Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Славяне до русских

Но вернёмся к антским именам.
В русском написании ранневизантийское произношение можно передать примерно так:

Хилвудиос,
Усигардос,
Мезамирос,
Даврагезас,
Келагастис.


Конечно, многим при таком написании сразу видна достаточно прозрачная славянская этимология по крайней мере некоторых имён:

Всегорд,
Доброгощ, Доброгост,
Межамир.

В таким виде они и даются в русских переводах. Но картину портят неславянские формы –

Хилбудий — 

– и —

Кела-(гост).

Готист wiederda загадку эту решает через  толкование известных антских имён из… готских элементов! –

Χιλβούδιος (Bell. Goth. VII. 18ff.) < гот. *Hildi-bud[j]a «битва + вестник«
Ουσίγαρδος (Agath. Hist. III. 6. 9) < *Wisu-gards «благой + дом«
Δαβραγέζας (Agath. Hist. III. 21. 6) < *Dapra-gaiz «крепкий, храбрый + копьё«
Μεζάμηρος (Menander Fr. 6) < *Midja-mēr[ei]s «средний (?)
+ знаменитый«
Κελαγάστης (ibid.) < *Gaila-gasts «весёлый + гость«
и др.


И с учётом этой весьма основательной реконструкции трудно присвоить приоритет «славянской» этимологии перед «готской».  По меньшей мере они равноправны.
Но лингвисты-германисты убедительно опровергают даже такое допущение:

Славянская этимология для этих имён обсуждалась и, в общем, отвергнута…
-γέζας как передача славянского *-гость необъяснима, «учитывая большое количество примеров, когда слав. *gost– (resp. герм. *gast– в личных именах) передаётся через -γαστ– и никак иначе».  Варианты с вторым элементом слав. *-jězd-, -jěž– также ненадёжны, т.к. предполагают слишком вольную трактовку греческого написания. В то же время под это написание прекрасно подходит герм. *-gaiza– «копьё» (ср. Γεζέριχος = *Gaizareiks). Что касается первого элемента Δαβρα-, то несмотря на то, что «от сопоставления [его] с *Dobro-, действительно, нелегко отказаться, имя, по-видимому, не славянское».  <…>
Относительно «Всегорда» отмечается, что «праслав. *
gъrdъ ... не могло отразиться как -γαρδος (ожидалось бы -γορδος, -γουρδος)».  Композит *Vĭsegŭrdŭ у славян также не засвидетельствован. При этом германские имена, восходящие к *Wisu-garðaz, хорошо известны. /27/


То есть анты — германцы?
А Бож?
Кто такой Бож, имя которого Иордан передаёт через Boz (в некоторых рукописях Booz и Box), сказать сколько-нибудь связно невозможно.
Конечно, та самая параллель Бож — Бус, о которой мы говорили, очень симпатична. Не случайно сам академик А.А. Шахматов выступал за такой вариант. Но есть немало историков, которые такую связь отрицают, а кое-кто и вовсе считает весь рассказ о Боже выдумкой. И аргументация их подчас тоже убедительна.
Но историки вообще такой народ — на двух учёных приходится три мнения. И потому мы не станем ни на чью точку зрения. А сформулируем вместо этого мысль, которая будет опираться на два аргумента.
Первое. Построение на базе одного источника вообще ненадёжно, так что наличие или отсутствие Божа недоказуемо в принципе.
И второе: если анты являются продолжением населения киевской культуры, то они — носители гаплогруппы R1a-Z280 и, следовательно, являются предками русских.
И коли так, то связь между Божем Иордана и Бусом автора «Слова» существует, по крайней мере генетическая.
Да, но имена у антов, как мы установили, — германские. А Бож?
А «божа» в готском словаре вообще нет! Ни в той форме, как его Иордан зафиксировал, ни в какой-то похожей.
Зато один из интереснейших исследователей древнерусской темы Н.Филин справедливо указывает на прозрачные славянские аллюзии:

…слова Бож-Бус… принято производить… от чего-то иранского или от славянского слова «вождь».  Последняя форма предпочтительнее, но не учитывает невозможность перехода из Бож-Вождь в Бус. А между тем Бож (Божко) — обычная для славянского языка сокращённая форма целого ряда древних имён с начальным корнем бог– (Богумир, Богуслав, Богомил и т.п.). Одна из этих форм Буслав-Богуслав-Буслай часто употребляется в былинах как отчество Василия Буслаева, князя Владимира и Вольги. Буслав в позднейших былинах — герой старшего поколения, о котором только и известно, что он жил, был предком нынешних князей и героев, да преставился в незапамятные времена.

Непонятная, в целом, получается картина со славяноязычным вождём германоязычных антов. Может быть, более удовлетворительно могла бы разъяснить загадку некая синтетическая версия?
Действительно, лингвист wiederda подтверждает, что —

Δαβραγέζας фонетически лучше всего объясняется именно как гибрид слав. *dobro– и герм. *-gaiz-.

И добавляет:

Подобные гибридные конструкции известны. Например, позднейшие славянские имена с элементом -mirŭ, который есть рефлекс заимствованного германского Namenwort *-mēr– «знаменитый» (через стадию слав. *-měrŭ — ср. д.-рус. Володимѣръ). Трудность объяснения первого элемента в Μεζάμηρος германским *meðja– «средний» (этот элемент в антропонимах не встречается) также наводит на мысль, что здесь может скрываться однокоренное, но славянское *medjĭ…

Такая гибридность вполне мыслима, соглашается и историк valdemarus, —

– особенно учитывая чересполосность киевско-черняховского региона. Появление у славян киевской и далее пеньковской культур, с её наполненностью такими элементами, как пальцевые фибулы, хорошо связываемые с германским миром, германских же имён вполне закономерно.

Ну, насчёт славянскости киевской культуры мы поосторожничаем, ибо формально ещё даже не знаем, кто такие славяне вообще. Но в целом можно признать, что на пограничье между культурами гибридные имена появлялись всегда, как появляются и сегодня. Достаточно вспомнить Советский Союз.
Но всё это — лишь различные остроумные гипотезы. А Бож всё равно остаётся обиженным.
Давайте-ка вернёмся к началу. И к одному важному месту в предыдущей главе.

На безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, всё же преимущественно они называются склавенами и антами.

Теперь! Обратите внимание: теперь меняются! В середине 500-х годов. Теперь анты, по мнению позднеантичного-раннесредневекового автора, — часть и потомки венетов.
А в конце 300-х годов кем были анты?
И кто вообще сказал, что Винитарий воевал с антами? Современник антов Иордан сказал. А вот современники той войны, как уже говорилось, наградили лидера готов прозвищем «Венетоопустошителя».  То есть знали вполне отчётливо, с кем тот воевал на самом деле.
Да, но ведь анты, как нам пишут ИХ современники — потомки венетов? Врут?
Не врут. Заблуждаются.
Анты действительно потомки венетов. Но каких?
Венеды, как мы знаем, — вольные потомки всех тех, кто уходил в леса от нападений степных кочевников. И кто потом вернулся и влился в киевскую культуру, превращая её в посткиевскую. Вместе с которой и вышел на политическую авансцену в результате войны с готами.
Надо полагать, на таком большом пространстве венеды-киевцы были очень разными. На севере они трудно и упорно выковыривали у лесов место для жизни и жита. На востоке делили чащи с финнами. На юге они подчинялись готам. Жили чересполосно, мастерили им заготовки для гребешков, пользовались общими благами черняховской культуры. И… «очерняховливались».
Это мы знаем.
И хотя венеды эти были для готов «другими»,  «антами»,  они потихоньку втягивались в имперский образ жизни. Отдавали своих девушек замуж, юношей в воины, заготовки для гребешков — налоговикам. Ну, и именами «онемечивались».  Как мы это видели на примере несчастной Сванильды-Лебеди. Которая со своими братьями предстаёт вышедшей именно из венедского, «киевского» культурного круга.
А потом, как уже сказано, пришли гунны и уравняли всех. И «черняховцев»,  и «киевцев».
Кто-то, как водится, снова подался в леса. Мы об этом уже говорили. Среди  «черняховцев» тоже были желающие уйти под спасительную лесную сень — очень уж похожа на их потомков именьковская культура Поволжья. А те «черняховцы»,  кто не хотел ни в леса, ни под гуннов ложиться, - «чистые» готы, предположим, - подались в противоположную сторону: в Римскую империю. «Воевали с вами, не отрицаем. Но теперь лучше простите нас и пустите к себе. А то за нами такие звери идут, что и вам мало не покажется. А не пустите — мы к ним перекинемся, и вам тогда небо над всей вашей огромной империей с овчинку покажется…«
Ничего не добавляю, читатель. Только пересказываю близко к тексту синхронных событиям авторов.
Ну, кто-то ушёл, а многие и остались… И стали вассалами-союзниками гуннов. И вот тут у нас возникает интересная аллюзия со словом «анты».
Гунны — тюркоязычны. По крайней мере, частью. И у них была нужда как-то обозначать союзных готов и прочих «черняховцев» — в отличие от непокорённых. И вассалов, поклявшихся в верности, называть «антами» им сам Тенгри велел. Помните? —

– от тюркск. ант — клятва.

А кое-кто полагает, что гунны монголоязычными были. Или, точнее, гунноязычными. Что означает некую смесь близкого к монгольскому и близкого к тюркскому. Логично: ведь если сохранившиеся после распада гуннской империи осколки в виде болгар были точно тюркоязычными, то ведь изначально гунны — хунну — пришли как раз из тех мест, где впоследствии появились монголы.
Но у нас нет проблем и с монгольским:

Proto-Altaic: *ā́nta
Mongolian: *anda
Tungus-Manchu: *anda



и все обозначают —

– клятва; друг, товарищ.

 А посему никто не запрещает сделать предположение, что понятие «ант» с приходом гуннов лёгко аллитерировалось в новом сообществе в обозначение всех союзных «черняховцев».  И вассальных тоже. Понятие «ант» включило всех: и готов, и аланов, и «очерняховленных» венетов и прочих.
Это, конечно, не означает смешения этнического, Боже упаси! Но нельзя не признать и того, что в гуннских войнах и походах вассалы-союзники кочевников всё равно по необходимости взаимодействовали. Грубо говоря, внутри гуннского войска — да и внутри гуннского государства — создавался тот самый набор простых солитонов, определённым образом чувствовавших друг друга и деформировавших своих партнёров различным образом. От установления побратимства до нозжиком по горлу, если, скажем, девку не поделили.
И создавалась деформированная область. Или, в применении к людям, — общность. Мы об этом не раз уже говорили, а вот сейчас – видим, можно сказать, воочию.
Поэтому анты, при всём единообразии языка и быта со славянами, очевидно для современников отличались от них этнографически. С меньшей, но заметно выше нуля вероятностью можно отнести их происхождение к той части населения киевской культуры, которая жила чересполосно с населением черняховской цивилизации и подверглась значительному политическому и ментальному влиянию со стороны последней. Фактически она вошла в её орбиту, где начал происходить процесс этнического переформатирования данной группы «киевцев».
Последний раз антов упоминает византийский историк первой половины VII века Феофилакт Симокатта — лицо весьма информированное, ибо он был секретарём императора Ираклия (б10 — 641 гг.) и имел доступ ко всем византийским архивам.
Он сообщает, что в 602 г. во время одного из походов византийского войска в Подунавье аварский каган послал против антов военачальника Апсиха с жестоким поручением:

Тем временем каган, получив известие о набегах римлян, направил сюда Апсиха с войском, с приказанием истребить племя антов, которые были союзниками римлян.

После этого ни один документ не вспоминает имени антов. Но, подсказывает археология, речь может идти лишь о дунайской их ветви. Как пишет В.В.Седов, —

– поселения пеньковской культуры функционировали в течение всего VII столетия, и каких-либо следов аварского погрома в их культурных напластованиях не наблюдается. Нужно полагать, что сообщение Феофилакта Симокатты относится не к днепровско-днестровским антам, а к какой-то их группе, продвинувшейся в Подунавье и установившей тесные контакты с Византией.

Надо сказать, анты с самого начала не заладили с аварами. Как пишет Менандр Византиец (Протиктор), продолжатель Агафия, антам не хватило дипломатичности. И — добавим мы уже от себя — взаимных симпатий со славянами. Ибо те спокойно наблюдали, как –

– властители антские приведены были в бедственное положение и утратили свои надежды. Авары грабили и опустошали их землю.

Даже половцы, вечные враги русских, когда в их степи пришли татары, смогли убедить киевского и других южных князей проникновенными словами:

аще не поможета намъ, мы ныне исєчени быхомъ, а вы наоутрєе исєчени боудете

И неважно, что основой для решения русских князей о помощи половцам послужило куда более трезвое соображение:

оже мы, братье, симъ не поможемъ, тъ си имуть придатися к нимъ, тъ онємъ больши будеть сил.

Это половцев не касалось. Факт, что их дипломатия сработала… и довела русских до реки Калки…
А дипломатия антов не сработала. Возможно, из-за таких деятелей, как Мезамир? Вот как о нём написал византийский дипломат и историк VI века Менандр Протектор:

Угнетаемые набегами неприятелей, анты отправили к аварам посланником Мезамира, сына Идаризиева, брата Келагастова, и просили допустить их выкупить некоторых пленников из своего народа. Посланник Мезамир, пустослов и хвастун, по прибытии к аварам закидал их надменными и даже дерзкими речами. Тогда Котрагиг, который был связан родством с аварами и подавал против антов самые неприязненные советы, слыша, что Мезамир говорит надменнее, нежели как прилично посланнику, сказал кагану: «Этот человек имеет великое влияние между антами и может сильно действовать против тех, которые хоть сколько-нибудь являются его врагами. Нужно убить его, а потом без всякого страха напасть на неприятельскую землю».  Авары, убеждённые словами Котрагига, уклонились от должного к лицу посланника уважения, пренебрегли правами и убили Мезамира. С тех пор больше прежнего стали авары разорять землю антов, не переставая грабить её и порабощать жителей.

И неважно, что потом авары пришли и к славянам. И покорили их. И женщин их впрягли в свои повозки. И на стены Константинополя славянских воинов бросили, а затем убили за то, что те не смогли взять город. И византийцам их предавали, когда того требовали собственные политические интересы.
Это неважно.
Ибо славяне всё это пережили. И остались на земле.
А анты — нет.
Tags: Славяне до русских
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments