Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Славяне до русских



Глава 21. Анты

Итак, ко времени, когда гунны сами теряют свою государственность после битвы при Недао, мы застаём пеньковскую культуру на громадном пространстве — от Дона до Дуная. То есть на всём продвижении этой части «посткиевцев» вместе с теперь уже несуществующим сюзереном.

С другой стороны, византийские авторы фиксируют антов на юге, в районе дунайского устья. Иордан показывает их на территории –

от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину.

И если «пеньковцы» — анты, то мы должны видеть следы этой культуры на берегах древнего Истра.

Что ж, Прокопий Кесарийский указывает, что анты как раз и расселялись между северным берегом Истра и местностью к северу от утигур, обитавших на побережье Меотийского озера:

За сагинами [живущими после лазов по направлению вокруг Чёрного моря от Трапезунда к Азову] осели многие племена гуннов. Простирающаяся отсюда страна называется Эвлисия; прибрежную её часть, как и внутреннюю, занимают варвары вплоть до так называемого Меотийского болота и до реки Танаиса [Дон], который впадает в Болото. Само это Болото вливается в Эвксинский Понт. Народы, которые тут живут, в древности назывались киммерийцами, теперь же зовутся утигурами. Дальше, на север от них занимают земли бесчисленные племена антов.

За Меотийским болотом и рекой Танаисом [по окружности Понта, т.е. на запад от устья Дона] большую часть полей, как мною было сказано, заселили кутригуры-гунны, за ними всю страну занимают скифы и тавры…

Что можно заключить из этого отрывка? Сагины (не будем вдаваться в их этническую идентификацию) живут на север от грузин, то есть на территории Абхазии. Далее на север, через Кавказский хребет, надо полагать, осели некие гунны. Это, с очевидностью, — степи возле Северного Кавказа. Ставропольский и Краснодарский края. На Дону кочуют утигуры. Далее на запад, к Днепру, место занимают кутригуры. Кто имеется в виду под скифами и таврами, неясно, да и не важно.

Важно, что наши анты локализуются к северу от степей донских и доно-днепровского междуречья. А западный предел их распространения, по свидетельству древних авторов, находится на Дунае.

И в целом это вполне соответствует зоне пеньковской культуры. Единственное, чего не хватает для полноты картины, — найти «пеньковцев» на Дунае.

Впрочем, это уже сделали. И блестяще описал всё тот же В.В.Седов:

Надёжными показателями расселения антов на левобережье Нижнего Подунавья являются находки лепных биконических сосудов, весьма близких к характерной пеньковской керамике, и пальчатых фибул с маскообразной головкой.

После ухода гуннов здесь, как и в лесостепном междуречье, начала формироваться новая культура. Её назвали ипотешти-кындештской.

Илл.20. Ареал ипотешти-кындештской культуры
а - памятники с материалами пеньковскои культуры в apeaле ипотешти-кындештской культуры;  б - памятники с пражско-корчакскими материалами;  в - памятники с пеньковскими и пражско-корчакскими материалами;  г - биритуальные могильники. Ареалы культур: д - ипотешти-кындештской;  е - пражско-корчакской;  ж — пеньковской;  з - регион гепидов;  и - граница Византийской империи. (Источник: /265/)

В ней, по мнению археологов, воплотился синтез носителей пражско-корчакских древностей, пеньковской культуры и местного автохтонного населения.

Здесь, около границ империи, пеньковская культура, впрочем, начала быстро видоизменяться. У антов-«пеньковцев» появляется развитое скотоводство. Они занимаются добычей м обработкой железа. Осваивают, наконец, гончарный круг.

Известен ряд ремесленных мастерских (железоделательных, гончарных, ювелирных), которые работали на продажу. Росла внутренняя торговля, связанная с развитием ремесла, и внешняя (в частности, с Римской империей); возникло денежное обращение, для чего использовались серебряные римские монеты. На землях антов встречается много римских вещей (монеты, амфоры, стеклянная, металлическая и керамическая посуда, ювелирные изделия и др.). /31/

По мере этого неизбежного процесса развития цивилизации закономерно развивается и неизбежное же имущественное расслоение. У антов тоже началось это расслоение. С одной стороны — множество рабов, в основном из военнопленных. С другой — относительно небольшая прослойка тех, кто оказался в состоянии порадовать нынешних археологов кладами из ювелирных изделий. Формируется новая элита.

Таким образом, исподволь, возможно даже незаметно для общества, на этом упёршемся в границу Империи острие пеньковской культуры начинает формироваться государство. Не одно лишь антское, нет. Чем-то оно сродни «черняховскому» — такое же полисоставное, где различные культуры живут по собственному быту и усмотрению. Но постепенно влияют друг на друга, проникают друг в друга, взаимно корректируют друг друга. Скорее всего, именно это ещё только складывавшееся государство и «создало» культуру Ипотешти-Кындешти. Она сформировалась к середине VI века. То есть где-то через сто лет после битвы при Недао. Как раз достаточный срок, чтобы, неспешно осваивая новые земли и переваривая их население, добраться от середины Днепра до нижнего Дуная, принимая в себя цивилизационные импульсы и меняясь под их воздействием. 

После этого остаётся сделать только одни вывод: по крайней мере часть «пеньковцев»,  та, что соприкасалась на Дунае с Византией, вошла в историю под именем антов.

Но так ли всё просто?

Ответ начнём с простого вопроса: а что это значит — «анты«?

Это ничего не значит в славянском языке. И нет оснований думать, что значило раньше: его нет ни в древнерусском языке, ни в самых древних вариантах русского летописания.

Кое-кто делает построения на базе тюркского, считая гуннов тюркоязычными и придавая слову «анты» значение, близкое к понятию «союзник».  От тюркского ант — клятва.

Другие их выводят из сарматов.

Некоторые, как, например, один из глубоких знатоков истории valdemarus в этой связи известного по боспорской эпиграфике 270-х годов сарматского Анта Папия.

В своём обзоре саг о конце мира в представлении древних германцев исследователь А.Ольрик связал антов с аланами, которые будто бы сами называли себя антами. Учёный ссылался на то, что в осетинском эпосе есть воспоминания о борьбе с племенем «Gut».  Аналогичным образом рассуждал наш выдающийся исследователь Г.В.Вернадский. Он же ввёл и лингвистический довод, который весьма моден среди определённой части специалистов: название «анты» — аланского происхождения, ибо –

– в осетинском языке слово «anda» значит «вне»,  слово «andag» значит «внешнее»,  а в санскрите «anta» значит «конец»,  «граница».

<…>

На этом основании антов можно было бы рассматривать как «внешние» или пограничные племена аланов (предков осетин), которые в процессе переселения освободились от основной массы племени. Некоторые из этих «внешних» племён, осевшие в Восточной и Средней Европе, были чисто аланскими, другие были славянами, которые подпали под господство аланских родов, но со временем ославянили своих влыдык. Ещё другие не были ни иранцами, ни славянами, но тоже находились под аланским владычеством, вроде «Andi» на Северном Кавказе. /Вернадский/

Некоторым косвенным подтверждением такой возможности является свидетельство северокавказского историка XIX века Ш.-Б.Ногмова. На основании преданий кабардинцев он заявил, что адыги называли себя в древности «антихе».  А те воевали с готами и аварами около восточной окраины Чёрного моря. Правда, о миграции их на Дунай предания ничего не сообщают.

Борьба аланов с готами имела место и надёжно фиксируется исторически. Так что осетинские предания могут отражать строго аланские дела, и нет необходимости приплетать к ним антов.

И вообще, иранские, точнее, сарматские-аланские варианты нам ничего не дают. Ибо непонятно, как сарматы могли за довольно короткое время превратиться в племя, идентичное венедам и славянам:

И во всём остальном у обоих этих варварских племён вся жизнь и законы одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. <…> Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи жертв производят гадания. Живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они часто меняют места жительства. <…> У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них белый или золотистый и не совсем чёрный, но все они тёмно-красные. /267{C}/

Возможно, латынь поможет идентифицировать антов? На латыни ведь Иордан писал:

ante — впереди, заранее, перед

А может, спросим у готов? Это ведь они, в конце концов, с антами воевали.

И готы с готовностью отвечают:

ant — великан

anþar —  другой, второй

an-þ-s — вершина, конец

an-þ-s (2) — дух, душа

Вот такие варианты. Только ни один не осмыслен. Хотя, скажем, «великан» - это вполне вяжется со спалами, с которыми готы столкнулись ещё при походе в причерноморский Ойум. .

Но, собственно, эти гипотезы, с одной стороны, ломятся в открытую дверь, а с другой — ничего и не доказывают. «Анты»,  как мы выяснили, и в германских языках сводятся к «внешним»,  «другим» — что, однако, не говорит о том, что они были немцами. Ибо корень понятия — индоевропейский, присущий всем народам, что говорили на его диалектах.

И… Если «анты» так замечательно объясняются из готского, не имели ли они отношения к этому народу? Или, скажем осторожнее, — к населению черняховской культуры?

Однако не слишком ли лихо — делать такие умозаключения на основании одного лишь этнонима?

Что ж, у нас есть ещё кое-что. Несколько исторически зафиксированных имён антов.

Три антских имени вот в этом отрывке:

Угнетаемые набегами неприятелей, анты отправили к аварам посланником Мезамира, сына Идаризиева, брата Келагастова…

Византийский историк-литератор Агафий, живший в VI веке, в одной из своих пяти книг под общим названием «О царствовании Юстиниана» упоминает, что ромеями в одном из эпизодов командовал —

– Дабрагаст, родом ант, военный трибун.

Кроме того, в письменных источниках упоминается также —

– Всегорд.

И есть ещё одно имя, которое тоже можно бы было просто причислить в названным выше. Но я не могу удержаться от того, чтобы не привести здесь замечательную историю. Коей основное достоинство в том, что тех давно умерших людей, о которых здесь говорится, она даёт увидеть людьми живыми.

Tags: Славяне до русских
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments