Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские до славян

Но это всё же – тезисы. Логика и моделирование. А что говорит наука? А наука это подтверждает.
Вот, например, поделились со мною недавним комментарием Клейна на статью Re-theorising mobility and the formation of culture and language among the Corded Ware Culture in Europe. Вот что пишет этот, несомненно, один из первых наших аналитиков по археологии:

К. Кристиансен, М. Аллентофт и др., включая Э. Виллерслева на последнем (командном) месте, опубликовали новую статью в самом популярном и престижном английском археологическом журнале «Антиквити». Суть сводится к трём тезисам:
- В умеренной зоне Европы, по данным генетики, резко сменился генофонд ок 3000 г. до н. э.: тот, что был распространён до того, сменился новым, который до того был там лишь маргинальным.
- Такая резкая и кардинальная смена могла произойти только благодаря миграции, а не медленному просачиванию.
- Наиболее подходящим источником на сегодня должна быть признана ямная культура понтокаспийских степей.
Авторы выявляют высокую мобильность с наступлением бронзового века и подтверждают преемственные связи культур шнуровой керамики с ямной культурой.
Что из изложенного является несомненным, это смена в умеренной зоне Европы неолитического генофонда другим, фондом шнуровой керамики, который появился в то же время или чуть раньше у ямной культуры степей, а чуть позже – у культуры колоколовидных кубков. Заманчиво было нарисовать на этом основании массовую миграцию, которая из ямной культуры направилась в Центральную Европу и создала там культуры шнуровой керамики и боевого топора, а оттуда – на Запад, где создала культуры колоколовидных кубков.


Дальше, правда, Л.Клейн возражает против некоторых тезисов авторов статьи. Они, в основном, и сводятся к археологическим противоречиям:

Странно, что эта миграция археологически не видна. Подтверждения преемственности, собранные в статье, слабоваты. Ямные погребения не знают раздельности по полу, а шнуровики четко делят погребения по полу, да и не везде у них курган привился. В керамике и там и тут есть верёвочный орнамент, но в Европе он есть и в предшествующем неолите, а кроме него керамика совершенно различна.

Как видим, это как раз то самое – слабое владение моделями. На уровне бытового осмысления эмпирических наблюдений. Раз генетика та же – значит, и носители её те же. А раз культуры разные – значит, и носители разные. То есть то же самое, что сказать: французы дошли до Москвы – это факт. Но у них не было трёхлинеек, а в Москве конца того же века мы видим трёхлинейки. Значит, французы до Москвы не доходили. А век туда-сюда – это нормально: мы видим, что десятком тысяч лет туда-сюда историки пробрасываются.
Но ямники не были Великой армией. И у них не было Наполеона. А если и был какой и слетал от Дона до Рейна во главе лихой казачьей лавы с каменными топорами – то археологически этого действительно не заметишь. И тут совершенно справедливо замечает Л.Клейн:

Высокая мобильность несомненна. Но от неё до массовой миграции – большой рывок. Все эти блоки культур четко привязаны к своим экологическим нишам: ямная – к степи, шнуровики – к лесной зоне. Нет случаев пересечения этих границ. Есть обмен вещами, возможно, женщинами (экзогамия). Это всё. В Карпато-дунайском бассейне есть степи. Вот там ямники похоже смешивались с местными жительницами. Там есть ямные курганы с местной керамикой – то есть смешанная культура. Но и ее миграция на север, в леса, не видна. Видны лишь обычные связи и отношения. Кристиансен и его соавторы обращают наше внимание на то, что культура шнуровой керамики вскоре после появления вырубила леса, создав пастбища для скота, то есть зону, похожую на степь и удобную для ямников. Но это было уже после возникновения культуры шнуровой керамики, а ямники должны были прийти до того.

Не должны были! Ямники только отправились в путь! Причём в обычный с тех пор путь всех степняков – через Днестр-Прут на Дунай, вдоль него по лугостепи до Паннонии через Железные ворота, а там по Мораве вверх и дальше через небольшие горки путь в Северную Европу. Что по Эльбе, что по Одеру, что по Висле. И сколько обществ они встретят на этом пути? Сколько конфигураций и реконфигураций претерпят? Сколько их останется на месте, найдя своё богатство и власть?
Так он, может, и стих бы, натиск этот, разлившись по близлежащим обществам и подмяв их под себя, но вместе с ними видоизменившись. Но это не был единовременный натиск. Это было движение общее и волновое. Отцы осаживались, найдя свою долю, но сыновья продолжали движение, пока волна не исчерпывала себя или не упиралась в край земли. Там, где уже были протогосударственные или предгосударственные, да просто мощные по тем временам цивилизации – они поглощали эту волновую энергию, даже если сами разрушались при этом. Государство, построенное хеттами, или государство хурритов – тому примеры. Но в то же время мы видим – смутные, но всё же видим археологически – следы прохождения будущих хеттов с Дуная через Балканы, где, судя по всему, баденцы и были увлечены некоей волной, точнее, некоей местной инкарнацией ямников на восток.
Волновая природа этого явления, а не корпускулярная – вот чего не могут понять гуманитарии-историки!
А роль частиц, фотонов в волне света, в этих волнах и играла Y-хромосома. Ну, точнее, половой инстинкт её носителей, но это уже, что называется, аппарат. Мы, люди, вообще, быть может, сами только аппарат для развития цивилизации хромосом. Их боевые скакуны, как под ямниками. И вот она-то и передавалась всё вперёд и вперёд, когда сами физические носителя её уже спали вечным сном, пав в схватке с какими-нибудь носителями культуры лендьель.
И язык. Ещё они передавали язык. Это несколько отдельный феномен, хотя и как-то связанный с базовыми гаплогруппами, как мы это проследили в первой работе этого цикла.
И вот тут интересно. В этой работе я прослеживаю, слава Богу, несколько другую тему, нежели генезис и распространение индоевропейских языков. Однако не вызывает сомнения, что они изначально связаны с гаплогруппой R, а через давнее-давнее родство с урало-алтайскими языками – и с метагруппой К.
И вот стойкость индоевропейских диалектов поразительна. Не раз умные люди замечали поразительное сходство между русским языком и санскритом. Да, санскрит в какой-то мере искусственный язык, богослужебный. Но лексика у него с русским всё равно из одного корня. В свою очередь, русский считается довольно архаизированным из индоевропейских диалектов, хотя ещё более архаизированным оказывается балто-славянский диалект времён мифического балто-славянского единства. Ступая по лесенке архаизации языка – и археологических культур! – вниз, мы найдём только одно место и время, где могли пересекаться русский и санскрит. И это, конечно, не русский и санскрит, а их общий предковый диалект, на котором общались люди синташтинской культуры андроновской общности. Это те самые, которые строили знаменитый Аркаим, а потом, прожив в нём чуть больше века, бросили и куда-то ушли.
Куда ушли – в общем, ясно. Ибо часть из них – их потомков, конечно! – оказалась в Индии, где были названы ариями и стали носителями высших каст (и гаплогруппы R1a1). Это те, у кого светлые боги назывались дэвами. А другие – у кого дэвы оказались вредными враждебными существами, типа чертей, разошлись с первыми и ушли в нынешний Иран. Где оставались элитою до тех пор, покуда уже в историческое время их не вырезали арабские завоеватели времён первых Халифатов.
При этом кто-то из этой же компании остался в Степи. Это непременно, потому что синташтинцы входили в большую андроновскую общность, а она оставила по себе много этнических, культурных и, следовательно, языковых осколков. Которые позже стали скифами и прочими их родичами, которые говорили – и, как считается, привнесли многое из своего наречия в русский язык – на неких "иранских" диалектах. Ну, то есть понятно, что диалекты эти не иранские, к каковой биографии скифы никакого отношения никогда не имели, а как раз – "синташтинские", "аркаимские".
Но поскольку привнесение фиксируется, значит, прото-русский язык уже при скифах имел более древние корни, нежели язык "аркаимский". Следовательно, его носители не принадлежали к аркаимской общности. Да и трудно представить себе, что те самые, так яро разделённые религиозной реформацией "аркаимцы" бросят своих коняшек и уйдут по какой-то причине в глухие "Оковьськие" леса и расположатся в периметре между Вислою и Волгою по долготе и Новгородом и Брянском по долготе. А между тем, именно здесь наблюдается второй яркий (точнее, первый по яркости и географии) ареал гаплогруппы R1a1. И лингвисты говорят, что по их данным, где-то здесь и формировались первоначально балто-славянский язык.
И тогда у нас остаётся только одна удовлетворяющая все эти посылы гипотеза: первоносители и этой гаплогруппы, и будущего этого языка очутились в этом периметре только с носителями, самое позднее, ямной культуры. С тою её волною, которая ширанула не вдоль Дуная, а на север, взаимодействуя и пуская перед собою осколки конфигураций тамошних культур – трипольцев, нарвцев, носителей ЯГК, льяловцев и так далее. И, как уже сказано, образуя вместе с ними новые конфигурации – волосовцев, трипольцев третьего этапа, среднеднепровцев. И все эти обрезки культуры ЯГК непредставимо широкого распространения – от Нарвика до Самары.
А просто это – представить: технология ЯГК, а общества – разные. И друг от друга разные. И генетикой разные.
Вот где-то на этом этапе, похоже, и сложилась та картина, которую мы видим сегодня в Европе.
Кстати, на этой картине дивно сочетаются генетические и лингвистические маркёры.
Судя по этому сочетанию, ямники с преимущественно R1b пошли вдоль Дуная. Это могла быть чистая случайность: подобрались ребята из единой команды-банды, отправились в путь, а там как-то больше повезло "эродинбам" – больше их выжило, чем "родинавов". А на другом направлении – наоборот.
Ведь, посмотрите, до сих пор так и не видно, где и когда сумели разделиться две эти генетические группы. У ямников мы видим статистически больше R1b: 11 из 12 образцов. Это, конечно, ни о чём не говорит. Кроме того, что - именно после них мы видим значимое разделение носителей дальнейших культур по этим двум гаплогруппам. Причём те, что нас в данный момент в первую очередь интересуют – "шаровидники", показывают статистически незначимый, но всё же странный разброс: G, J, I. Две первых – ближневосточные земледельцы. Третья – скорее всего, из местных.
Зато их будущие соседи, о которых вот-вот зайдёт речь – культура шнуровой керамики/боевых топоров – показывает мощное и статистически значимое (на безрыбье, впрочем) участие R1a. И, значит, что же у нас получается?
А вот что. Культура шаровидных амфор, как мы знаем, не была характерна именно для ямников. У них мы помним мотивы шнуровой керамики, усилившиеся после первых конфигураций с трипольцами. И когда я говорил про удобство шаровидных амфор для перевозки на телеге, это я некоторым образом играл в слова для большей выпуклости образа. На деле шаровидники были преимущественно свиноедами, первые следы которых проявляются в Белоруссии. То есть это как раз с очевидностью не "казаки"-ямники и не западноямные разводители крупного рогатого скота. Это как раз люди, похожие на пересмотревших свои вкусовые ориентации "фермеров", сдвинутых первой волною ямников или из трипольского ареала, или даже наследников древней, исчезнувшей, кстати, в это же время неманской культуры. И, кстати, неманцы, как мы помним, - наследники свидерцев, а те как раз и есть носители гаплогруппы I.
Так что проявляется довольно логичная схема того, что было. Шаровидники – это и есть та "предволна", которую погнали перед собою ямники. Среднестоговцы, которых мы подозревали в первом полноформатном приходе к Скандинавии, по пути видоизменившиеся до культуры воронковидных кубков, приняли "предволну" с востока. Та несла с собою технологии шаровидных амфор, но ещё не были полноценными с археологической точки зрения её носителями.
Далее произошло то самое взаимовлияние и итоговое взаимное переформатирование, которое, как мы видели, неизбежно проистекает из законов математики – и стали культурой шаровидных амфор. При этом кто кого победил физически мы не знаем и знать не можем. Слишком непредставительна статистика по Y-гаплогруппам. Но в любом случае мы видим блестящее подтверждение изложенной выше волнообразной природы миграций и соответствующего преобразования культур: люди разных обществ совместились друг с другом, приняв наиболее подходящую технологию, быть может, перпендикулярную поначалу обоим. И все вместе стали жить-поживать и добра наживать, не подозревая, что участвуют в волнообразном процессе взаимодействия, формирования и изменения квантовых групп.
Но процесс продолжался. И вскоре до этих добрых людей дошла волна, вызванная основным колебанием солитонов ямной культуры. Это была волна культуры шнуровой керамики. И боевых топоров. Что важно для определения дальнейшей судьбы прадедушки прадедушки моего Хёгни…
Tags: Русские до славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments