Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Славяне до русских

Итак, ямная культура. Подробно разбирать мы её здесь не будем — это было уже проделано в предыдущей работа. Лишь бегло напметим основные выводы для тех, кто не читал книгу «Русские до славян».

Ямная культура существовала в степях от Южного Урала до Дуная 5,6 - 4,3 тыс. лет назад. Откуда она появилась? В принципе, как результат того длинного ряда транзакций так или иначе связанных со Степью сообществ, о которых мы давеча говорили. То есть: «конная» хвалынская плюс земледельческая среднестоговская (погружаемся до 6 тыс. лет назад); «конная» самарская плюс недоземледельческая сурско-днепровская (вниз к 7 тыс. лет назад) — и так далее вплоть до елашнской плюс анетовской (9 и до 22 тыс. лет назад).

Генетически, напомню, это тоже две линейки. «Конники» хвалынцы по Y-хромосомам представляют гаплогруппы R1b1, R1a1, Q1a, а через цепочку предшествующих культур – самарскую и средневолжскую – мы выходим на людей елшанской культуры с маркёрами R1b1a1,R1b1a2, которые, правда, по занятиям ещё – охотники, собиратели и рыболовы, пока не знающие о своём будущем коневодческом предназначении.

А вот «антагонисты» конников – прото-земледельцы из днепро-донецкой культуры имеют по мужской линии R1a. И по цепочке предшествующих культур мы приходим к «Балканскому рефугиуму» времён послденего ледникового максимума.

Вот в ямной эти две линейки развития и объединились. Впервые после разъединения 31 тысячу лет назад. Хотя о характере этого объединения разговор будет позже.

Появлению этой общности предшествовали настоящие золотые времена.

Дело в том, что примерно 7000 – 6100 лет назад в восточной Евразии наступает сильное потепление, носящее название "старший перон". Не то, чтобы совсем уж рай для наших предков открылся тогда на земле. Но климат был как в теплице, зелень пёрла, как в последний бой, трава степная вылезала в рост человека, а то и человека на коне. Соответственно, с энтузиазмом множилась травоядная живность, стада которой достигали, видимо, как в американских прериях, миллионов голов.

В это время происходит и могучий всплеск появления новых и ветвлений прежних культур. В Степи клубятся животноводческие, охотничьи, коневодческие, всё время перемещающиеся и видоизменяющиеся культуры. Подчас они настолько похожи, что их ныне объявляют то одной, то другой общностью.

Они и впрямь – общность. Плавильный котёл, где посреди сочных бесконечных трав встречаются миллионные стада животных и группы охотников, попавших в их охотничий рай. Тут смешиваются и восточноевропейские охотники и собиратели, спустившиеся после последнего ледникового максимума с Балкан, и пришедшие сюда с Кавказа кавказские охотники-собиратели, и смещающиеся из восточной и центральной Евразии группы людей с генетическими маркёром R1.

Но при этом внутри этой бурной степной общности – две подобщности. Две разных предковых линии, освоивших разные экологические ниши. Одна из них остаётся в Степи – можно сказать в прериях. Другая по каким-то причинам уходит дальше, в лесостепи и леса. По каким причинам, неясно – но ведь и американские индейцы по каким-то причинам делились на лесных гуронов и степных апачей.

Именно тогда в рост пошли и обе наши археологические «линеечки»: самарская, хвалынская - уже профессиональные скотоводы и коневоды, с одной стороны, и сурско-днепровская – скотоводы, затрудняющиеся с классическим земледелием, днепро-донецкая – тоже неолитические, но охотники. И когда те потянулись однажды к тучным сурско-днепровским стадам, и родилась вершина такого развития - среднестоговская культура. В которой мы видим соседствующее и сосуществующее начало земледельцев и конников.

Но... всё хорошее когда-нибудь кончается. Около 5900 лет назад тепло плавно переходит в засуху. Причём тотальную и жестокую. Именно с неё, например, Сахара начала превращаться в нынешнюю пустыню, что, в частности, привело её тогдашнее население в долину Нила, где и началось развитие египетской цивилизации.

Это, естественно, привело и к очень негативному изменению климата в Степи. Она высохла. Из сочных прерий превратилась в пространство, на котором трава всходила весною и быстро скукоживалась, а хорошо себя чувствовали толькоразные колючки.

Как воспрняли этот факт питавшиеся с этого ландшафта конники? Сугубо негативно, конечно. Какой у них был выход? Их два — грабить собственных земледельцев или уходить куда-нибудь, где повлажнее, и можнокормиться.

Лесостепные земледельцы тоже от засухи богаче не стали. И в перспективе этот метод поправить своё экономическое положение всё равно заканчивался тупиком. Тем более что земледельцы, не будь дураки, подхватвали, что могли, из хозяйства и подавались в места с менее злыми соседями.

Оставалось мигрировать. И вот опечаленные среднестоговцы и оказались первой волной индоевропейского проникновения в Европу. Шли и постепенно рассасывались по ландшафту, где возникали новые культуры — с их участием, но вовсе не их продолжение. Ибо на здешних ландшафтах самый ярый Будённый слезет с коня, да запряжёт его в соху. И станет земледельцем.

И вот через 400 лет такой жизни из остатков среднестоговцев, что не ушли из степи, их земледельцев, что не подались на север, степных пришельцев с востока и мигрантов с Кавказа и слепилась ямная общность. Именно общность, а не культура. Ибо в ней окончательно закрепилось то положение, что начиналось при сренднестоговцах: сосуществование в одном географическом и технологическом ареале конных и земледельческих культур. А точнее - развитое деление на подчас враждующие общности при принадлежности к одной технологии.

Антропологическое разнообразие ямников выражено весьма сильно. Они оставили черепа, похожие на северные кроманьоидные. Есть черепа на местные степные — схожие с черепами днепро-донецкой и среднестоговской культур. Есть черепа, похожие на южные, аналогичные типу, встречающемуся в куро-аракской и майкопской культурах. А женская генетика разнообразна вообще чрезвычайно — 13 разных гаплогрупп! С Востока, с Кавказа, с Европы, с Севера, из Азии. Коннички в своих набегах явно ходили далеко и по многим азимутам и хватали всех женщин без разбору.

Какова была их жизнь? Думаю, нетрудно представить. По жизни тех кочевинков, коих мы знаем в историческое время. Да, прогресс, но — ландшафт! Ландшафт не менялся — вряд ли сильно менялась и жизнь тех, кто зависел от него мало что не полностью.

Дорога кочевая, широкая, бесконечная. Коневодство в основе экономики. Деление на некие ареалы, в которых степная кормовая база в состоянии прокормить ту или иную популяцию двуногих и четвероногих. Постоянная война на границах этих делянок. Постоянная война с постоянными набегами друг на друга. Постоянные набеги на других, оседлых.

В общем, не единое племя и уж тем более не единое государство. Конгломерат лесо-степных и степных общин, объединённых лишь общей технологией, общей бедой – засухой и общим желанием подняться за счёт чужаков. Потому и разбивалась легко эта ямная общность на новые культуры, подсев к кому-нибудь на его земле, потому и разносила свои гены, но не культуру, по другим общностям, формируя из них третьи…

Согласно известному исследователю Бэшему, который внимательно анализировал ведический эпос — то есть эпос одного из наследовавших ямникам народов, - выглядело это примерно так:

...это были высокие, довольно светлокожие люди, в большинстве длинноголовые. Они приручили лошадей и впрягали их в лёгкие повозки на трёх колесах со спицами... Эти люди занимались, главным образом, скотоводством и немного земледелием. <…> Либо из-за перенаселённости, либо из-за засухи, поразившей пастбища, или вследствие обеих этих причин эти народы пришли в движение. Они мигрировали группами в западном, южном и восточном направлениях, покоряли местные народности и смешивались с ними, образуя правящую верхушку. Они приносили с собой патрилинейную систему родства... умение пользоваться конными колесницами... 92

«Веды» — четыре сборника священных песнопений и ритуальных правил «Ригведа», «Яджурведа», «Самаведа» и «Атхарваведа» — дошли до нас в наследии арийской культуры. Но многие учёные согласны с тем, что эти тексты уже существовали ко времени начала исхода индоевропейцев с их прародины. То есть в эпоху разхождения разных ветвей ямников по Ойкумене. То есть созданы они могли быть как раз в эпоху ямной общности.

Но бесконечно такое существование продолжаться не могло. И из ямного ареала начинают выплёскиваться людские валны — то беженцев, то завоевателей. Об этом тоже подробно шла речь в предыдущей работе, так что здесь повторим лишь основные выводы.

Экономика диктует своё: в имеющихся природных условиях в степном ландшафте возникают большие массы излишних для данного потенциала прокорма людей. Этим лишним придётся вымереть либо уйти.

Очевидно, что сокращение шло обоими путями. Но кто вымер, тот вымер, а для нашего исследования интересны как раз ушедшие. Их оказывается два потока, причём практически не пересекающихся.

«Конники», по-прежнему преимущественно несущие R1b, кормятся с набегов и завоеваний. И однажды они отправляются в большой рейд вдоль Дуная, по пути среднестоговцев. Заканчивается их пусть в северной Европе, откуда они, подхватывая культуры и технологии, но щедро делясь с местными женщинами своим генетическим материалом, растекаются по всей Европе. Преимущественно, впрочем, по западной, ибо в восточной тесновато: там, в жутком — особенно для конника - лесном ландшафте с ними конкурируют другие выходцы из ямной общности — скотоводы-земледельцы.

Эти же растекаются по поймам рек, уходя дальше в северные леса, где климат холоднее, зато засуха не так остра. Среди этих земледельцев, в свою очередь, концентрировались носители R1a, всё больше увеличиваясь в количестве в потомстве, но в то же время разбиваясь на всё большее количество субкладов. При этом с оставшимся преимущественно охотничьим доиндоевропейским населением эти переселенцы экономически не противостоят, поскольку делят разные ландшафты и разные хозяйственные ниши. Но, похоже, крепко побаиваются лесовиков с их древнейшими умениями и преданиями. Отчего в славянских сказках и преданиях так много отзвуков опасений перед лесом и его обитателями.

Те же, кто остался в Степи, перешли к большой кочевой жизни, чтобы иметь возможность использовать весь её оставшийся экономический потенциал. В результате образуются большие, но аморфные общности, типа андроновской, - с разными культурными особенностями в зависимости от осваиваемого рельефа.

ИТАК:

IIIII тыс. до н.э. Одной из первых археологических культур, возникающих на «вторичной», степной прародине индоевропейцев, была древнеямная (ямная, курганная). Именно люди этой культуры были носителями гаплогруппы R1a. В то же время эта культура не была единой для всех распространяющихся с прародины индоевропейских общностей, ибо подходила и была адаптивна к степному био– и экоценозу. В других природных условиях и в контакте с другими народами индоевропейцы «изобретали» новые культуры, адаптированные к другой жизненной среде. Одной из важнейших среди них была культура шнуровой керамики, которая в разных модификациях распространилась по всей Европе и стала базой для возникновения и развития основных нынешних европейских этносов.

Tags: Славяне до русских
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments