Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новая "Рублёвка"

Вроде бы есть шанс, что проект "Новая Империя" будет развиваться. Под него решил несколько подпереписать "Рублёвку". В конце концов, имею право под собственным именем издаться.
Итак, открываем мастерскую.

Серия "ИМПЕРИЯ"

Александр Пересвет

СЛЁЗЫ РУБЛЁВКИ. В ПРЕДЧУВСТВИИ

Аннотация

В предчувствии Империи – так ещё можно было бы назвать эту книгу. Действие её происходило в первом десятилетии XXI века. Когда Россия уже менялась, уже начала возвращаться в своё историческое и национальное естество. Начала выздоравливать после морока 90-х. Это ещё мало кто ощущал. Ещё веселились олигархи, лютовали бандиты, ещё бесилась "золотая молодёжь". Но те, кто ни по складу характера своего, ни по памяти своей, исторической и родовой, не хотел жить в продажной клоаке, что разлилась было на месте великой страны, уже начинали возвращать её на подобающее место. В мире – и в душах. Не понимая, не сознавая подчас этого, а просто решая свои собственные жизненные проблемы. Они не видели и не знали, что этим возвращают Империю. Но они – предчувствовали её…

Х
Их заметил экипаж автомобиля ППС, проезжавший поздним вечером по одной из одной из двух улиц Вилиса Лациса. Совершенно голую женщину и группу подростков, тащивших её в сторону Алёшкинского леса. Намерения последних были совершенно недвусмысленны.
Задержанные и по горячим следам тут же у машины допрошенные малолетки (двое, которых удалось отловить) ни в чём и не отпирались. Шли с бабой, да. Но ничего с нею не делали. Встретили уже в таком виде и просто хотели довести до милиции.
В Алёшкинском лесу как раз полно ОВД, да.
Дополнительное расследование – даже без телесных – быстро убедило юных сластолюбцев отказаться от лепета о своём альтруизме. Но в главном они оставались тверды. Тётку они встретили в таком именно виде. А дальше она сама ни в чём не отказывала. Шла мирно, куда ведут.
«Наверное, соблазнить хотела», - шмыгая носом, высказал предположение один из задержанных. Самый юридически подкованный.
Потерпевшая ни подтверждала, ни опровергала эти показания. Укрытая милицейским бушлатом, она в полной прострации откинулась на заднее сиденье «УАЗика», практически не реагируя на обращаемые к ней вопросы. Лишь медленно водила головою из стороны в сторону и улыбалась.
Нездешне.
- Да она, бля, обдолбанная! – вынес заключение старший патруля. И распорядился везти всех задержанных в отдел.
Он заметил, конечно, похотливый блеск в глазах водителя и двух своих патрульных. Понятное дело: находящаяся под кайфом наркоша - лёгкая и безответная игрушка. Но человек уже зрелый, имеющий взрослую дочь, старший показал кулак самому нетерпеливому, вознамерившемуся незамедлительно оценить упругость груди потерпевшей, сделал лицо прапорщика и твёрдо приказал ехать в РОВД. Там, дескать, разберёмся.
Поскуливающих задержанных погрузили в «обезьянник». Стоны про «они ж ничего, они её случайно встретили, она уже такая была, она сама предложила…» - проигнорировали. Хотя в пользу этой версии говорило то, что никаких предметов одежды женщины в радиусе сотни метров не обнаружили. На ней самой телесных повреждений тоже не было. Впрочем, одно место явно напрашивалось на пристальный интерес судмедэксперта – но соответствующий досмотр уж точно не дело патрульных.
В отделе ничего нового для прояснения этой истории установить не удалось. Дежурный только выматерился, приказав вызвать «неотложку» и отправить потерпевшую в больницу. Обдолбанная или просто больная – но ему не улыбалось докладывать утром про труп в «обезьяннике». А что там произойдёт дальше с неадекватной дамой – один лишь Бог весть.
Так у экипажа ППС второй раз «обломилось»: дежурный лишь сплюнул в ответ на прозрачный намёк: «А может, её это… в допросную?»
Потом оба, и старший патруля, и дежурный не раз поздравили себя с правильным, согласно закону, отношением к потерпевшей.
Когда выяснилось, кто она…

1.
-  Антон, я в шоке! Он меня бросил!
Телефон без паузы захлёстывают рыдания. Сейчас брызнет прямо в ухо…
Ох уж эти мне гламурные дамочки! Все эмоции на свете способны свести к одному слову! «В шоке»! В шоке по поводу новой коллекции от «Гуччо». От подружки сплетню услышала – опять в шоке. Кто-то кого-то бросил – то же самое…
А для меня это слово, вообще-то, – профессиональный термин.
Так, что ещё случилось? И - кто это?
По трагическим подвываниям в трубке невозможно узнать голос.
С клиентурой у меня в последнее время дела – тьфу-тьфу! – пошли в гору. Помогли те два недавних дела – найденная девчонка и возвращённый муж. Теперь ползёт обо мне среди клиенток прибыльный слушок.
Оно и понятно. Здешние жёны, особенно те, чья молодость несколько подрастаяла, готовы хоть в преисподнюю вцепиться, лишь бы та помогла им отражать налёты диверсанток. Длинноногих и юных. Тем более ненавистных, что многие нынешние добродетельные жрицы семьи и сами некогда отвоевали супругов в ходе таких же боевых операций. Прогнав с занимаемых позиций прежних жён.
Поэтому цену своему теперешнему «Мамаеву кургану» они знают прекрасно и драться за него готовы люто. Включая, как уже сказано, заключение пакта о взаимопомощи с самим чёртом.
А я всё-таки не чёрт. Хотя, с точки зрения некоторых, нахожусь с ним в смежных помещениях.
И хоть моя помощь предусматривает вознаграждение в виде денежных знаков, а не заложенной души, время от времени я позволяю себе разыгрывать капельку мистики ради поддержания такой точкиу зрения. В конце концов, присутствие или отсутствие чёрта при налаживании семейных отношений – вопрос чистой терминологии. А нынешним миром правит пиар. И вот он приводит новую клиентуру. А та приносит новые доходы.
Похоже, у одной из моих клиенток проблемы. И опять всё по тому же банальному поводу. Будто я консультант по вопросам семьи и брака.
– Я позвонила домой, в Москву… Случайно совсем… хотела поговорить с горничной… а он никуда не улетел! Он с ней… С той шлюхой! - голос на другом конце сотового канала срывается почти на визг.
А, теперь узнал. Анастасия Серебрякова. Одна из недавно обретённых клиенток. Нет, не гламурненькая. Как раз вполне нормальная. Даже хорошая. Не из «охотниц». Из «сэлф-мэйд», что называется. Обычная трудовая женщина, сама сделавшая себе жизнь. Вышедшая замуж по любви, случайно обретя свою любовь студенческих лет. Все эти «я в шоке» для неё как раз не характерны. Видно, и в самом деле в шоке оказалась.
Ну, оно и понятно. Любовь любовью, а семья – богатая. Миллионеры, можно сказать. Муж в бизнесе, самой можно не работать. Управляй себе домом, прислугой, развлекайся шоппингом, катайся за границу. Потому парадоксально, но закономерно: угнетённое состояние, сложности в семейной жизни, подозрения на неверность мужа. Общая неудовлетворённость своим положением в действительности. Несмотря на богатство.
Кто-то рассказал, что видел мужа с другой, тот имел глупость подтвердить, что встречается с журналисткой. Жуткая ошибка, кстати, с его стороны: как раз под этих-то «охотницы на богачей» чаще всего и маскируются. Затем муж стал часто задерживаться, нередко не ночевал дома. Каждый раз объяснение было логично и правдоподобно, но доверие от этого не прибавлялось. Беременность и рождение ребёнка тоже не вернули всё на прежний лад, а наоборот осложнили последнее, что связывало: секс. Недосказанность и растущее отсюда раздражение вызывали сцены, и –
- «Антон, помогите мне вернуть его!»
«Я ж не бабка-ворожея, Анастасия Павловна. И не потомственная колдунья. Всего лишь врач. Я не могу возвращать мужей». – «Нет, вы можете! Мне говорили!» - «Я могу только то, что можете вы сами. Я лишь помогаю тем силам внутри вас, которые…» - «Неважно… Я… Я прошу – спасите мне семью! Верните его! Я ведь его люблю!».
Очень похоже на правду. Любит. Не слишком распространённое явление в нашей местности…

* * *

Сейчас даже не надо быть медиком, чтобы понять: у моей клиентки близок истерический припадок. А то и классический globus hystericus. С её-то психосоматикой…
К сожалению, через телефон её не встряхнуть. Не протянуть стакан воды.
- Настя, успокойтесь, - сказал я как можно проникновеннее. – Объясните по порядку. Что случилось?
Надо сбить эмоции. Нужно направить сознание в конструктивное русло. А это закон: начал рассказывать – следовательно, начал успокаиваться.
Начала. Лишь несколько мгновений ещё удавливала всхлипы.
За ними слышны были шумы большой улицы.
- Всё было как обычно… Виктор занимался своими делами, - вот голос по-прежнему срывался. – Потом сказал, что срочно улетает в Мадрид. Контракт какой-то важный…
Анастасия на некоторое время остановилась, было слышно, что она сморкается.
Выговориться, сформулировать мысли, отодвинуть тем самым эмоции от опасного края – вот что сейчас важнее всего.
- Продолжайте, Настя.
- Он уехал. А я никак не могла найти свою новую блузку. Мы собирались с девчонками… Решила позвонить горничной в московскую квартиру. Узнать, не там ли она. И когда она собирается... Если скоро, то чтоб прихватила. А он! А вместо неё берёт трубку он, представляете! Я даже предположить не могла, что он…так... врал…
Голос снова завибрировал.
– Я говорю: «Витя? Что ты здесь делаешь?»
Новая порция «у-ы-ы-ы-ы». Надо пресечь:
- И что он ответил?
- Ну, я его совсем врасплох…
Тут она, видимо, представила, за каким занятием застала мужа врасплох. И снова взвыла. Потребовалось ещё какое-то время, чтобы её успокоить.
- И говорит, - Анастасия саркастически изменила голос, подражая интонации мужа: «Прости! Давно хотел сказать. У меня есть другая женщина».
Да, рубленые фразы Виктора ей удалось изобразить мастерски.
– Что мне делать, Антон?! А тут ещё эта милиция…
- Постойте, при чём тут милиция?
- Меня задержали-и! А я ничего… Я не понимаю, чего они хотят…
Та-ак, интересненько… Час от часу не легче! Какая милиция? Откуда милиция?
- А я не дома-а… Я поехала к нему… Я хотела всё ему высказать! Какой он…
А, тогда понятно. Значит, ГАИ…
Дэпээсники любят иногда поохотиться на машины богатых барышень. И кровь себе погреть приключением с «сильными мира сего», и подзаработать. Нет, они не останавливают просто так, для пошлого и в данном случае весьма рискованного  вымогательства. Здешние гаишники не дураки, чтобы придираться к отсутствию аптечки в навороченном «лексусе». Тем более, что она там наверняка есть. Дураки на этой трассе не выживают. А уцелевшие тактику «боевых действий» с богатыми водителями освоили отлично. Этакие маршалы Жуковы. С полосатыми жезлами вместо армий… К тому же каким-то верхним нюхом чувствующие, с кем из нарушителей не стоит связываться вовсе, а на ком можно срубить, как они говорят, баблоса.
Тем более что Кутузовский проспект – идеальный полигон для подобного рода вялотекущих, но постоянных военных действий. Когда он пустой, то буквально вынуждает подхлестнуть все свои триста «лошадок», и без того нетерпеливо бьющихся копытами цилиндров. И оп-па! Превышение. А когда, наоборот, Кутузник, словно варикозная вена, вздувается автомобильными пробками, - само собой как-то получается на осевую выехать. Хотя бы на секундочку, хотя бы для обгона. А это уже «встречка». И кудесник палки и свистка - как раз на месте!
В девяностые, бывало, всё проходило по-простому. Даже дверца не открывалась. В приопущенное окошко с одной стороны купюра появлялась, а с другой – всасывалась. И довольные друг другом контрагенты расходились.
Теперь такого романтического беспредела больше нет. Теперь надо поговорить, разобраться, поторговаться. Но порядок тот же – договориться, в принципе, можно. «Тарифы» разве что другие. Двадцаткой «зелени» уже не отделаешься. А решить всё лучше на дороге, а не в управлении ГИБДД и не в суде. Там будет дороже.
И что сейчас случилось? Никого не подбила, не переехала, ни в кого не врезалась?
- Настя, передайте, пожалуйста, трубку старшему из них, - прошу я мягко. – Я поговорю…
Tags: Слёзы Рублёвки. Предчувствие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments