – солитонов, чтобы модель стала удовлетворительной.
И вот теперь смотрим. Люди составляют общества, то есть – конфигурации людей. И в них свойства-потенциалы не просто складываются, а нелинейно взаимодействуют между собою, подчас полностью меняя функции их носителей. А в зависимости от этого меняются и свойства конфигураций. И вот у нас и получается этакое n-векторное пространство нетривиально меняющихся солитонов и их взаимодействий. Вот у нас и получаются квантовые группы над большим полем К человеческой планеты. И изменения что солитонов, что их конфигураций можно определить лишь вероятностно.
А теперь вернёмся к передвижению неолитических общин и их культур. Это, конечно, не колонны, снабжённые шаровидными амфорами и идеей непременно их доставить в пункт назначения. Это, как видим из истории, не удалось сделать даже советскому народу, вооружённому вечным, потому что единственно верным, учением Маркса. И сонм ядерных ракет не помог.
Это – взаимодействия. Что-то сорвало с места одну общину-конфигурацию. Куда она пошла? А куда глаза глядят. На что рассчитывая? А на взаимодействие со встречными конфигурациями. Природных условий, животного мира или человеческих сообществ. Чтобы в идеале воспользоваться этим взаимодействием в свою пользу: животное съесть, а у человеческого сообщества отнять и присвоить результаты его деятельности.
Вот тут, кстати, у нас сразу появилась отчётливая ясность в разнице между передвижениями палеолита и неолита. Если в первом случае люди двигались за животными или уходя от неблагоприятных природных условий (в том числе и от других сообществ), то во втором случае планета оказалась уже заселена. Всяческими посторонними солитонами в их собственных конфигурациях. И в неолите причины ухода общин могли быть те же – от агрессивных природных условий и агрессивных человеческих сообществ, то распространение их по планете уже сопровождалось взаимодействием с внешними человеческими конфигурациями. И такие взаимодействия n-векторных вероятностных конфигураций с изменяемой размерностью порождали нетривиальную конфигурацию верхнего порядка. Конфигурацию конфигураций, так сказать.
Вот в такой квантовой интегрируемой системе и передвигались общины, порождая при взаимодействии всё новые и новые нетривиальные конфигурации обществ. И горшки тут ни при чём, а просто признак господствующие промышленной технологии. Вроде как танк Т-34: сначала чисто русский, потом немножко трофейный немецкий, потом широко после войны распространившийся югославский, китайский, корейский, арабский, африканский…
Ну, вот. А теперь, когда я так простенько – потому что на деле всё ещё сложнее - попытался показать природу передвижений человеческих сообществ, рассмотрим появление новых культур возле и в самой Скандинавии в первом приближении к действительности.
Итак, неблагоприятная смена природных условий заставила думать о передвижении к более гарантированному пропитанию не одну общину, а множество. Причём разно организованных – в банды, конные отряды, кочевнические юрты и жузы, охотничьи ватаги и земледельческие общины. Назовём это всё для простоты обществами.
Передвигались общества хаотично. И по географии, и по замыслу. В одном узнали, что есть незанятое место в пойме реки, пошли туда. В другом – что у дальних соседей урожай хорош, а мужчины ушли воевать совсем дальних чужаков. И то ли полягут там, то ли сильно уменьшатся в числе – но в любом случае на их земле будем сидеть уже мы. В третьем просто пошли в привычный набег и обнаружили по показаниям пленных ещё более сытное место подалее. В четвёртом те самые мужчины ушли в расчёте пока свой урожай зреет поживиться чужим, да там и остались – понравилось или в качестве пленённых в рабство. И так далее.
Но! Каждый раз это – взаимодействие. И каждый раз это – новая конфигурация. И если описать это движение образно, то будет оно похоже на электрический ток. Ведь на другой конец провода приходят далеко не те электроны, что были возбуждены на первом. Нет – это волна возбуждения проходит по частицам.
В данном случае движение было массовым и не всегда взаимозависимым. Наверняка многие отправились к югу, где было потеплее и посуше. Так, похоже, ушли к будущей Трое будущие хетты из придунайской баденской культуры. И наверняка не одни и – опять же – не одномоментно. Просто начали расталкивать, влиять, подчинять, включать в свои ряды – и дошли уже совсем другие люди с видоизменённой культурой, нежели те, кто отправился в путь. А кто-то пошёл на (в нашем случае) восток, где климат поконтинентальнее, а значит, тоже посуше. И там появились полукочевые-полускотоводческие, а затем полуземледельческие катакомбные, синташтинские, срубные, андроновские общности.
Ну, а кто предпочёл от бескормицы на соседей с грабительскими целями наваливаться. В отличие от первых двух вариантов – целенаправленно. На кого наваливаться – об этом уже говорилось раньше.
И наваливались, естественно, мужчины. Выбивая или покоряя мужчин и уж точно покоряя женщин тех, на кого наваливались. И те быстро становились своими. Ведь, как мы уже выяснили, солидарностных сообществ тогда ещё не сложилось. Потому ни национальная принадлежность, ни принадлежность богам, ни верность марксизму-ленинизму консолидирующим сопротивление качеством тогда не являлось. Если кто-то меня победил и отнял мою еду и женщину, - значит, его боги сильнее. И мне выгоднее оказаться на его стороне. Потому что я буду следующим, кому эти новые мои боги дадут удачу и победу.
Вот так и прошла волна постоянно обновляющихся "пассионариев" до последнего края – до берега моря. Перед собою они гнали волну крушений и миграций тамошних обществ, за собою оставляли новые общества субпассионариев, складывающихся в новые конфигурации – но уже с генетическими маркёрами завоевателей. С собою они несли свои прежние, но постоянно обновлявшиеся по мере соответствия меняющимся обстоятельствам технологии.
И всё. Так и оказались наследники ямных предков у берегов Скандинавии, создав здесь новую культуру, но принеся свои тамошние гаплогруппы.
И диалекты.
Tags: Русские до славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments