Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские до славян

Глава 8. Топориком по темечку – и в колодец

Всё вышесказанное не означает, разумеется, что не было просто набегов или даже набегов-переселений. Были, конечно, ибо человеческую природу не изменить, и если есть возможность отнять что-то у чужака безнаказанно – отнято будет. Более того, сами массовые переселения подготавливались именно набегами. Как правило. А как ещё в тех условиях, когда Новосибирского общевойскового командного училища с факультетом разведки, разузнать, где и кого можно что позаимствовать без возврата? А там уж дело такое – втянулись, подрались, кого топориком, кого дротиков приголубили. Глядишь, и землица освободилась…
Так вот, можно в том числе и по археологическим данным надёжно фиксировать два вида массовых переселений: именно массовый, когда общество движется подобно саранче, осваивая всё новые земли и подминая или выгоняя соседей, и набеговый, когда целая орда вооружённых мужчин перемещается в произвольно выбранную точку пространства, где вырезает одних и покоряет других, а сама становится правящей элитой и воинской силой нового общества.
Чтобы это более зримо представить, можно вспомнить готов и гуннов. Первые передвигались всем обществом к обетованной земле Ойум, оставляя по пути общины, выбравшие ту или иную местность для поселения, - и мы видим, как тянется к Чёрному морю от Балтийского язык вельбарской культуры. А вторые передвигались ордою, оставляли за собою кровь и пепел, где далее появлялись полностью или частично переформатированные на базе орды сообщества и даже народы, в то время как орда, вбирая в себя новых бойцов, катилась дальше. И никакого языка новой культуры мы за ордою не видим.
Что-то из второго варианта явно относится к следующей общности, которая появилась возле Скандинавии. Её носителей именую культурой шнуровой керамики и/или боевых топоров. И вот она-то в Северной Европе появляется относительно быстро и без археологически фиксированных переходных форм. Что в общем, может объясняться как раз набеговым характером появления этой общности: во взбаламученном прежними переселениями миру появляется некая орда, которая проходит относительно узким языком – а каким ещё пройдёшь вдоль русел рек? – разливается по северным низменностям, убивает массу народа, сокрушая черепа топорами, и оседает, наконец, на землю в качестве правящей элиты-войска, привнеся покорённым и свой язык.
Но вначале – что это за общность с формально-археологически-исторической точки зрения.
Время бытования - 5200 лет назад до 4300 лет назад, что, как видим, с лагом в 400 лет сдвинуто от времени жизни ямной культуры и на 200 лет отстоит от начала культуры шаровидных амфор. Отметим это: когда пришли "топорники", "шароамфорцы" уже два века населяли интересующий нас регион. И где-то у топорников хватило сил их истребить и занять их земли, а где-то и – примерно по территории центрально-восточной Европы, включая бывшую ГДР – нет. Точнее, отмечается взаимный контакт и перемещения, но очень похожие на то же симбиотическое содружество-совражество, что мы наблюдали в сообществе степных и лесостепных культур предъямного времени.
По ареалу в конечном итоге охватывает большую часть континентальной Европы. За двумя исключениями: кроме побережья Средиземного моря и атлантической Иберии и севера Скандинавии. Где у нас жили кто? – правильно, предки басков на одном конце и саамов на другом. , где обитали предки саамов. Отметим и это: значит, именно топорники истребили то древнеевропейское население гапломаркёра I, которое продолжало существовать тут до них большим длинным поясом от Средиземного моря до Баренцева, и от которого остались только два схожих по многим параметрам конца – баски и саамы.
О воинственности носителей этой культуры свидетельствует само её название, которое возникло из-за обычая этих людей класть каменные боевые топоры, хорошо ухоженные, между прочим, в могилы мужчинам. Это означает с технической точки зрения, что производство их было поставлено на поток и, следовательно, достаточно дёшево. А с этнопсихологической, мировоззренческой точки зрения это означает, что носители таких топорников и в потустороннем мире собирались быть бойцами и завоевателями. Которым для того и нужен соответствующий инструмент.
С хозяйственной точки зрения эта культура не привнесла в местные технологии ничего особенно нового, кроме проявившихся ещё в лесостепных припонтийских обществах керамики со шнуровым орнаментом. Надо полагать, чисто утилитарный проект: чтобы при сушке горшок не трескался, его обматывали верёвочками. Для мобильного номадского быта очень практично – можно сушить прямо на ходу.
Зато с точки зрения социальной новшества, похоже, были значительными. Земледелие и, значит, земледельцы остаются практически теми же – из культуры воронковидных кубков. И вот поселения их лишаются укреплений и мельчают. Что означает – нет смысла и не от кого защищаться. То есть имеется кто-то, кто защиту берёт на себя. Кто же? Явно не наёмная дружина, которую маленькая неукреплённая деревенька содержать просто не в состоянии. Значит, некий надтерриториальный орган обороны. Аналог нынешней национальной армии. Которую содержит кто? Частично – население за свои налоги. А частично (и в условиях тогдашней рентабельности земледелия – большей, надо полагать, частью) – за собственный счёт. То есть – за счёт набегов на соседей. И это означает, в свою очередь, наличие вооружённой элиты, которая управляет такими вооружёнными силами. Та самая элита-армия или армия-элита, о которой мы говорили.
И верно! Археология нам указывает, что заметная часть носителей этой культуры вела кочевой или полукочевой образ жизни. Опять же – хорошая аналогия: гунны – готы. Последние после гуннского завоевания продолжали, кто уцелел, вести свой земледельческий и ремесленный образ жизни. Но саму жизнь и смерть определяли банды и отряды конных кочевников – частично, кстати, включивших в свои ряды и местных пассионарных удальцов, - которые вершили власть и собирали дань. Пока был жив Аттила – упорядоченно и от его имени, а когда тот умер и империя его рассыпалась – от имени своего лука и сабли.
Это же, кстати, объясняет столь быстрое и широкое распространение топорников от Германии до Атлантики в одну сторону и Урала в другую. Возможно, пусти их шароамфорцы на свою землю, те на ней и прижились бы. Но те, судя по всему, прекрасно помнили ещё собственное боевое наездническое прошлое, и потому топорники предпочитали расходиться с ними, что называется, бортами. Отсюда и тот, в общем, не самый распространённый феномен, когда внутри ареала одной культуры живёт другая, причём во взаимодействии, но вне смешивания.
И, наконец, самое интересное – а что нам скажет генетика? А она говорит вот что:

Y-хромосомная гаплогруппа R1a1 была выявлена у одного представителя культуры шнуровой керамики из Эсперштедта и у двух представителей из Эйлау. В другом исследовании 2015 года у представителей шнуровой керамики были определены Y-хромосомные гаплогруппы R, R1a и митохондриальные гаплогруппы H5a1, J1c1b, J1b1a1, K1a2a, K1b1a1, T2e, U4, U5b1c2. Индивид мужского пола RISE431 из польского Леки Мале, живший в 2286—2048 годах до н. э., у которого была обнаружена Y-хромосомная гаплогруппа R1a (R1a1a1 M417) и митохондриальная гаплогруппа T2e, может относиться не к культуре шнуровой керамики, а к прото-унетицкой.

Правда, необходимо отметить, что в генезисе унетицкой культуры присутствует культура шнуровой керамики, так что последняя оговорка непринципиальна.
Ещё более выпуклую картину рисуют исследования по общему геному.
Оказывается, генофонд топорников на 79% происходит от генофонда носителей ямной культуры и на 21% — от аборигенного населения севера центральной Европы. То есть, грубо говоря, мы тут и видим математическую картину геноцида, которому подверглись потомки палеолитических охотников и расселившиеся среди них потомки ближневосточных земледельцев из КВК. То есть это именно мужчины-пришельцы оставили от прежних мужчин одну пятую если не вообще в живых, то уж во всяком случае, способных дать потомство.
При этом характерна ещё одна цифра: анализ захоронений культуры шнуровой керамики показал, что примерно от 28% до 42% останков происходили из других регионов Европы. На другом большом кладбище «пришлых» людей было 28 %. При этом разброс по мт-ДНК потрясает воображение: HV, H, I, J, K, T, U, W, X, H5a1, J1c1b, J1b1a1, K1a2a, K1b1a1, T2e, U4, U5b1c2!
Историки скромно констатируют:

Возможно, в исследуемых сообществах существовала экзогамия, поэтому женщины выходили замуж в другие регионы. /356/

Ну да, ну да. Прямо так замуж. В белом платьице и с букетиком для незамужних подружек. Пожалуй, более реалистичной представляется другая картина. Налетали – или приходили за данью, неважно, - страшные "казаки" с ухватками степных номадских воинств. В первом случае мужчин убивали, во втором, возможно, кого принимали в свои ряды, кого казнили превентивно, чтобы много о себе не полагал. В обоих случаях женщин массовидно "брали замуж". И в первом случае угоняли с собою (и после смерти те превращались в статистически значимое количество "пришлых" останков в захоронениях), а во втором к следующему отчётному периоду в поселении уже пищали будущие богатыри R1a и их сёстры.
Tags: Русские до славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments