Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские до славян

(с некоторой переработкою уже опубликованного текста в начале)
Что же, ответим на это бессмертной фразой из бессмертного фильма: что нам мешает, то нам поможет. Черепа разбивали, а потом залечивали? Захватчики не стали бы хоронить жертв и класть им в могилы каменные топоры? Да, остаётся только согласиться: логика необоримая. Не стали бы. Но! У женщины – заросшая рана от каменного топора. Следовательно, она появилась в результате не ритуального акта нанесения посмертного удара, а акта вражды. То есть женщину приголубил кто-то топором по темечку. И это явно был не тот, кто испытывал к ней чувство горячей любви. Она просто выжила. И умерла позже. Уже с ритуальным проломлением черепа.
Следовательно, сперва всё же был некий враг, который не щадил даже женщин. Нападение, следовательно, было.
Согласимся и с тем, что «никто не передвигался из степной полосы западнее Тисы». Раз так говорят археологи, то кто я такой, чтобы спорить с археологами? К тому же в условиях, когда на них только и уповаю как на людей, привносящих в историю хоть что-то вещественное и доказательное.
И с антропологическими выводами согласимся – об этом действительно немало говорилось.
Но! Но что это меняет в самой математически – заверяю! – выверенной модели взаимодействия людей-солитонов?
Напротив, получается всё только ещё доказательнее, ещё выпуклее.
То, что некие ребята из Степи всё же появились в центре западной и в северной Европе, вполне отчётливо прослеживается генетически. Что и было показано выше. И это я ещё не использовал аналогичные выкладки по R1b, которые ещё показательнее. Совпадения по хронологии и географии также - полные.
Значит, ходили всё же степняки за Тису. И в то же время археологических следов их там действительно – нет!
О чём это говорит? Не только о том, что в процессе нелинейных взаимодействий n-солитонных масс в n-векторном пространстве наши квантовые группы нетривиально меняются как технологически, так и культурно. И потому археологическая культура кочевников просто не может не раствориться при встрече с более высокого уровня земледельческой культурою. С взаимным влиянием, разумеется. Но это говорит также и о том, что наши ямники дошли до Скандинавии действительно узким языком воинского нашествия, не неся с собою никакой своей домашней культуры, кроме, разве что, тех её особенностей, которые приживаются в солдатской среде.
А что приживается в солдатской среде? В которую ты входишь голым, налысо обритым, без имущества и даже уже без собственной воли распоряжаться собою?
Верно! – главное: средство общения и понимания команд. То есть язык, который принят в качестве такового средства в армии. Твой язык ты приносишь тоже – но это опционально. Для общения с земляками. А ещё ты приносишь с собою твои прежние знания, свойства характера, менталитет – короче, те вещи, которые ты способен пронести в мозгу. Что-то из них армия признает, что-то отвергнет, но это – твоё.
Далее. Армия пришельцев, со своим языком, менталитетом, но и с памятью о культуре, из которой она вышла, приходит в чужую страну. Что она делает? Правильно, сначала подавляет сопротивление, если оно есть. Затем берёт добычу, включая женщин, ибо гормональный фон солдата вообще высок, а уж после боевых действий вовсе зашкаливает. Потом, если армия не уходит, а остаётся на захваченной территории, она начинает пользоваться материальными ресурсами этой территории. А сама превращается во что? А кто у нас распоряжается материальными ресурсами? – правильно, власть. Армия захватчиков становится властью, которая суть система, которая по определению мгновенно становится системой элит.
В которую всегда волею или неволею втягиваются пассионарные элементы некогда захваченной чужаками территории, которые смирились с их властью. Да и как не смириться, коли за них боги – раз они победили? Принимай богов победителей – сам станешь победителем. Легко и просто! А в условиях отсутствия национального сознания, о чём уже говорилось, - так и неизбежно.
А что происходит даже и с пассионариями, когда они вступают в армию, - особенно в ту, которая одновременно является элитою общества? Да, они усваивают средство общения и понимания команд, новое для себя, но принятое в этой армии-элите.
Но только при этом они тоже привносят в эту армию-элиту что? – верно: свои прежние знания, свойства характера, менталитет… Что-то из них армия признает, что-то отвергнет, но это – на неё тоже воздействует. Особенно при массовом приёме местных рекрутов.
И уже через два-три поколения новая элита-армия вполне сливается с местным населением. В том числе и биологически. Но импульс, ею данный, видоизменяет прежнюю культуру необратимо. Вспомним вон хоть ГДР, где под воздействием враждебной поначалу армии и поднявшейся под её крылом и с её помощью местной элиты менталитет населения изменился так, что и через 30 лет после завершения того социального эксперимента восточные немцы всё ещё ощущают свою особость.
А если бы эксперимент не завершился?
Любезный mazzarino дополняет эту модель следующим рассуждением:

Как происходит перенос языков? Вообще, как считается, дети усваивают язык матерей, это вроде как общее правило. Именно потому булгары на Дунае растворились в славянах, германцы растворились в романоязычных галлах, иберийцах, италиках; монголы растворились в золотоордынцах и китайцах, англичане растворили нормандцев.
Но нет правил без исключений. Давайте подумаем, каковы должны были быть условия, чтобы стал доминировать язык захватчиков:
1) Тотальное истребление... Наиболее классический пример, как я считаю, это вторжение англосаксов на британские острова. Англосаксы устроили то, что я называю бриттской катастрофой. Уничтожение кельтской островной культуры и её носителей было тотальным. Произошло почти полное замещение населения. Покорившиеся крохи оставшегося народа были вынуждены переходить на язык захватчиков, так как их практически уже никто не понимал.
2) Статусность. В целом ряде случаев доминировать начинал язык захватчиков, как имеющий более высокий статус. Это, прежде всего, относится к романизации Галлии и Иберии, к арабизации народов Халифата. Так как административный аппарат Империи и Халифата пользовался исключительно государственным языком - латынью и арабским. Важность знания государственного языка подвигала кельтоязычное население Галлии к переходу на латынь. В случае с арабами присоединилась статусность ислама, базировавшегося на арабском.
3) Ассимиляция. Более многочисленное население захватчиков поглощало захваченных. В основном этот момент напоминает вариант 1). Таких случаев немного, в качестве примеров можно назвать нашествие тюрков в Среднюю Азию.


Изложено предельно чётко и с очень показательными примерами. В рассматриваемой ситуации релевантен явно второй случай. Его, кстати, можно дополнить ещё одним примером, практически один в один описывающим приход топорников в Европу. И вновь, кстати, показывающим неизбывность одних и тех же образов действий в степи, покуда в ней тотальным образом не изменится климат или же так же тотально не изменятся условия хозяйствования. Не придёт, например, князь Потёмкин-Таврический и не учнёт в голой степи города возводить с заводами, верфями и филармониями.
Пример можно назвать «аварским». Всё то же самое: из степей в земледельческие поселения вторглись даже не злые, а просто природно жестокие степные ханурики. Заявили, что теперь они тут – власть. Стали в повозки свои местных девок запрягать  на них кататься, расплачиваясь по счётчику своим хромосомным богатством. А мужичков местных начали на стены Константинополя посылать. И в других войнах впереди себя в сражениях ставить – они ж, пришельцы ж, одним завыванием Паннонии ограничиваться не хотели, им и с окрестных территорий добычи и «таксисток» получить хотелось.
Но и они через пару-тройку поколений угомонились, со славянами покорёнными вошли в гомеостаз, сами  начали растворяться в новом обществе. Кстати, да – не принеся ему собственной «археологической» культуры, но всё же повлияв на местную. Что нашло, в частности, малюсенькое, но очень много рассказывающее воплощение в обнаружении уже в наши времена археологами комплекта аварских доспехов в глубинах славянских земель, где-то аж под Киевом. Да-да, тот самый пассионарий из местных явно на дембель вышел. Где и стал каким-то представителем элиты, раз доспех его дорогой не раздуванили после его смети или в процессе причинения её. И ежели бы не франки с болгарами, задавившие в конце концов аваров - кто знает, кто сейчас назывался бы венграми?
Кстати, ещё один интересный момент: от захваченного аварами региона отхлынули соседи, не вдохновившееся честью отдать своих женщин в «лошадки», а на свои посечённые трупы стяжать бессмертную славу почти покорителей Царьграда. И что мы видим? И видим мы появление новых племён и новых археологических культур в частности на Руси – заселение носителями лука-райковецкой культуры Волыни, Припятского Полесья, среднего Приднепровья, где появляются бужане, волыняне, древляне, дреговичи… И что характерно – нет разрыва культур! Пражско-корчакская просто перетекает в лука-райковецкую, а почему, никто не знает – ни та, ни другая никак не вытекают из степной аварской культуры…
Остаётся добавить только одну деталь, чтобы весь паззл сложился в одну непротиворечивую картинку. Это пример с завоеванием Персии арабами. Там тоже древний язык стремительно заменился арабским и своя культура - арабской. Но только арабы не просто так ведь доминировать стали. Они до того истребили практически всю прежнюю персидскую зороастрийскую элиту.
Иное дело, что персов было много, и у них была долгая цивилизационная история, а арабов было мало и не цивилизационной, а хотя бы просто цивилизованной истории за ними не стояло. Потому истребление и замена элиты персидское общество сотрясло, но не перецивилизовало. И уже через несколько поколений оно переварило и арабский язык, смешав его со своим и получив нынешний новоперсидский, и арабскую культуру, дополнив её понятием и идеологией шиизма. Где и пролегает сегодня граница двух крайне враждебных цивилизаций – преимущественно суннитской - арабской и преимущественно шиитской – иранской.
Но как бы то ни было в данном конкретном историческом случае, в нашу картину освоения ямниками Европы необходимо добавить ещё одно непременное условие: обязательное истребление предыдущей элиты. А с населением дальше уже собственное сожительство.
И вот теперь смотрите, как все части паззла без всякого противоречия, даже предупредительно, входят одна в другую:
- появление в Европе новых гапломассивов, - что подразумевает замену местных мужчин пришлыми;
- распространение языка пришельцев при том, что их демографического и культурного доминирования не наблюдается, - что подразумевает замену элит;
- отсутствие следов прохождения ямной культуры по пути, - что подразумевает относительно быстрый рейд относительно оторванного от своей культуры войска;
- явная культурная встряска местного населения с постепенным установлением новой культуры с включением значимых элементов прежних, - что подразумевает идейное, но не материальное воздействие пришельцев; тем не менее обладающих потенциалом навязать свои идеи;
- исход и распространение новых культур из затронутого интервенцией ареала, которые носят новые черты, но тем не менее довольно плавно втягивают в себя особенности прежних, - что подразумевает уже не прямую экспансию пришельцев, а волновое видоизменение культур под их непосредственным влиянием.
Tags: Русские до славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments